Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






От смерти». 3 page





Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Старшие ребята вновь рассмеялись. Николай Андреевич же просто улыбнулся за компанию и поспешил задать свой вопрос Сэнсэю:

— А что ты имеешь в виду под интерпретацией, адаптацией этих знаний к человеческой логике? По-моему то, что ты сказал, вполне укладывается в рамки сознания.

— Как сказать, в современной голове частично укладывается и то не во всякое сознание, — полушутя заметил Сэнсэй. — Даже современному человеку с его довольно развитым мышлением тяжело объяснить действительный процесс сотворения Вселенной, даже такой факт, что такое «конечная бесконечность Вселенной».

— Конечная бесконечность Вселенной, — медленно повторил Виктор, очевидно как и мы безуспешно пытаясь вникнуть в смысл этой фразы.

Сэнсэй глянул на сосредоточенное лицо Виктора и пояснил:

— В нашем понимании расширяющаяся Вселенная создаёт понятие бесконечности. Несмотря на то, что галактики продолжают с нарастающей скоростью разлетаться друг от друга в никуда, в бесконечность, эта бесконечность ограничена. И ограничивается она крайними галактиками. Но за ними, за сферой действия Аллата, нет ничего. Ибо если в этом мире есть что-то, то это что-то может быть только благодаря Аллату. А где Аллата нет — там нет ничего. Когда расширяющаяся Вселенная достигнет определённых пределов, то есть галактики разбегутся на определённые расстояния друг от друга, и сила Аллата ослабнет, Аллат исчезнет из этого мира как сила. Когда исчезнет Аллат, исчезнет и всё вместе с ним, в том числе материя, время, пространство. Не будет даже пустоты. Ибо из ничего было возрождение и в ничто оно и превратится. В этом и есть феномен мироздания и самого Аллата.

— В ничто?! Ну, Сэнсэй, ты и сказанул! — в напряжении потёр свой лоб Женя, пытаясь разобраться. — Чего-то я не понял. Вот моя рука. — Женя продемонстрировал свою ладонь. Потом откопал полуприсыпанную песком ракушку и, отряхнув её, положил себе на ладонь. — Допустим ракушка — это галактики со всякими там звёздами и планетами. Вот они существуют. — Парень сжал ракушку в кулак и потряс им. — Потом прекратили своё существование. — Женя разжал кулак и выбросил ракушку. — Нет ничего. — Он вновь продемонстрировал пустую ладонь. — Но рука-то есть! Она как была, так и осталась.

— Это, конечно, неправильное сравнение, — проговорил с улыбкой Сэнсэй, — но в нём тоже есть действие Аллата. К примеру, если бы двадцать четыре года назад 18 апреля молодая стажёрка швейной фабрики по имени Валя не купила бы вечером бутылочку кефира и не спешила бы, втискиваясь в переполненный автобус 32-го маршрута, да так усердно, что разбила о ступеньки автобуса ту самую бутылочку, которая облила столь «драгоценной жидкостью» штанишки студенту 4-го курса Горного института по имени Виталий, то не сидел бы перед нами сейчас Евгений Витальевич со своей пустой рукой. Но, заметь, ракушка бы была. И в этом смысл Аллата.

После того как Сэнсэй закончил говорить, Женька сидел ещё несколько секунд молча, очевидно пытаясь «догнать» услышанное, а потом весело проговорил:

— Ну ничего так себе! Сэнсэй, ну ты закрутил! Вот сейчас я уже точно ничего не понял.

Сэнсэй усмехнулся и только хотел что-то сказать Николаю Андреевичу, как Женька чуть ли не подскочил на месте, точно ошпаренный кипятком, от осенившей его мысли.

— Минуточку, Сэнсэй! А откуда ты про кефирчик-то знаешь?! Ведь мне мать действительно когда-то рассказывала, что они с отцом познакомились из-за того, что она нечаянно разбила бутылку кефира на ступеньках автобуса!

