Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ареал, Зеленая Зона, Административный квартал Сателлита, конференц-зал Совета Директоров РАО «Ареал», 4 июля 2012 года, пятый день после Выброса, 12 часов 17 минут





 

— Это с самого начала была афера! — генерал Белов был зол и мрачен. — И мы на неё попались! Вот, ознакомься! — Он протянул Лозинскому документ. — Это итоговая сводка моих аналитиков.

Вице-премьер взял бумагу и углубился в чтение. По мере изучения документа он хмурился всё сильнее и, дочитав до конца, бросил бумаги на стол, с трудом сдерживая эмоции.

— Всё это организовал один-единственный жалкий майор-дуболом из ОСОП?! — Лозинский с ненавистью скривился. — И все твои люди оказались не в состоянии предугадать его действия?!

— Этот Плетнёв далеко не один-единственный! — огрызнулся Белов. — У него в команде оперативный сотрудник из группы Рентгена, профессионал высочайшего класса, ты же читал список! Плюс боевики с опытом работы в Жёлтой Зоне, один из лучших сталкеров Поискового отдела, связи с местным населением, свой агент у нас в юридическом отделе! Они завербовали Волконского очень красиво, старый идиот с удовольствием пошел на сотрудничество с ними втайне от нас! Такой комплекс оперативных мероприятий тупому дуболому не по плечу, Валентин! Это очень опасный противник, он организовал в Жёлтой Зоне, заметь, там мы бессильны, целую подрывную организацию, надо признать, очень эффективную! Они работают слаженно и профессионально, каждый из них занимается своим сегментом, там дилетантов нет! Они чётко просчитали наши действия! Подбросили нам наживку в виде лекарства от Зависимости, и этот с виду безобидный сопляк, а в действительности матерый рецидивист Никитин, он же Рас, грамотно разыграл спектакль, который позже был раздут тупым стадом до колоссальных размеров. Чтобы мы теперь ни говорили о несостоятельности слухов об этом чертовом пне, нам не поверят. Решат, что мы просто не хотим делиться грязью и прикрываемся различными оправданиями.

— Ну, Альянс это не развалит, — Лозинский принялся задумчиво размышлять. — Мы даём им слишком вкусное лакомство, чтобы от него отказываться. К тому же этот Болт не вернулся, и никакой лечебной грязи у нас нет, и обвинить нас не в чем. Да, их оппозиция попытается извлечь из всего этого собственную выгоду, но она не будет существенной. Предлагаю объявить экспедицию в Красную Зону погибшей, а этот ОСОП уничтожить при задержании. Они ведь подвергшиеся зомбированию террористы, за их головы назначена награда, это общеизвестно.



— Это гораздо легче сказать, чем сделать! — Белов держал себя в руках, но Лозинский хорошо знал своего двоюродного брата и прекрасно понимал, что тот в бешенстве. — Мы не можем добраться до Плетнёва с его ОСОПом больше полутора лет. И не только мы. В их команду помимо оперативников входят ещё и шибко умные ученые, нашедшие способ постоянно существовать в условиях Желтой Зоны. Они добывают там воду, изготавливают чуть ли не мифические лекарства, как выясняется, даже умеют добывать электричество! Если бы не потребность в продовольствии, ОСОП существовал бы полностью автономно. Но фактически они уже стали неприкасаемыми, особенно после появления передатчика и предупреждений о Выбросах! Согласно агентурным данным, все крупные группировки считают более выгодным мириться с их существованием и получать медикаменты и оповещения, чем пытаться уничтожить ОСОП. Нападения на них практически полностью прекратились. Есть подозрение, что, как только мы попытаемся ликвидировать банду Плетнёва, нам станет негласно мешать та самая оппозиция наших марионеток!

— У нас же теперь есть УИПы, функционирующие в Жёлтой Зоне, — напомнил вице-премьер. — Разве это не решает проблему с поиском и уничтожением банды?

— Лишь частично, — поморщился генерал. — У моих людей нет опыта, они никогда не работали в Желтой, а использование новых УИПов там имеет свои особенности, довольно серьёзные. Со временем мы это исправим, но я подозреваю, что этого самого времени у нас может и не быть.

— Что ты хочешь этим сказать, Эдуард? — напрягся Лозинский. — Чем нам опасна банда голодранцев, пусть даже неплохо подготовленных, не высовывающих нос из Жёлтой Зоны?

— А ты подумай! — зло скривился Белов, сгребая в горсть аналитическую записку. — Всё это, — он потряс скомканной бумагой, — они устроили, чтобы получить себе Болта. Зачем он им понадобился?

— Насколько я понимаю, Болт единственный, кто может добраться до Красной Зоны и вернуться оттуда невредимым, — ответил Лозинский. — Будет бегать для них за камнями и осколками в Эпицентр, конкурентов у него… — Вице-премьер умолк на полуслове и тревожно посмотрел на собеседника: — Он способен дойти до Эпицентра… Рентген?! Спустя два года?! Ты уверен?!!

