Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Усвояемость пищи



 

Об усвояемости разной пищи существует много непра­вильных представлений, и не только у простых людей, но и у тех, которым положено это знать. Изучение этого процес­са сосредоточивалось главным образом на времени опорож­нения желудка после приема разнообразной пищи и на ее объеме в виде величины стула. А поскольку как на время опорожнения желудка, так и на объем непереваренной пи­щи, показателем чего является величина стула, действуют многие факторы, то это определенно предполагает и наличие существенных ошибок.

Похоже, любую пищу рассматривают как трудную для усвоения лишь по тому факту, что она остается в желудке дольше, чем другая пища, в то время как она, возможно, не представляет никакой трудности для своего усвоения. Про­сто процесс пищеварения может быть различным и требо­вать разного времени для выделения пищеварительных со­ков. Мы знаем, хотя это обычно игнорируется, что время, которое пища остается в желудке, определяется не легкос­тью или трудностью ее усвоения, а природой пищеваритель­ного процесса, который требуется для усвоения данного про­дукта. Пища, перевариваемая в желудке за четыре часа, необязательно трудна вообще для усвоения и в наглядном виде не дает энергии больше по сравнению с пищей, перева­риваемой за один час. Просто пищеварительный процесс в том и другом случае разный. Какая-то пища может быть от­несена к типу не очень усвояемой лишь потому, что значи­тельная ее часть выпадает в стул в непереваренном состоя­нии, в то время как эта непереваренная часть может быть выведена из организма потому, что человек, принявший ее, не привык есть эту пищу и не научился ее усваивать, или по­тому, что она была в сочетаниях, мешающий ее усвоению, или же это произошло из-за усталости человека и по другим причинам. Пища, хорошо усвоенная человеком в какое-то время при данных обстоятельствах, может плохо перевари­ваться у того же человека в другое время и при иных обсто­ятельствах.

После сотен экспериментов на усвояемость пищи док­тор Отвотер подсчитал через компьютер средние коэффици­енты усвояемости белков, жиров, и углеводов в главных пи­щевых группах, используемых человеком в качестве части смешанной диеты, что показано в следующей таблице.



 

Средние коэффициенты усвояемости пищи, используе­мой в смешанной диете (по Отвотеру)

Основные пищевые группы Белки Жиры Углеводы
Животная пища
Злаки и хлебные изделия
Сухие бобовые
Овощи
Фрукты
Итого по средней смешанной диете

 

Эти цифры, которые отличаются в некоторых случаях от поздних исследований, выявляют меньше различий в ус­вояемости разных видов пищи, нежели существующие об­щепринятые. Профессор Шерман делает замечание, кото­рая данная таблица не может подкрепить. Он пишет: „...примечательно, что на коэффициенты усвояемости в меньшей степени влияют условия, при которых пища по­требляется, и меняются меньше в зависимости от разных людей, чем обычно предполагают". То, что индивидуальные различия в целом не очень велики, я считаю правильным. Но ; то, что условия, при которых пища потребляется, лишь ма­ло влияют на ее усвоение, как убежден, является заявлени­ем, которое поддержать нельзя.

Цифры, приведенные в таблице профессора Отвотера, средние. Они показывают различия в данных при разных условиях. Это средние цифры, взятые из показателей усво­ения пищи разными людьми при разных условиях. Похоже также и на то, что различия в условиях, при которых по­треблялась пища в экспериментах доктора Отвотера, не бы­ли большими. Усвояемость какой-то пищи - это одно дело, на что не влияют условия у определенного человека. А его пищеварительная способность - совсем другое дело, на что заметно влияют разные условия, в которых находится этот человек. В своих экспериментах доктор Отвотер не принял во внимание исследования академика Павлова относитель­но того, что способность к усвоению какого-то конкретного вида пищи можно увеличить или снизить потреблением этой пищи или воздержанием от нее. Насколько я знаю, ни­какой другой экспериментатор также не принял этот факт во внимание. Из исследований Павлова явствует, что вегетари­анец не обладает большой способностью к усвоению мяса. Это, несомненно, можно отнести в большой по крайней сте­пени мере на счет дистресса, переживаемого вегетарианцами, когда они покидают стан своих единомышленников и пере­ходят к мясной диете. Конечно, этот дистресс частично пси­хологический.