На что Сэнсэй только рассмеялся вместе с ребятами, глядя на взбудораженного Женьку. Сэнсэй опять попытался что-то сказать Николаю Андреевичу, но Женьку словно прорвало на фонтан эмоций.

— Нет, Сэнсэй, откуда ты в курсе об этих событиях? 32 маршрут?! Да?! 32?! Надо у матери спросить, в каком автобусе они ехали. Но откуда знание таких подробностей?! Говоришь, штанишки она отцу запачкала…

Сэнсэй вновь улыбнулся вместе с ребятами, а затем в третий раз предпринял попытку сказать что-то Николаю Андреевичу.

— Вот видишь, так это речь идёт о современном человеке с развитым мышлением. А что говорить о людях, живших в те времена…

Женька же никак не мог успокоиться от услышанного и громогласно пояснял Стасу, который в это время пытался сосредоточиться сквозь этот «шумовой генератор» на речи Сэнсэя.

— Блин, я и то не знал эти подробности! Нет, надо же! Вот так кефирчик! Сэнсэй, ну как…

В это время Стас не вытерпел и по-дружески «рявкнул» на парня:

— Да угомонишься ты или нет, кефирный ты наш! Дай послушать.

На что Женька комично зажал себе рот и, борясь со своим желанием высказать всё и сразу, ещё пытался что-то там произнести, но вместо этого прозвучали лишь нечленораздельные звуки, рассмешившие всех ребят. После этого парень с трудом замолчал и с горящими от эмоционального перевозбуждения глазами принялся жадно слушать рассказ Сэнсэя.

— Как и в те времена, так и в эти в принципе мало что изменилось. Люди до сих пор не могут понять, как из ничего может появиться что-то. Это нарушает логику. Логика не способна воспринять нелогичность. Человек может воспринять что-то нелогичное, лишь поверив в него, как говорится, на слово. Но наука и вера у нас сегодня существуют практически отдельно друг от друга. Науке нужны факты, то, что можно пощупать, потрогать, увидеть или хотя бы теоретически доказать. Поэтому для нынешней науки не понятно, что значит «Вселенная зародилась из ничего» или что значит «конечность бесконечной Вселенной». Ведь по логике вещей раз что-то «конечно», значит за ним должно быть что-то, что определяет эту конечность: стенка, пустота или наличие ещё чего-нибудь, поскольку этот мир в их понимании подчинён материальным законам. Но мы ставим во главе материю, поскольку сам наш мозг материален, и по большей части мы мыслим, оцениваем происходящее категориями логики. Когда мы думаем, что за Вселенной нет ничего, это замыкает наше сознание на нелогичности этого восприятия. Хотя наш мир на самом деле — соединение духовного и материального — существует соответственно по законам этого слияния, а не просто законов материи, как полагают сейчас.



— А как же фаэтонцы это поняли, раз они знали об Аллате? Или же у них был другой мозг? — с некоторой долей скептицизма спросил Николай Андреевич.

— Отнюдь. В принципе такой же самый мозг, ведь они тоже относились к человекоподобным. Просто в связи с развитием науки они дошли до большего понимания, чем мы. И, тем не менее, это не спасло их от гибели.

— От какой такой гибели? — насторожился Руслан.

— Почему? — одновременно с ним поинтересовался Николай Андреевич.

Сэнсэй ответил несколько отвлечённо:

— Потому что человек двойственен, он состоит как из духовного, так и из материального. И главная задача существования человека — это духовно вырваться из материального плена, используя в том числе и научные знания для разрушения иллюзии бытия. Но никак не тешить свой эгоизм лишь «пониманием» высших законов материи, пребывая в это время в грязи своих мыслей. Ведь этот мир для нашей истинной сущности — души — не наш мир и не наша подлинная стихия. Ведь мы лишь временно пребывает в этом мире. И на все наши духовные метания, поиски Бога толкает именно духовное начало. Поэтому мы отчаянно и бросаемся на разыскивание способов собственного спасения через книги, практики, религии, даже науку, в тайной надежде, что она, в конечном счете, приведёт нас к пониманию присутствия Бога в каждом Его творении от микро- до макрокосмоса. Ибо этот мир для нас — не просто школа, а своеобразный материальный плен, где душа может либо окончательно погибнуть из-за духовной несостоятельности в процессе реинкарнации, либо прийти к Богу.