— Никаких оснований, кроме собственных предчувствий, у меня нет, — поморщился Белов. — Но мне и этого достаточно. Вот тебе версия, Валентин: два года этот Болт был никому не нужен, и вдруг сейчас Плетнёв организовывает операцию по его освобождению, да ещё такую рискованную. Для чего? Болт может добраться до Эпицентра. И Рентген со всем компроматом исчез там же. Что если он не погиб, как мы были уверены, а всё это время находился, например, у того же Плетнёва, а теперь желает получить некие данные, которые, как вариант, оставил в Эпицентре, когда в спешке его покидал? Тот контрразведчик из госкомиссии, Кварц, который работает на Плетнёва, вполне может оказаться Рентгеном. Конечно, я могу ошибаться, но в одном я уверен совершенно точно: Болт нужен Плетнёву для похода в Эпицентр. Там есть нечто, получить которое ему сверхважно. И я предпочитаю не гадать на кофейной гуще, что это: дешевые грязные камни или компромат на нас!



— Согласен, — Лозинский спешно обдумывал услышанное. — Что ты предлагаешь?

— Мы должны пойти на крайние меры, — решительно заявил Белов. — Во-первых, надо объявить всем, что Болт нашел лекарство от Зависимости и скрывается с ним от всех, набивает цену. В знак серьёзности своих намерений он уже уничтожил, скажем, половину пня, остальное собирается продать за огромные деньги, заплатить которые способна совсем небольшая группа людей. Это вызовет ненависть среди голодранцев и увешанного оружием быдла, пусть его ищут все и везде, подобный поворот событий сыграет нам на руку. Если кто-нибудь его найдет, об этом очень быстро узнают все, а мы устроим ему несчастный случай. Второе: необходимо использовать любые средства для ликвидации банды Плетнёва.

Генерал недовольно скривился, постукивая по столу пальцами, и со вздохом досады продолжил:

— Мой идиот племянничек умудрился испортить выпавший нам удачный шанс! — Белов вновь поморщился. — Один из его людей вычислил эту Екатерину Петрову, агента Плетнева, и установил факт вербовки ею Волконского. Но вместо того, чтобы установить за обоими тотальное наблюдение, мой придурок арестовал обоих, да ещё устроил из этого целую войну, обернувшуюся серьёзными потерями! Теперь Плетнёв знает, что его агенты провалены. Допросы с пристрастием почти ничего не дали. Волконский едва не умер от страха и рассказал всё, ты в курсе. Петрова оказалась заранее подготовлена к провалу и потому дала минимум информации — списочный состав банды и приблизительное представление о работе УИПа в Желтой Зоне. Большего она не знает. Но в Москве у неё осталась дочь, в настоящий момент живет с престарелыми родителями. Предлагаю использовать этот рычаг. Направим туда соответствующих специалистов, пусть социальные службы проведут экспертизу, в результате которой окажется, что немощные старики не в состоянии обеспечить несчастному ребёнку, фактически лишившемуся родителей, даже минимальные условия для существования. Органы опеки заберут дочь на законных основаниях, а дальше уже моё дело. Я хочу взглянуть, как отреагирует чета Петровых на перспективу своей дочери стать Зависимой. Можно даже организовать сиротский приют в Сателлите. Аналогично посмотрим, что можно предпринять в отношении семей остальных террористов. Но в этом мне потребуется помощь твоих «Неравнодушных». Они должны создать соответствующий информационный фон.

— Организуем, — кивнул Лозинский. — Развернем всё в виде кампании фонда в защиту прав узников Ареала. Мол, дети и семьи желают видеть своих родителей и мужей хоть иногда, надо позволить им встречи на Нейтральных территориях, ну и так далее. РАО, разумеется, будет всячески этому препятствовать, сошлемся на Полтергейст и Режим Чрезвычайного Положения. В итоге всех необходимых жён-детей и тому подобное сами же правдолюбцы и привезут к нам поближе. Да ещё и торжественно, с пафосом и пиаром. Нашего участия в этом не будет.

— Подходит, — оценил Белов. — Остальное организуют мои люди. Помимо этого, возможно, потребуется подкинуть Плетнёву дезу через Абрамова, чтобы выманить из логова в удобное нам место. Но над этим ещё предстоит подумать. В письме Володина требует опубликования всех переданных Абрамову данных в открытой печати в качестве подтверждения получения послания. Это не в наших интересах, так что пока я не принял решения, как именно использовать данную возможность и есть ли в этом смысл. Но банду Плетнёва необходимо ликвидировать как можно скорее. Отсюда третье: я организую операцию по поиску, штурму и уничтожению банды в кратчайшие сроки, но своими силами тут не справиться, иначе проблемы не существовало бы уже давно. Необходима помощь в обнаружении их местонахождения, у нас практически нет хороших специалистов по Желтой Зоне, все они состоят в различных группировках, в том числе и во входящих в Альянс. Мы можем каким-либо образом мотивировать их на помощь нам? Объявление награды не работает, тут нужно что-то другое, более существенное. В идеале нам должны предоставить проводников.