С другой стороны, человек, регулярно и привычно по­требляющий орехи как часть своей диеты, будет обладать большей способностью к усвоению орехов по сравнению с человеком, их не потребляющим или потребляющим ред­ко. Хорошо известно, что у многих людей существует про­блема с потреблением шпината. Неоднократные опыты по­казали, что если этим людям какое-то короткое время давать шпинат, они приобретают способность справляться с ним без затруднений. Я встречал двух людей, у которых при еде молоко даже не свертывалось, но быстро проходило через желудок и отвергалось толстым кишечником за три минуты после его проглатывания. Поскольку этих людей не держа­ли долго на молоке, у меня не было возможности узнать их способности к адаптации. Я сомневаюсь, что у них выраба­тывался ренин, а та скорость, с какой молоко у них отверга­лось, указывала на другие расстройства.



Химия организма в большей степени определяется пи­щей. Согласно положению физиологии, привычка к какой-то конкретной пище производит и конкретные энзимы или их модификации, содержание конкретных жидкостей и же­лезистых секреций организма, конкретные нервные про­явления. Привычки питания действуют кумулятивно и со­здают почву для метаболических реакций. Вероятно, изменение действия энзима ни в одном другом процессе не проявляется столь явно и быстро, как в функции пищева­рения. У всех живых тканей существует тенденция быть в положении более или менее стабильном, будь то при уси­ленной работе или наоборот. То же самое Павлов отметил у пищеварительных секреций. Например, при кормлении животных было установлено, что с изменением их обычно­го рациона питания энзимное содержание желудочного со­ка с каждым днем все больше приспосабливалось к требо­ваниям новой диеты. У собаки, которую на протяжении недель кормили только молоком и хлебом, а затем переве­ли на исключительно мясное питание, содержащее больше белков, и почти без углеводов, способность пищеваритель­ного сока день ото дня возрастала, пока не достигла макси­мальной силы, в то время как ее амилолитическая (крахмалорасщепляющая) способность прогрессивно снижалась. Собака на таком питании показала „даже через три дня, что белковый фермент имел тенденцию к росту, а крахма­листый фермент - к падению". И это изменение отмечалось до двадцати трех дней. В противоположность этой собаке другую собаку, которую ранее держали на исключительно мясной диете, перевели на питание молоком и хлебом при наблюдении за деятельностью секреций поджелудочной железы. Способность соков поджелудочной железы к усво­ению белков прогрессивно уменьшалась, и когда после двадцати шести дней пребывания собаки на молочно-хлебной диете собрали выделенный за двадцать четыре часа сок поджелудочной железы, то его исследование показало, что способность сока к усвоению белка была нулевой, а к усвоению крахмала возросла. У одних собак изменения в характере сока поджелудочной железы начинают прояв­ляться уже вскоре после изменения их рациона, в то время как у других эти изменения происходили медленнее. В по­следнем случае это может объясняться тем, что быстрый переход от одной пищи к другой зачастую вызывает серь­езную болезнь — лечебный криз. Но если внезапный и бы­стрый переход от привычной пищи к новой не привел к каким-то систематическим реакциям, то мы считаем, что новая диета была того же характера, что и прежняя, и не ожидаем от этого сколько-нибудь благоприятных результатов. Все это указывает на то, что чем дольше потребляется один какой-то вид пищи, тем эффективнее становится ее усвоение.

Лучший способ научиться усвоению какой-то пищи, ко­торая трудно нами усваивается, это продолжать ее потреб­лять. Но, конечно, существуют и пределы: сверхстимуля­ция будет иметь обратный эффект.

У многих людей, как говорилось, имеется проблема с ус­воением шпината. Но „повторение есть мать учения", и, как в любой другой работе, настойчивость в потреблении шпи­ната сотворит и способность к его усвоению. Это продемон­стрировано в сотнях случаев. И такое правило применимо ко всем видам продуктов. Мы стремимся искать пищу нежную, хорошо усваивающуюся. Но эта практика несомненно ослаб­ляет нашу способность к перевариванию пищи. Подлинный пищеварительный „атлетизм" стремится наращивать спо­собность усвоения разумным использованием пищи, требу­ющей большей или меньшей работы пищеварительной сис­темы. Изнеживание этой системы, без сомнения, делает из нее неженку, „тряпку". Конечно, я не имею в виду злоупо­треблять нагрузкой на эту систему.