Сэнсэй немного помолчал и добавил следующее:

— Так что мир Вселенной создан уникально. Проявление Аллата в этом мире без Лотоса, как высшего духовного, не имело бы смысла. А не было бы Аллата, не было бы и проявления Лотоса в этом мире.

Николай Андреевич несколько с удивлением глянул на Сэнсэя и живо проговорил:

— А поподробнее об этом моменте можно? Как понять — «не было бы Аллата, не было бы и проявления Лотоса в этом мире»?

— Лотос олицетворяет привнесение высшей духовности в мир материи, а Аллат — духовную силу, способную формировать материю. Любая материя без духовности и разума просто бессмысленна. Вот я приведу тебе простой пример. Художник задумывает картину. Это есть проявление действия Лотоса. Далее он рисует картину. Рисует для того, чтобы воплотить через краски своё духовное состояние, внося в своё творчество частичку своей души. Он рисует её не для себя, а для людей, для того, чтобы эту картину оценили люди, прочувствовали то, что он в неё заложил. То есть, этот акт творения есть как бы воплощением духовного состояния в материю, с помощью силы Аллата, как следствие проявления Лотоса. Начиная от приобретения холста, красок и заканчивая появлением сюжета и облачения в рамочку — это есть Аллат. Причём в проявлении сюжета начинает действовать и Лотос, то есть сам момент передачи мысли в реальный образ. Восприятие той красоты, того духовного, что в неё заложил художник, — это Лотос. Поэтому не было бы Аллата, не было бы и Лотоса. И Аллат без Лотоса не имел бы смысла. А не было бы Аллата в этом мире, не было бы и Вселенной. Был бы один мир Бога, где есть чистота духовности — высший Лотос и совершенно другая, отличная от материи, исконная форма проявления Аллата.

— А если бы художник нарисовал эту картину и уничтожил её, так никому и не показав?

— То Лотос, как таковой, так бы и не проявился и Аллат был бы бессмысленным. Кстати, то же касается и сотворения Вселенной. Если бы Вселенная создавалась только ради планеты Земля, на которой бы существовал единственно разумный во всей Вселенной вид человека, то не имело бы смысла вообще создавать Вселенную. Ведь никто бы не стал строить огромный консервный завод и такое же овощехранилище всего лишь ради одного помидора. Во Вселенной же существует множество миров и разумных существ, что подтверждает множественность и гармоничность проявления Аллата. А гармония Аллата в том и заключается, что всё, что ни делается, делается очень точно и к месту. Поэтому Вселенная многообразна в проявлении различных форм жизни. И всё во Вселенной, благодаря Аллату, находится на своих местах в абсолютном для них порядке.

Когда наступила очередная пауза в разговоре, Николай Андреевич задумчиво произнёс:

— Я чувствую, что приближаюсь где-то к пониманию того, что ты сказал, но над этим надо ещё глубже поразмыслить, чтобы понять до конца. И всё-таки у меня уже сейчас возникло два вопроса. Просто хочется во всём разобраться, всё расставить по полочкам. Вот ты говорил раньше, что всё мироздание состоит из частички По. Из Аллата получается также всё состоит. И как понять: По включает в себя Аллат или же Аллат — По, или же это одно и то же? Я просто хочу осмыслить…

И здесь Женя добавил с соответствующей моменту интонацией:

— …здраво.