— Я обдумаю, что в наших силах, — вице-премьер задумчиво сдвинул брови. — Разработаю варианты и пришлю тебе полный список. В крайнем случае, можно пообещать им небольшой поселок. Приемный Пункт в Конашь-Ёль можно оперативно перестроить, он уже вплотную к Зеленой Зоне. Что-нибудь ещё?

— Остальное мелочи, оперативная рутина, — покачал головой генерал. — Разве что экспертную группу не помешало бы создать, чтобы собрала все полезные научные данные из того, что останется от базы Плетнёва. Мы постараемся взять Николаеву и Степанова живыми, но возможны накладки.

— А вот об этом уже я хотел поговорить, — нахмурился Лозинский, пододвигая к себе лежащую на краю стола папку. — Видишь ли, Эдуард, всем будет лучше, если с данными лицами при штурме неожиданно произойдет нечто фатальное.

— Сделаем, — безразлично ответил Белов. — ЦИАП уже перенял все их разработки?

— Нет, — вице-премьер раскрыл папку. — И вряд ли переймёт. — Он протянул генералу один из документов. — Почитай. Это отчет моих аналитиков, что-то из Москвы, что-то из ЦИАП, что-то любезно предоставил Брильденберг, для полноты картины.

— Парадокс Кугельштайна? — Белов пробежал глазами текст. — Опять? У нас-то он откуда?

— У нас ещё сильнее, чем в клинике этого подонка, — Лозинский злобно скривился. — Если коротко, то ЦИАП воспроизвел все устройства Николаевой и Степанова. Но запустить соответствующие процессы невозможно. Точнее, они запускаются по принципу Парадокса Кугельштайна, то есть всё зависит от индивидуальности человека. Кто-то может провести синтез сыворотки, а кто-то не в состоянии даже инициировать процесс. Оборудование запускается, но ничего не происходит. И тех, кто может, считанные единицы, на данный момент мы склонны считать, что это неизвестная генетическая особенность. У Кугельштайна таких людей целая команда, а у Абрамова всего один, и тот осилил синтез лишь на пятидесяти процентах качества. Я пытался негласно искать уникальных специалистов в Москве, но так и не смог никого найти. Пришлось кланяться Брильденбергу, но и его люди оказались бессильны. Сотрудники Кугельштайна отказываются от сотрудничества даже за очень большие деньги, тупоголовые идеалисты! Брильденберг согласен с нашим мнением, что вся клиника — это глубоко законспирированный рассадник антисемитского экстремизма, и если бы не сыворотка для нас, мировое сообщество давно подвергло Кугельштайна всеобщему презрению и забвению. У нас ситуация ещё хуже: ни один специалист ЦИАП, включая недавно поступивших по проекту «Златовласка», не в состоянии заставить функционировать оборудование Николаевой и Степанова.

— Но УИПы же запустили в Желтой Зоне, — непонимающе насупился Белов. — И после ареста Николаева со Степановым быстро воспылают желанием работать в ЦИАП. В обмен на снятие всех обвинений и ту же сыворотку от Абрамова.

— А если нет? — возразил Лозинский, бросая на генерала пристальный взгляд. — Мы можем, на них надавить, но как только они поймут, что уникальны, как изменится их реакция и поведение? Они начнут предъявлять нам ультиматумы, Эдуард! Всё, что мы можем без них, это запустить УИП в Желтой Зоне и, скорее всего, добиться функционирования электроприборов. Это, несомненно, прорыв, но мы прекрасно справляемся и без всего этого. Нам необходимо получить главное: расслоение «Икса» и добычу воды, но как раз оба данных процесса регулируются Парадоксом Кугельштайна. Если мы позволим Николаевой и Степанову диктовать нам условия, позже придется глубоко сожалеть! Вспомни, с чего начинались исследования этих двоих! Потенциально их оборудование может превратить углеводородную энергетику в прах, а собрать такие приборы без труда может каждый мало-мальски подкованный физик-практик! Ты понимаешь, чем это нам грозит? Брильденберг снизошел до того, что лично звонил мне дважды! Там очень обеспокоены открывающимися перспективами и настоятельно рекомендуют немедленно изъять все материалы исследований. И я с ними согласен. Кроме того, если оборудование этих двоих действительно способно отвоёвывать у Ареала территории, мы с тобой имеем шансы лишиться нефти «Тип X», когда они сожмут Ареал в границах Красной Зоны. Дальше им не продвинуться, ни Зомбирование, ни Зависимость они предотвратить не в состоянии. Мы, конечно, будем понемногу изучать их разработки, Волконский теперь готов на всё, твоё ведомство очень эффективно с ним поработало, но в его успех верится слабо. Уникальных специалистов у нас нет, забрать кого-либо у Кугельштайна не получилось, так что сам видишь…

— Я могу распространить проект «Златовласка» на Новосибирский Академгородок, — мрачно процедил Белов. — Или на дипломатические представительства немцев. Привезем кого-нибудь оттуда, если вся эта дрянь зависит от генетики.