Анализ стула с целью выявления того, сколь много пищи проходит неусвоенной, не определяет усвояемость какого-то ее вида, по крайней мере, пока человек не будет получать для исследования питания время, достаточно длительное, чтобы приобрести максимальную способность ее усвоения. При определении усвояемости какой-то пищи также важно да­вать ее в сочетаниях, не препятствующих действию энзи­мов. Крахмал, легко усваиваемый, при смешении крахмала с кислотами или белками может оказаться в стуле неусвоен­ным.

Вегетарианец быстро приобретает способность к усвое­нию и метаболизации нового питания. Несомненно, также, что эта способность носит и наследственный характер. По словам доктора Рейнхеммера, „унаследованность химичес­ких свойств, которые имеют большое значение для произ­водства вида, фактически имеющего место на земле, ныне хорошо известна как наследие морфологических качеств". Из некоторых наблюдений я сделал вывод, что ребенок лучше всего наслаждается и быстрее всего усваивает ту пищу, которую мать потребляла во время беременности. Скорость и эффективность различна у разных людей и при разных обстоятельствах. Однако быстрее из желудка уходят следу­ющие виды пищи - фрукты, овощи, хлеб, яйца, телятина, го­вядина, свинина, курятина, орехи и другие. Углеводы обыч­но быстро эвакуируются из желудка, белки остаются в нем дольше. Виды пищи, требующие больше времени для же­лудочного пищеварения, необязательно более трудно усва­иваются, часто процесс усвоения разный. Пища, требующая больше времени для усвоения, дольше всего и остается в желудке. Говядина требует лишь не намного больше време­ни для усвоения, чем телятина. Для мяса цыплят это время более длительное, чем для свинины, даже жирной. Красная свекла быстро проходит через желудок. Также и спаржа, сы­рые помидоры, салат-латук (если их прохождение не задер­живают приправы), большинство овощей с низким содержа­нием белков и крахмалов. Овощи с большим содержанием крахмалов задерживаются для более тщательного перева­ривания. Овощи с небольшим содержанием белков проходят через желудок с небольшими изменениями. Сырая капуста уходит из желудка быстрее, чем вареная, о чем знают многие. Вареные бобы уходят медленнее, шпинат медленно по срав­нению с другими овощами. У яиц с молоком прохождение медленнее, чем просто у яиц. При этом несвежие яйца требу­ют больше времени, чем свежие. Вареные яйца остаются в желудке дольше, чем сырые. Так же долго там остается яич­ница. Быстро уходит из желудка сырой яичный белок, он не возбуждает желудочную секрецию, если не будет принят с апельсиновым соком. Белок плохо усваивается и ассими­лируется в организме. Медленно покидает желудок сырое молоко, еще медленнее пастеризованное и еще медленнее кипяченое. Молоко с богатым жировым содержанием прохо­дит через желудок медленнее, нежели молоко с бедным со­держанием жира. Желудочную секрецию стимулирует пах­та. Бекон усваивается медленно и, вероятно, из-за жира понижает желудочную кислотность. У большинства людей он трудно усваивается. Жир заметно препятствует выделе­нию желудочного сока, сокращениям желудка и снижает усвоение. Большая часть работы по усвоению пищи происхо­дит в тонком кишечнике.

В предыдущих главах этой книги мы выяснили, что кофе, чай, горькие вещества и т.п. вызывают быстрое опорожнение желудка. Иными словами, пища может покинуть желудок без завершения желудочного пищеварения.

 

Салаты

 

Лошади не могут жить на одной злаковой пище. Вместе со злаками им нужно много зеленой пищевой массы - трав. Травы - это их „салат". Истощенные лошади, переведенные на подобный „салат", - травы пастбищ, где они могут вволю пастись, быстро поднимаются, начинают активно двигаться и проявлять строптивость от избытка одной лишь допол­нительной энергии.