Наш коллектив вновь прыснул от смеха не столько из-за Женькиной шутливой интонации, сколько потому, что мы между собой называли доктора «Здравый смысл нашей компании», из-за его постоянных попыток докопаться до «сути». Сэнсэй же, не обращая внимания на наше весёлое настроение, ответил Николаю Андреевичу вполне серьёзно:

— Частичка По — это то, из чего состоял первичный хаос. По в отношении Аллата,.. ну скажем так, чтобы тебе было более понятно... Допустим, зерно По есть песок. Аллат — это сила, которая творит и этот песок, и камень из этого песка согласно плану первичного Лотоса. Конечный результат — идеальная форма и красота этой песчинки, камня есть проявление Лотоса. То есть, если говорить в отношении Вселенной, то частичка По — это то, из чего состоит вся материя, Аллат — это то, что сотворило эту первичную материю, упорядочивает всё, заставляя двигаться, перемещаться, преобразовываться по определённому плану первичного Лотоса. А сам Лотос есть проявление божественной гармонии и красоты.

— А-а-а, — протянул Виктор. — По поводу Аллата и Лотоса, это, как я понял, получается происходит приблизительно тот же процесс, что и у нас в жизни: Бога мы не видим, но, благодаря проявлению гармонии и красоты, мы ощущаем присутствие Бога в этом мире.

— Да, — подтвердил Сэнсэй.

— Хорошо. Это понятно, — кивнул Николай Андреевич. — А теперь другой вопрос. Я так понял, существует две творческие силы: высшего духовного начала — Лотос и сила, которая лежит в основе всей материи, — Аллат. Если этот мир, я имею в виду Вселенную, был создан благодаря созидающим творческим силам, то откуда возникает сила разрушения, откуда проявляется зло, если в основе материи лежит Аллат?

— Вся проблема в том, доктор, что ты мыслишь стандартно, — с улыбкой сказал Сэнсэй. — То, что ты полагаешь под понятием разрушения, начиная от разрушения галактик и заканчивая гибелью той же бактерии — это всего лишь процесс эволюции, который выражается в том числе и в виде того же инстинкта сохранения биологических существ, их борьбы за выживание. Пока действует сила Аллата, распад одной материи, энергии приводит к созиданию другой формы материи, энергии. Это всего лишь переход из одного состояния в другое. Или точнее сказать, изменчивое постоянство Аллата. Ведь все планеты, галактики, даже камни, которые ты считаешь неживой материей, — по сути живое, не говоря уже о биологических, разумных существах. Просто у каждого вида материи своя жизнь. В них также есть те же атомы, электроны, которые двигаются вокруг ядра. Вся материя, и живая, и неживая — это всего лишь есть различные комбинации определённого числа элементов, которые через определённый период времени, благодаря Аллату, преобразуются в другое состояние материи, не более.

Зло же есть проявление человеческого мира. Человек, в отличие от тех же зверюшек, растений, камней, способен выбирать между конечным миром материи и бесконечным духовным. Человек обладает гордыней, эгоизмом, себялюбием, являющихся побочным эффектом сознания, как ни одна другая зверушка. Но у него также есть воля и выбор и за свои действия он отвечает сам. Он может быть вечен, благодаря своей душе, а может быть временен, как материя. То есть, ему дан выбор: в прах ли ему превратиться с полной аннигиляцией души или уйти душой в вечность. Проявление Аллата, я имею в виду в качестве временного промежутка в виде человеческой жизни, для человека иллюзорно. Людям кажется, что всё у них ещё впереди. Но на самом деле у человека гораздо меньше времени, чем кажется, тем более в этой сфере. Жизнь пролетает в одно мгновенье и в это мгновенье нужно успеть сделать правильный выбор. Так что зло как таковое свойственно только человеку и происходит оно из-за двойственности самого человека и его неверного выбора.