— А если нет? — возразил Лозинский. — Привязка Парадокса Кугельштайна к ДНК — это лишь версия. У нас нет гарантированных ответов, только предположения, мы ни в чём не уверены.

— Может, рассмотреть вариант силовой доставки в Ареал кого-нибудь из сотрудников Кугельштайна? — предложил генерал. — Возможно, мои люди сумеют это организовать.

— И что с того? — вице-премьер зло усмехнулся. — Какая разница, кто будет ставить нам условия, антисемит от Кугельштайна или Николаева со Степановым? В первом случае хлопот даже больше! — Он покачал головой: — Нет, тут нужны полностью управляемые специалисты, подконтрольные только нам. Помимо всего прочего, нельзя сбрасывать со счетов Брильденберга. Родственничкам на наши беды плевать, а вот будущее углеводородной энергетики для них святое. Впрочем, как и для нас. Поэтому предлагаю последовать их рекомендациям: все фигуранты этого дела должны исчезнуть навсегда, их разработки и вся информация, с ними связанная, должна быть изъята и надежно скрыта. Со временем, если нам удастся найти надёжно управляемых сотрудников, удовлетворяющих требованиям Парадокса Кугельштайна, мы продолжим данные разработки, не привлекая лишнего внимания и не создавая шума. Что скажешь?

— Согласен с твоими доводами, — Белов мстительно прищурился. — Ошибок быть не должно, следов тоже. Я займусь этим немедленно. Но сидеть в Ареале больше нет смысла, необходимое руководство можно осуществлять и из Москвы, и чем скорее я там окажусь, тем лучше для нас обоих. Кугельштайн ответил на наш запрос относительно смещения дат операций?

— Да, — подтвердил Лозинский. — Он готов принять одного из нас послезавтра, второго через четверо суток. Кто поедет первым?

— Езжай ты, — решил Белов. — Я задержусь здёсь на несколько дней, пока будет идти первичная организация всех необходимых процессов. Только не затягивай с мотивацией наших… — Генерал сделал паузу и с презрением выплюнул эпитет: — «Партнёров» по Альянсу. Не хочу затягивать ликвидацию банды Плетнёва.

— Всё будет предоставлено в кратчайшие сроки, — заверил генерала вице-премьер. — Итак, решено: я выезжаю в Цюрих завтра утром. — Оба собеседника поднялись из-за стола, и Лозинский добавил: — Да, кстати! Эдуард, считаю, твоё предложение насчет проекта «Златовласка» и Академгородка имеет для нас перспективы. Мы пошлем туда людей, пусть подыщут кандидатуры.

 

* * *

 

Стерильно-белый круг солнца почти не освещал небосвод, кроваво-красным океаном нависший над багровыми полусумерками Эпицентра. Черные мясистые капли водорослеобразного мха густо покрывали пепельную почву, то тут, то там несущую на своей поверхности метровые пузыри серых бородавок, густо облепленных толстыми черными потёками. Призрачная действительность идеально ровной и абсолютно пустой местности, уходящей за горизонт, троилась эфемерными очертаниями едва заметных силуэтов загадочного рельефа. Засевший за одной из бородавок Болт внимательно следил за группой Зомби, синхронными шагами обходящей один из таких прозрачных силуэтов. Похоже, это что-то вроде горы или небольшого лесного массива, находится оно в какой-то иной реальности, и оказаться там означает быть мгновенно разорванным на куски. Но вокруг этого призрачного нечто идут две вполне надежные тропы, одна уходит левее, в сторону непосредственно центра Эпицентра, по другой, что обходит эфемерное нечто справа, можно попасть в бабкину деревню. И именно сейчас, когда до неё оставалось не больше двух километров, как раз на этой тропе объявились Зомби. Придется ждать, когда они уйдут, обойти их незамеченным негде.

Болт шел по Эпицентру восьмой час и изрядно устал, сказывалось долгое сидение в клиниках при минимуме активности. Теперь приходится возвращать себе былую форму прямо на ходу. Всё тело нещадно болело — натруженные ещё вчера мышцы с самого утра объявили забастовку, обедненный кислородом воздух, поступающий в легкие через противогазный фильтр, не справлялся с обеспечением ровного дыхания. Голова периодически кружилась, в глазах время от времени темнело, и приходилось останавливаться, потому что в вечных багровых сумерках Эпицентра уже не получалось ничего разобрать. Вдобавок количество призрачных тварей, бродящих по ровным, как стол, эфемерно гористо-лесисто-обрывистым плоскостям окружающей местности, сильно увеличилось. Оберег не позволял им учуять или как-нибудь ещё заметить человека, но они могли просто увидеть его глазами, и приходилось подолгу прятаться за теми из бородавок, до которых имелась возможность дойти живым. Стрелять всё равно бесполезно, воздействия нашего оружия звери Эпицентра даже не почувствуют. В результате отставание от намеченного графика составило два часа и продолжало увеличиваться. Ещё час просрочки, и до наступления кромешной тьмы покинуть Эпицентр не удастся. А «Светлячок» в руке будет виден издали, короче, положение складывается — лучше не придумаешь.