Бамбуковые ростки - молодые, нежные, легко усваивае­мые - образуют большую часть питания горилл и других человекообразных обезьян, для которых это составляет по­разительно полезный растительный салат. Такие же ростки или обычные зеленые растения и корни в качестве салатов являются жизненно важными для правильного развития и совершенного здоровья также и для человека.

Травоядные в силу своей природы не живут только на злаках, а испытывают большую любовь к молодой и нежной зелени, предпочитая свежие ростки только что проросших растений. То же самое проявляют многие черви, насекомые, черепахи и прочие животные.

До открытия витаминов, никто, кроме исследователей природы и практиков натурального питания, не знал, поче­му смирная домашняя корова вдруг ломает изгородь, чтобы добраться до проросшей кукурузы, или до зеленеющей тра­вы, или зарослей люцерны. Если пустить старую корову к обильной зелени или же злакам, то она предпочтет самую грубую траву. Еще недавно не совсем было ясно, почему ма­ленькие дети начинают красть яблоки и другие только что созревшие фрукты из чужого сада. В прежних теориях питания не принимались во внимание инстинкты, которые дви­жут любым живым организмом при удовлетворении эле­ментарных потребностей. Человеку столь же необходимо ежедневное поступление в организм зеленой травы, как и ло­шади, корове, обезьяне, птице и др., причем каждому живо­му организму нужен не маленький салатик из двух листоч­ков увядшей зелени, или тонкий ломтик полуспелого помидора, или столовая ложка безвкусной приправы, что подают в ресторане, а большое блюдо салата. Со времен Грэ­хема жители нашей страны обучились потреблению большо­го количества фруктов и овощей. Но мы могли бы позволить себе их еще больше.

Сегодня витамины являются единственными, по сути, пищевыми элементами, занимающими моноидейные умы, равно как когда-то калории были предметом их божествен­ного поклонения, а декстрированный хлеб - великой идеей слабых мозгов. И если медик вообще снисходит до внимания к минералам, то он предпишет наверняка лактат кальция, минеральное железо и прочие препараты из неорганичес­ких солей, проигнорировав органические соли фруктов и овощей. Но, благодаря натургигиеническому просвещению, люди научились потреблять сырые продукты, несмотря на ужасные предупреждения медиков. Вскоре сырой салат, сельдерей стали подавать и в гостиницах, и в ресторанах, и в вагонах-ресторанах. В домах нашей страны сырая пища становилась все более популярной. Повсюду все больше вы­ращивалось подобной продукции. Сегодня каждый год по всей стране тысячи грузовиков загружаются зеленым сала­том, сельдереем и тому подобной зеленью. Ныне сырая пи­ща потребляется ежедневно во всех домах, в том числе домах врачей. Более того, вместо смерти от брюшного тифа и про­чих „микробных" болезней вследствие якобы потребления такой „неусвояемой", „непитательной" и „полной бактерия­ми" пищи люди на практике выздоравливали от болезней, объявляемых медиками „неизлечимыми".

Надо было что-то делать. И они послали своих исследо­вателей в лаборатории, чтобы выяснить, почему у „знахарей" был успех, а у них жалкий провал. И эти джентльмены вско­ре выступили с открытием, что сырые фрукты и овощи имеют богатое содержание витаминов, которые и ответствен­ны за выздоровление больных. Чудо из чудес! Витамины позволили врачам так забыть свою микрофобию, что они осмелились съесть листик свежего зеленого салата-латука. А некоторые даже съели незапеченные яблоки!

Фруктовые и овощные салаты дают полноценную мине­ральную и витаминную пищу, столь необходимую для насто­ящего питания. Но вместо того чтобы сделать акцент на све­жих фруктах и сырых овощах, медики и их сателлиты из разных школ так называемого лечения вместе с профессио­нальными диетологами и биохимиками делают ставку на печень и печеночный экстракт, на рыбий жир, почки, моло­ко, яйца и дрожжи. Прописывают и синтетические „вита­мины". Что касается медицины в целом, а также широкой об­щественности, то налицо недопустимый разрыв между накопленными и доказанными фактами и принципами пита­ния, с одной стороны, и фактическим использованием этих знаний, с другой.

Новейшие знания в области питания не очень активно используются публикой и врачами. В больницах по-прежне­му все еще кормят своих пациентов, как и полвека назад. Официальная диета, предлагаемая больным, не основана на проверенных диетических принципах и почти в каждом слу­чае им не соответствует.