После расспросов Николая Андреевича наш Костик, очевидно, решил сумничать и задать свой «принципиальный» вопрос:

— Сэнсэй, а вы вроде бы говорили, что Аллат — это женское начало. Но тут же вами сказано «он проявился», «он действовал»…Так это всё-таки он или она?

Сэнсэй усмехнулся и спросил парня:

— А электрический ток — это он или она?

— Он, — уверенно ответил Костик. — Ток ведь мужского рода.

— А молния?

— Она.

— Но ведь молния это и есть разряд электрического тока.

Костик нахмурил лоб, видимо пытаясь сопоставить в уме услышанное. В это время Женя стал рассуждать вслух сам с собой.

— Ну да, молния — это женского рода. Молния — это электрический ток. А ток — мужского рода. — И, запнувшись на этом месте, умоляюще поднял глаза на Сэнсэя. — Сэнсэй, ну, ну опять ты так отвечаешь. Я только-только начал хоть что-то понимать.

Стас, засмеявшись вместе с остальными, положил руку на плечо другу и сказал:

— Да не парься ты так по этому поводу. Ты физику учил? Что такое ток? Это направленное движение заряженных частиц. Это условное определение. До сих пор же никто толком не знает, чем или кем на самом деле является электрический ток. А если доподлинно неизвестно что это такое, то остаётся неизвестным и какого оно пола.

Весь коллектив вновь рассмеялся на эту потешную трактовку Стаса. Один только Николай Андреевич пребывал в задумчивом состоянии, не реагируя на наш юмор. И когда смех прекратился, он проговорил:

— Изменчивое постоянство Аллата… Хм, довольно-таки интересное понятие… Значит, знания об Аллате были утрачены…

— Ну как сказать, утрачены, — пожал плечами Сэнсэй. — Не полностью конечно, но то, что осталось — это крупицы от того, что было… Так, обрывочные сведения, оформленные в легенды и мифы и те исковерканные до неузнаваемости. Но это и понятно. Во-первых, чтобы объяснить происхождение Вселенной, пользовались ассоциативными толкованиями. Первичный хаос, к примеру, объяснялся как среда безбрежного океана для того, чтобы человек, не имевший даже малейшего представления, что такое среда космоса, мог понять, сравнив это с тем, что он видел здесь, на Земле. Или же зарождение Вселенной ассоциировали с понятием яйца и его внутренней субстанции, из которого якобы и возник этот мир. Вода зачастую выступала в роли женского начала как аналог материнского лона, а также оплодотворения мирового яйца. Аллат стали сравнивать с Праматерью всего сущего, поскольку понятие проявление силы женского начала было ближе и яснее человеку в качестве примера матери, а не такого определения, как «Предтеча времени», «воплощение воли Бога». А затем, не без помощи Аримана, само слово Аллат было заменено схожими по значению именами из местных наречий «для лучшего понимания» разными народами, а на самом деле, раздробив целое и единое на отдельные запутанные множества.

— Да уж, это у него хорошо получается, — с юмором высказался Виктор.

Ребята грустно усмехнулись.

— А о Лотосе эти народы знали? — поинтересовался Костик.

— Безусловно. Лотос и сейчас ассоциируется как символ творящей силы, связанный с женским принципом, как символ чистоты, духовности, космической самопорождающей сути, источник жизни, вечное рождение как божественное, так и сверхчеловеческое, бессмертие и воскресение к вечной жизни. Структура цветка лотоса до сих пор символизирует взаимодействие женского и мужского начала. Довольно часто лотос упоминается в космогонических мифах разных народов в качестве универсального принципа творения. Просто Лотос относится к чисто духовным понятиям, поэтому знания о нём более-менее сохранились. А Аллат проявляет физические свойства, и знания о нём относятся больше к материи. Поэтому эти знания очень быстро утрачивались, из-за обычной человеческой глупости и эгоцентризма: кто-то присваивал их себе, кто-то просто утаивал и так далее. Между прочим, современная фраза «кто владеет информацией, тот владеет миром» в некотором смысле имеет свои корни в древности. Ибо вначале была фраза «Кто владеет Аллатом, тот владеет миром», чуть позже «Кто владеет таблицами судеб, тот владеет миром». И так дело дошло до «информации».