Группа Вечномолодых, тускло отсвечивая резиной противогазов, наконец-то скрылась из вида, и сталкер выбрался на тропу. Нужно торопиться, но кислорода не хватает даже для ходьбы в обычном темпе, приходится плестись совсем не быстро. Час назад, когда Болт добрался до того места, которое когда-то было посёлком Поромес, ему пришлось пробежать метров десять, сердце вместе с легкими едва не выпрыгнули наружу, и полностью восстановить дыхание после того до сих пор не удалось. Посёлок оказался словно раздавлен гигантским бульдозером. На месте домов лежали груды трухлявых обломков, из которых кое-где торчали прогнившие почерневшие брёвна. Ядерный взрыв, ударивший по Эпицентру, отразился на нём как-то совсем не так, совершенно отлично от привычных представлений о воздействии ядерного взрыва. Радиации не было, оберег бы её обнаружил, и троящийся призрачный ландшафт, едва заметный на пустынно-ровной поверхности, никуда не делся. Однако дома всё же разрушило подчистую, превратив в кучи обломков, заваливших безопасные проходы, и пробираться через руины посёлка оказалось задачей не из лёгких.

Болт как раз перелезал через один из завалов, когда из нагромождения изломанных бревен в пяти шагах от него выполз Унк. Уродливая детская фигурка, тихо всхлипывая, выбиралась из обнаружившегося среди развалин логова, печально понурив голову, и Болт метнулся к ближайшей куче обломков, почти инстинктивно втыкая ноги в безопасные участки поверхности. Он запрыгнул за неё и замер, сжимаясь в комок и закрывая ладонями уши. От крика Унка не поможет, но инстинкт самосохранения требовал сделать хоть что-нибудь для своей защиты… Из-за развалин позади донёсся негромкий и усталый детский плач, будто потерявшийся ребенок давно отчаялся найти родителей. Унк поплакал минут пять, после чего тоскливое хныканье начало удаляться, и оберег дал почувствовать, что смертельно опасное существо уходит куда-то вглубь смятого в трухлявый комок поселка. Болт заторопился удалиться от опасного места подальше, но после предпринятого рывка легкие пылали огнем, и нехватка кислорода в тридцатитрехградусной жаре мгновенно заставила его перейти на медленный шаг. Позже пришлось дважды отлеживаться за бородавками, скрываясь от появлявшихся неподалеку тварей, но дыхание так и не нормализовалось, словно трахею заткнули пробкой, в которой издевательства ради проткнули крохотное отверстие.

Убедившись, что ведущая в обход не то леса, не то горы тропа пуста, Болт продолжил путь. Теперь нужно быть особенно осторожным, у тропы не было ответвлений, в случае появления опасности уйти некуда, и сталкер приглядывался к каждой попадающейся вдоль дороги бородавке. До некоторых из них дойти можно, это хоть какое-то укрытие. В Эпицентре на оружие надежды никакой, тут единственный рецепт выживания — никому не попадаться на глаза. Зомби здесь бродят толпами, расстреляют в две секунды, не успеешь и одного убить, а призрачные твари и вовсе неуязвимы. Раньше, до «Дезинфекции», не вся фауна Эпицентра была враждебной. В призрачных озерах, состоящих из Студня, бултыхались какие-то прозрачно-невесомые существа, других, столь же эфемерных, можно было разглядеть в едва заметном мареве лесов или что тут у них вместо этого. Даже по троящимся, относительно ровным пространствам иногда перемещались бестелесные существа непонятных форм и размеров, которых удавалось разглядеть благодаря помощи оберега. И никто из них обычно не обращал на человека внимания, вероятно принимая его за Зомби. Или это болт на шее не давал им его заметить, кто знает… По крайней мере, на настоящих Зомби местная фауна точно никак не реагировала, в этом он убеждался не раз.