Еще совсем недавно медицина советовала людям никог­да не есть сырыми овощи и фрукты из-за находящихся яко­бы на них микробах. Всего лишь несколько лет назад реаль­ный врач-"ученый" едва ли осмелился бы держать в своих руках головку салата без резиновых перчаток, если вообще дотрагивался до нее или вошел с ней в комнату. И вдруг ме­дики открыли, что сырые овощи и фрукты содержат витами­ны и именно витамины восстанавливают здоровье и пре­дотвращают болезни. Ранее медицина побуждала - даже заставляла - людей „есть очень много хорошей, питательной пищи", а не зараженные микробами овощи, и столь долго злоупотребляла жупелом опасности „малого веса от недоеда­ния", что необходимо было противостоять безумию разгула питания. И на собраниях некоторые врачи стали выступать против диеты из мяса, хлеба, картофеля вместе с добавками вроде „сладких десертов, сливочного масла, сметаны, сахара, майонеза, вызывающих дегенеративные болезни".

Но будут ли врачи наставлять людей есть свежие фрук­ты и овощи и настаивать на большом ежедневном салате из сырых овощей? Нет. Слишком много людей могут дойти до истинного происхождения этого совета, что обеспокоило бы „ученую" толпу. Ведь ее биохимики должны извлекать квинтэссенцию жизни из любой пищи, наклеивать на нее ярлык „витамин" и побуждать публику ежедневно глотать пилюли из таких „витаминов", они должны систематизировать и классифицировать извлеченные и синтетические ви­тамины, наряду с пепсином, инглюцином, инсулином, ка­лориями, железистыми экстрактами и т.д. И они будут продолжать советовать опьяненному пищей человечеству: „Ешьте что хотите: питание, табак и прочие привычки не имеют ничего общего со здоровьем".

Медицина научилась говорить громогласно и длительно о многом. Ее болтливость - обретенная ею привычка, ее уси­лия направлены на то, чтобы сказать что-то о том, о чем ни­чего не знает. Ее долгие и пространные разговоры о витами­нах, пищевых смесях, диете и прочем могут заставить рядового человека поверить, будто она что-то знает о науке питания. Но это заблуждение. Знания о питании так и не проникли далее поверхностного слоя „эпидермиса" меди­цины, и каждый день можно услышать от врача советы боль­ным есть все, что они хотят, что пища не имеет отношения к здоровью.

Тысячи акров овощных плантаций и многомильные фруктовые сады в нашей стране, посаженные для удовлетво­рения постоянно растущего спроса на фрукты, есть резуль­таты деятельности не официальной медицины, а усилий „знахарей", „фанатиков", „любителей". Именно они просве­тили людей относительно ценности таких продуктов в то время, когда официальная медицина заявляла, будто эти продукты не имеют питательной ценности и опасны в све­жем, сыром виде из-за содержащихся в них микробов. Меди­цина не обращала никакого внимания на питание, пока наст­роения в народе не заставили ее прекратить длительную дезинформацию и даже польстить этому вопросу. Безграмотный человек может еще продолжать игнорировать та­кую пищу, называя ее „кроличьей". Но разумных людей уже нельзя больше ввести в заблуждение подобными пренебре­жительными высказываниями. Уже не подлежат сомнению ценность и необходимость каждодневного потребления та­ких продуктов. Прежний стиль питания порождал у людей тугодумие и сонливость, развивал в них диабет, болезнь Брайта, туберкулез, язву желудка, отвердение кровеносных сосудов, апоплексию, камни в печени и прочее. Против дис­комфорта и стрессов от такого питания наши отцы принима­ли горькие настойки, пепсин, пищевую соду. Новейший стиль питания тоже приводит к диабету, туберкулезу, бо­лезням сердца, отложениям в сосудах, язве желудка, невра­стении и прочим заболеваниям. И опять от стрессов, вызы­ваемых таким питанием, люди принимают тонны и тонны алкалоидов, „Белланс", „Тум", пищевую соду и прочее и прочее.

 








Date: 2015-10-18; view: 68; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.017 sec.) - Пожаловаться на публикацию