— А что за таблицы судеб? — поинтересовался Юра.

— Сейчас расскажу. Вот возьмём показательный пример, как преобразовывались знания об Аллате у древних шумер и что мы имеем благодаря этому на сегодняшний день. Шумеры пришли в долину рек Тигра и Евфрата уже со своей культурой и знаниями, в том числе и знаниями об образовании мира, включавшими в себя понятие об Аллате. Свои знания они передавали из поколения в поколение в основном устно, отмечая важное из них пиктографическими письменными текстами. Основная масса того, что дошло до нас от шумерских текстов, описывающих их миропонимание, относится к концу III началу II тысячелетия до нашей эры, то есть когда шумерский язык уже изучался лишь как язык богослужения. В это время на территории шумер как раз утверждаются аккадцы.

— А кто это такие? — спросил Андрей.

— Аккадцы — это семиты, которые на несколько веков позже шумер поселились в северной части Двуречья. Потом они подчинили своему влиянию юг Двуречья, объединили эти земли, создав «царство Шумера и Аккада». Позже, с возвышением Вавилона, эти территории стали называться Вавилонией.

— Ну да, получается история шумерского Двуречья, не без помощи «соседа», плавно перекочевала в историю семитских народов, — прокомментировал Володя.

— Аккадцы по сути переняли более развитую культуру и знания у шумер, в том числе знания о мироздании, — продолжил рассказ Сэнсэй. — И не просто переняли, а записали, правда переделав их на собственный лад, согласно своим представлениям, дополнив пояснениями и комментариями. Да ещё плюс современные неточности перевода, неясности для учёных некоторой этимологии древних слов, с добавлением опять-таки предполагаемых версий самих учёных. Но даже сквозь эту толщу искажающих плёнок можно усмотреть следующее…

Согласно шумерской космологии вначале всё мировое пространство было заполнено океаном. В его недрах таилась Праматерь всего сущего — Намму, в чреве которой возникла космическая гора, давшая начало небу (Ан) и земле (Ки). Причём постоянный эпитет богини-прародительницы Намму был «мать, давшая жизнь всем богам», «мать-созидательница неба и земли». Самое интересное, что в аккадских текстах она уже почти не встречается, поскольку там уже идёт воплощение аримановской идеи — доминация мужского начала. В другом шумерском мифе угроза хаоса возникает с рождением Энлиля. Хочу обратить ваше внимание, что элемент «лиль» означает не просто «ветер», а «дуновение воздуха». Его воздушная так сказать субстанция, по представлениям шумер, и была первым заполнением космического пространства и первым носителем движения.

— Дуновение воздуха, первое заполнение, — задумчиво повторил Виктор и тут же оживлённо промолвил: — Им было известно за наполнение «пузыря» Вселенной?

Сэнсэй лишь загадочно улыбнулся и продолжил:

— Раньше у шумер имелось и такое понятие, как Аллат, произносившееся позже как Алад, означающее вначале «всеприсущую жизненную силу», а позже персонифицированное до уровня жизненной силы человека. В аккадском варианте это уже звучало как шеду и объяснялось как тип демона, по первоначальной легенде нейтрального по отношению к человеку, а с конца старовавилонского периода и вовсе почитавшегося в качестве доброго духа, одного из хранителей каждого человека. Но самое интересное, как человеческая фантазия, особенно бурно работающая под влиянием мировоззрения Аримана, может перекрутить истину в прямо противоположном по значению направлении. Так, аккадский Шеду перерастает в еврейский Шедим, которым в ветхозаветных преданиях именуют уже злых духов, демонов, бесов, коим люди приносили в жертву животных и даже якобы своих детей. О них говорилось, что они вредоносны, так как входят в людей, наводят безумие и порчу, учат колдовству.