Смертельно опасными и враждебными существами являлись призрачные твари, которых он для себя окрестил Амёбами. Прозрачные бестелесные твари представляли собой троящийся, уродливый бесформенный подрагивающий полутораметровый комок, постоянно меняющий очертания. Амёба словно перетекала по земле, погруженная в неё на треть, и оставляла за собой обожженный след из черной влаги, курящейся лёгким дымком. След держался около минуты, после чего короткая мясистая растительность восстанавливалась, не оставляя никаких признаков недавней гибели. От Амеб веяло злобой, ненавистью и жаждой убийств, двигались они быстро и в вечных багровых полусумерках Эпицентра, да ещё и в противогазе, заметить их слабо мерцающие силуэты было непросто. Спасало лишь то, что обнаружить его Амебы могли только взглядом, и если призрачные твари всё-таки успевали заметить Болта, то от них удавалось спрятаться за бородавками. Обычно Болт укрывался за ближайшей, пропадая из вида, затем быстро отползал к следующей, потом к другой, третьей и так далее. Амёбы, покружив вокруг одной-двух бородавок, теряли к нему интерес и уходили. До подобных игр в прятки он старался дело не доводить, потому что всегда существовал риск укрыться за бородавкой, от которой нет безопасного пути до следующей. В Эпицентре вообще плохо с безопасными поверхностями, вечно ходишь по узким стежкам, как плохой канатоходец…

Сильно выручал бабкин оберег, он заранее указывал на приближение опасности, зачастую ещё до того, как Болт мог заметить её собственными глазами. Когда-то давно он попробовал снимать его и пройти по Жёлтой самостоятельно. Получалось неплохо, но с оберегом всё удавалось в разы лучше, а уж соваться без него туда, где безраздельно властвует Зов, он и вовсе не стал бы ни за что. Проверять, что даёт ему неуязвимость перед зомбированием, бабкин подарок или собственные возможности, абсолютно не хотелось. Вот и сейчас висящий на груди болт настойчивым покалыванием сообщил хозяину о появлении угрозы. Сталкер торопливо заозирался, выискивая укрытие. Достаточно крупная бородавка обнаружилась почти в десяти метрах левее, но безопасный путь до неё представлял собой замысловатую змейку вдвое большей протяженности. Болт ускорил шаг настолько, насколько вообще позволяло рвущееся из груди сердце, и к тому моменту, когда он всё-таки добрался до бородавки, сил хватило только на то, чтобы упасть вдоль её основания и жадно хватать ртом воздух, высасывая жалкие порции кислорода из противогазного фильтра. Перед глазами заиграли кровавые круги, и гулко бьющая в висках кровь зазвенела в ушах колокольным звоном.

Прийти в себя удалось только через минуту. Зрение немного прояснилось, и Болт увидел крупный отряд Зомби, двигающийся по его тропе во встречном направлении. Вечномолодых было не меньше сотни, с оружием за спиной и лопатами в руках, уложенными на плечо. Длинная вереница Зомби тянулась из-за призрачного поворота, подрагивающего бесплотными очертаниями в глубине эфемерного леса-горы, и терялась в багровых сумерках идеально ровного черного пространства. Болт осторожно придвинулся к пепельно-черной бородавке вплотную, сливаясь с её тенью. Если Вечномолодые идут с лопатами, значит, будут зарывать осколки. Следовательно, скоро Выброс. А так как возиться больше суток они не будут, то начнется Выброс самое позднее завтра в это же время, если не раньше, ведь это не единственный такой отряд. Если Темный Властелин посылает своих бездушных марионеток копать, то делает это с размахом. Можно не сомневаться, что сейчас подобные отряды копателей идут из Эпицентра во все стороны. Даже странно, что он встретил всего один такой. Раньше их было больше… Может, это потому, что Шаг Выброса резко сократился.

Вечномолодые отошли на неопасное расстояние только через двадцать минут, но вынужденная остановка совсем не прибавила сил. Дышать было чуть больше, чем нечем, и всё, на что хватало задыхающегося организма, была вялая ходьба нетвердым шагом. Он побрел дальше, с трудом переставляя сильно потяжелевшие ноги. Ему в который раз показалось, что кислорода в Эпицентре стало ещё меньше, чем в прошлые времена. Если вдруг у него когда-нибудь случится помутнение рассудка, на почве которого он снова соберется в Эпицентр, стоит взять с собой кислородный баллон. И побольше, побольше…

Укол оберега вернул ясность в мутнеющее сознание, и Болт понял, что где-то позади появились Амёбы. Они перетекали небыстро, превосходя его в скорости незначительно, значит, не шли по следу, а просто перемещались с места на место. Но двигались они по его тропе. И слева от неё. И справа. В сознании вспыхивали всё новые образы. Призрачных тварей не меньше десятка, они идут широкой цепью, словно прочесывая местность. Спрятаться от них за бородавкой не выйдет, кто-нибудь будет протекать мимо и заметит, а выйти за пределы их цепи он не успеет, слишком тяжело дышать, не хватит времени. Оставалось лишь одно — идти вперед. Где-то там должна быть бабкина деревня, по всем ощущениям он уже совсем рядом. Болт попытался прибавить шаг, но тут же понял, что если ускорится хоть на миллиметр, то через десяток шагов сердце просто не выдержит.

Деревня Кедвавом показалась в багровых сумерках спустя шесть минут, когда Амёбы сократили расстояние до человека наполовину. Болт всмотрелся в рваные очертания и понял, почему не сразу её заметил. От деревни остались лишь невысокие россыпи почерневших от времени деревянных обломков, хаотично разбросанных по её территории. Частично уцелел лишь бабкин дом, Болт узнал его сразу, несмотря на вдребезги разбитую крышу. Если Амёбы не увеличат скорость, он успеет добраться до него и попытает счастья укрыться внутри. Неизвестно, можно ли в него зайти, но это сейчас его единственный шанс, на большее не хватит сил. Он сделал ещё десяток шагов, как вдруг оберег вновь начал покалывание. Болт остановился. Из развалин деревни выскользнула целая толпа призрачных тварей и неторопливо двинулась ему навстречу, растягиваясь полукругом. Путь вперед был отрезан, назад — тоже. Сталкер быстро осмотрелся, отыскивая безопасную поверхность, годную для отступления влево или вправо. Нужно хотя бы отползти с тропы, попытаться спрятаться за бородавкой, шансов не много, но может быть, повезет! Он шагнул в сторону, но в следующую секунду оберег показал новых Амёб.

Болт криво усмехнулся. Бежать некуда, его взяли в кольцо. Призрачные твари ещё не видели человека, но пройдет минута, максимум две, и его увидят. Видимо, кто-то из Зомби его всё-таки заметил, когда он лежал в полубессознательном состоянии. Вечномолодые были заняты своими заботами, а может, приняли его за Зомби, но кто-то или что-то, что заменяет им мозги, решило проверить, в чем дело. Не найдя человека на указанном месте, оно выслало охотников, и те загнали его в кольцо. Долго искать им не пришлось, тропа здесь всего одна, и по южной её части сейчас идет отряд Зомби. Да, не повезло… Недаром он никогда не ходил в эти места, боялся оказаться зажатым на тропе со всех сторон. Так и получилось. Жаль, а счастье было так близко, из клиники вырвался, жизнь стала налаживаться и всё такое. Он иронично фыркнул и потянул из-за спины автомат. На пули Амёбам плевать, но не умирать же просто стоя столбом. Хоть пострелять напоследок. Болт взял оружие наизготовку и принялся ждать.

Призрачные твари заметили его через минуту. Идущая впереди тех, что появились из развалин деревни, рванулась к человеку, резко набирая ускорение. Болт прицелился и выпустил в неё с десяток пуль. Бесформенный силуэт Амёбы поглотил их без следа, и остальные твари рванулись следом за своим вожаком. Расстояние быстро сокращалось, и человек вёл прицельный огонь до тех пор, пока глухой щелчок бойка не возвестил об опустошении магазина. Ближайшая тварь бросилась на него огромным прыжком, едва ли не мгновенно покрывая десятиметровое расстояние. Болт равнодушно поглядел на стремительно летящую в него Амёбу и обиженно поморщился. Всё-таки жаль.

До столкновения оставалось чуть больше метра, когда летящая эфемерная тварь внезапно лопнула, разлетаясь на дымящиеся капли, призрачным дождем осыпавшиеся в черный мясистый мох. Следом лопнула вторая и почти одновременно с ней третья. Откуда-то слева донесся звук отрывистых автоматных очередей, тут же перекрытый раскатами оглушительного грохота. Что-то огромное и черное, почти сливающееся с багровыми сумерками, гигантскими скачками приближалось со стороны продолжающего бить скупыми очередями автомата. Бестелесные Амёбы вздрогнули и развернулись, собираясь встретить противника, но с каждой очередью их количество сокращалось. Призрачные твари молниеносно сомкнули ряды, собираясь в кучу, но прежде, чем получившаяся эфемерная фаланга ринулась в атаку в неё со всего размаха врезалась громадная антрацитовая собака. Амёб швырнуло в разные стороны, словно брызги от рухнувшей в море скалы, и почти трехметровый пёс на лету схватил пастью одну из них. Тридцатисантиметровые клыки гулко клацнули, и собака, не останавливаясь, замотала головой из стороны в сторону, разрывая Амёбу на ошмётки. Пёс двадцатиметровыми прыжками пронёсся мимо Болта и бросился преследовать тварей-загонщиков, обратившихся в бегство. Далекий автоматчик продолжал отстреливать разбросанных по призрачной равнине Амёб, пытающихся перегруппироваться, и звуки коротких очередей опаздывали за лопающимися на россыпи дымящихся лужиц бестелесными сгустками.

Болт посмотрел вдаль, туда, где в давно ставшем чужим багровом воздухе крохотными огоньками мерцали вспышки выстрелов. До стрелка было не менее километра, но сталкер отчетливо видел фронтовую солдатскую форму времен Великой Отечественной, щегольски начищенные сапоги и тяжелый, абсолютно спокойный взгляд, выбирающий очередную мишень через прицел ППШ-41. Фронтовик застрелил ещё одну Амёбу и принялся выверенными неторопливыми движениями менять дисковый магазин. Уцелевшие твари, забыв о Болте, воспользовались возможностью и рванулись в атаку на автоматчика. Спустя несколько секунд вокруг сталкера остались лишь быстро исчезающие призрачные лужицы, курящиеся слабым дымком. Болт проследил взглядом атакующих Амёб. Они миновали половину расстояния до Фронтовика, когда в кровавых сумерках вновь расцвели вспышки автоматных очередей. Разглядывать происходящее стало слишком тяжело, и сталкер на мгновение закрыл глаза, выдыхая. Бывают ещё чудеса на свете. А он думал, что всё…

Он сделал шаг и почувствовал, что взмок от напряжения, будто побывал под душем в одежде. Ничего, высохнет быстро, здесь жарко. Вот только дрожь пройдет от передозировки адреналина, холод, леденящий душу, утихнет, и всё будет нормально. Главное, не попасть в такую переделку ещё раз, а то второго такого испытания нервишки могут и не выдержать… Болт медленно зашагал к развалинам деревни, заставляя себя не обращать внимания на предательскую дрожь в коленях. Это пройдет. Скоро. Пройдет. Кому расскажешь — не поверят… Тут бы самому поверить, что выжил.

До дома бабки Полины он дошёл только через десять минут. К тому времени автоматная стрельба звучала изредка и где-то очень далеко, перекликаясь с отрывистым и злобным собачьим лаем. Руины деревни были пусты, и перелезать через невысокие завалы оказалось не сложно, мешала лишь нехватка кислорода. Добравшись до избы, сталкер понял, что заночевать в ней не удастся, дом на полметра ушел в призрачную поверхность Эпицентра, и наступить на его пол означало немедленную смерть. Болт печально вздохнул, вспоминая давно ушедшее детство, проведенное в этом дворе, и в следующую секунду увидел то, за чем пришел. Дедовский автомобиль стоял на том же самом месте, где маленький Валера видел его в крайний раз, миллиметр в миллиметр. Древний «Газик» был в отличном состоянии, совсем не новый, но словно отремонтированный умелым механиком и выкрашенный добросовестным маляром. Новенькая резина, чисто вымытые стекла, отстиранный и добротно натянутый тент. Всё говорило о том, что на «Газике» давно и прочно сидит крупная и мощная аномалия, но оберег не видел опасности и словно подталкивал Болта к дедовской машине.

Несколько секунд Болт неподвижно разглядывал автомобиль, после чего решился. Он подошел к машине и осторожно бросил в водительскую дверь гильзу. Гильза с глухим стуком ударилась о металл и отлетела в черный мясистый мох. Тогда сталкер осторожно коснулся дверной ручки пальцем. Палец остался на месте. Болт потянул за ручку, и дверь легко поддалась, отворяясь. Внутри всё было так, как в те далекие времена, когда дед был ещё жив, только вычищенное и выкрашенное. В глубине сознания вспыхнуло давно забытое детское желание порулить дедовским автомобилем, и Болт неожиданно для себя смело залез в машину. Сиденье деловито скрипнуло, принимая водителя, и он захлопнул дверь. Даже ключи имеются, прямо в замке зажигания. Болт улыбнулся, вспоминая, как дед ругал отца за вовремя не отключенную массу, и завел автомобиль. Двигатель затарахтел, и в следующий миг мир вокруг машины изменился. Багровые сумерки сменились обычным летним днем, а прямо под передним бампером начиналась укатанная просёлочная дорога, уводящая куда-то, прочь из разрушенной до основания деревеньки. Секунду изумленный Болт рассматривал в окно изменившийся мир, после чего распахнул дверь. Снаружи привычно висел багровый полумрак, давящий на покрытую черным мхом пепельную равнину, троящуюся призрачным ландшафтом. Ни дороги, ни солнечного света. Болт захлопнул дверь и вновь посмотрел в окно. Дорога была. Солнечный летний день — тоже. Он пару мгновений сидел неподвижно, прислушиваясь к оберегу, после чего снял противогаз и вдохнул полной грудью. Воздух внутри машины оказался пьяняще-свежим и почему-то лесным, словно из березовой рощи… Несколько секунд Болт с наслаждением дышал, потом взялся за руль и решительно положил руку на рычаг коробки передач.

— Нехорошо заставлять хороших людей ждать, — улыбнулся он. — Поехали!

Сделанный на совесть когда-то очень давно мотор заурчал, и старый, но всё ещё добротный «Газик» неспешно покатил по черной равнине.

 


[1]Командно-штабная машина (Здесь и далее примеч. автора).

 

[2]ПТРК «Метис» — носимый противотанковый ракетный комплекс.

 

[3]Пункт постоянной дислокации.

 

[4]Маскировочный костюм снайпера.

 

[5]Сигнальные ракеты. При срыве растяжки ракета выстреливает в воздух сигнальный огонь.

 

[6]Универсальная дымовая шашка.

 

[7]МИ-24.

 

[8]Индивидуальный перевязочный пакет.

 

[9]Неуправляемая авиационная ракета.

 

[10]Прыгающая осколочная мина.

 








Date: 2015-10-18; view: 46; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.014 sec.) - Пожаловаться на публикацию