Было и ещё такое интересное понятие у шумер, как «Ме», которое когда-то относилось к характеристике проявления сил Аллата. В шумерской мифологии о Ме говорилось как о могущественных божественных таинственных силах, которые давали обладающим ими богам больше сил и власти. Шумерские представления о Ме переросли в аккадские представления о «таблицах судеб», которые определяли движение мира и мировых событий, причём подчёркивалось, что обладание данными таблицами обеспечивало или подтверждало мировое господство. Более того, в аккадской космогонической поэме «Энума элиш» первоначально данными таблицами владела богиня Тиамат, затем Кингу и Мардук.

Учитывая возрастание доминации агрессивной силы мужского начала на то время, не без помощи «политики» Аримана, первичные предания стали уже интерпретироваться в другом свете. Так, в аккадской мифологии Тиамат («море») выступает в качестве первозданной стихии, воплощения мира хаоса и в то же время как созидательница первых богов с супругом Апсу. Надо отметить, что начиная с аккадского и особенно вавилонского периодов, роль женского начала, даже в мифах, резко сводилась к минимуму. Это вы можете и сами проследить по общему уменьшению значимости женских божеств и низведения их роли до второстепенных, просто как супруг своих божественных мужей. Так вот, согласно вавилонской версии мифа о творении мира, в бесконечно первозданном океане не было ничего, кроме двух страшных чудовищ — праотца Апсу и праматери Тиамат. Вавилонцы почерпнули это у аккадцев из их поэмы «Энума элиш», целью которой, в свою очередь, было возвеличить их бога Мардука и показать, что он прямой потомок и законный наследник древних могучих сил, в том числе и якобы шумерских богов. Далеко не случайно в этой поэме аккадцы включают своё нововведение в отличие от шумерских представлений, описывая сражение старых и новых богов, насильственного свержения древних порядков и сил, выделяя основную аримановскую идею, что власть можно получить по праву сильнейшего. Более того, в этой поэме Тиамат, возглавляющая старших богов, не просто побеждается младшими богами во главе с Мардуком, который, между прочим, согласился защитить остальных богов только за право быть верховным богом над ними. Он жестоко убивает Тиамат, рассекая её тело на части, из которых и создаются небо и земля. Мардук становится центральным божеством вавилонского пантеона. Но самое интересное, что библейский вариант предания о хаосе, который сохранился в книге Бытия и в некоторых других частях Библии, писался практически по вавилонской схеме. И та же «мировая бездна» — это перевод древнееврейского tĕhŏm, слово, родственное аккадскому Ti âmat.

— Да уж, — усмехнулся Володя. — Вот так Мардук, всем Мардукам Мардук!

— Кстати говоря, Мардук — это аккадское наименование, означающее «солнечный телёнок», а позже ставший в Вавилоне «золотым телёнком», которому все поклонялись. Его называли и Мар-Дуку — «сын Дуку». Ещё одно перекручивание. «Дуку» у шумер означал в буквальном переводе «священный холм», где жили боги, то есть Мировую гору. Когда же возник Вавилон, то место «жилища богов» стали приписывать к восточной окраине Вавилона. Ну а в нововавилонских текстах уже конкретно указывали, что Дуку — это место в главном храме Мардука в Эсагиле города Вавилона, где «бог определял судьбу».

— Эсагиле? — переспросил Виктор.

— Было когда-то такое место, ставшее впоследствии одним из «лежбищ» Аримана. Причём Мардук у них был высшим божеством, которому приписывали такие эпитеты, как «владыка богов», «отец богов», «судья богов».

— Вот так, а люди им верили, — с сожалением покачала головой Татьяна.

— Многие люди и сейчас не знают, кто конкретно стоит во главе их религий, и продолжают верить в ту идеологию, которую им преподносят их «пастухи», в том числе и по поводу материального воскрешения в своём теле в раю. Но смысл даже не в том, знаешь ли ты, кто за всем этим стоит или нет. Смысл в том, что если ты в духовной чистоте идёшь к Богу, то никакая грязь этого земного болота к тебе не прилипнет. Потому что чистые помыслы, помощь людям, духовная любовь и стремление души к Богу — это и есть та защита, которая, как у цветка лотоса, предохраняет первозданную чистоту души человеческой во время её роста и жизни от грязного болота бытия. Есть такая древняя восточная мудрость: «Всякий, кто с доверчивым сердцем, полным любви и чистых помыслов прибегает к Богу, не погибнет».

Сэнсэй немного помолчал, а потом продолжил свой увлекательный рассказ:

— Так вот, возвращаясь к понятию Ме, хочу обратить ваше внимание ещё на одно древнейшее шумерское божество по имени Энмешарра. В переводе с шумерского это означает «владыка всех Ме». Причём Энмешарра вместе со своей супругой Нинмешарра считались предками древнейшего и почитаемого бога Ана (небо) и его сына Энлиля. Любопытно, что сохранились упоминания, что у этой пары было семь детей. Шумерское «имина-би» — «их семь».

Упоминание о сущности Аллата можно найти и у других древних народов. К примеру, взять тот же Древний Египет. Согласно мировоззрению древних египтян, изначальный мир представлял собой хаос, первозданную пучину вод по имени Нун, из которого и произошло всё сущее. Причём в современных переводах отмечается, что в нём соединялось три ипостаси: творца вселенной, отца богов и духовной силы. То есть, говоря проще — Бога, Лотоса и Аллата.

Кстати говоря, в знаке Шамбалы изображается цветок лотоса, внутри которого находится усеченная пирамида и вверху треугольник — вершина пирамиды с глазом внутри. Глаз — это всевидящее око Бога. А треугольник означал соединение этих трёх принципов построения Вселенной... Знания о сотворении Вселенной через объяснение тройственного принципа породили прообраз троицы, которая упоминается во многих религиях. Из-за адаптации к человеческому восприятию, эту троицу вначале объясняли как божественную семью: Отец, Мать и Сын. Но затем люди убрали женское начало и заменили его понятием святого духа. Так оно и осталось до сегодняшнего дня… Смысл троицы, в значении Бога, Лотоса и Аллата, сводится к тому, что соединение этих трёх сил приводит к созданию совершенно новой формы существования от микро- до макроуровня. Со временем из этого определения люди сделали величайшую тайну, которую передавали религиозные руководители своим близким «преемникам» как наивысший тайный смысл бытия. Хотя ничего в этом тайного нет. Знать определение не означает владеть глубиной его понимания.

В древнеегипетском сказании упоминается и такое, что внутри Нуна находится творец (Атум, Хепри), который из Нуна творит всё сущее. Между прочим «хепри» означает «возникший» и зародилось от слов «возникнуть», «произойти». Атум же в своё время почитался в качестве бога солнца, создателя мира, который возник из первобытного хаоса как первозданный холм. Но это уже интерпретация более древней легенды о боге солнца Ра, которая, в свою очередь, также была позаимствована из более старинных преданий о других богах Древнего Египта. Согласно одной из легенд, из первозданных вод появился холм и на нём распустился цветок лотоса. Оттуда появилось чудесное дитя солнце-Ра, «осветившее землю, пребывающую во мраке». По другим же интерпретациям этих знаний, появление солнца связывают с яйцом, снесённым на поднявшемся холме птицей «великий Гоготун». Здесь уместно упомянуть, и я думаю вам небезынтересно будет узнать, что в книге Бытия в описании сотворения мира на самом деле используется один из древних образов, а именно оживляющее сошествие «духа божьего» к мировым водам, которое в иудейском тексте изображается через метафору птицы, высиживающей яйцо.







Date: 2015-05-22; view: 262; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2022 year. (0.013 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию