Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Что такое темперамент





Проблема темперамента является одной из наиболее разработанных проблем в советской психологии. Л. С. Выготский к темпераменту относил особенности склада всех прирожденных и наследственных реакций, наследственную конституцию человека. Согласно его представлениям, темперамент – эта та сфера личности, которая обнаруживается в инстинктивных, эмоциональных и рефлекторных реакциях человека. Л. С. Выготский выделил две основные характеристики темперамента: 1) телесную выразительность и 2) характер и темп движений.

И. П. Павлов отождествлял темперамент с типом нервной системы. «Наши типы нервной системы, – говорил он, – есть то, что обозначают словом “темперамент”», и далее: «Темперамент – есть наиболее общая характеристика его [1] нервной системы, и эта последняя кладет ту или иную печать на всю деятельность каждого индивидуума».

Более развернутое определение темперамента дает Б. М. Теплов в 1946 г. в своем учебнике для средней школы: «Темпераментом называются индивидуальные особенности человека, выражающиеся: 1) в эмоциональной возбудимости…, 2) в большей или меньшей тенденции к сильному выражению чувств вовне…, 3) в быстроте движений, общей подвижности человека».

Представления С. Л. Рубинштейна о темпераменте сводились к подчеркиванию его динамических характеристик, которые выражаются, по его мнению, в импульсивности, темпе, силе, устойчивости, напряженности, амплитуде колебаний и т. п. психических процессов. При этом С. Л. Рубинштейн подчеркивал, что динамическая характеристика психической деятельности не имеет самодовлеющего характера; она зависит от содержания деятельности и конкретных условий деятельности, от отношения к этим условиям и к тому, что он (человек) делает.

Б. Г. Ананьев относил к темпераменту те «индивидуальные особенности организма», которые определяются деятельностью «двигательных органов, органов чувств и всего нервно‑мозгового аппарата». Он рассматривал темперамент как «совокупность физиологических и психических особенностей человека». В качестве ведущих характеристик им были выделены сила, скорость и устойчивость психических процессов. Другими важнейшими показателями темперамента он считал чувствительность и впечатлительность человека, особенности переживания собственных поступков и действий.

Сходное представление о темпераменте развивал Н. Д. Левитов. «Под темпераментом, – пишет он, – мы будем понимать ту, основанную на прирожденном типе высшей нервной деятельности, сторону личности, которая выражается в эмоциональной возбудимости (быстроте внушения, устойчивости и яркости эмоций) и связанном с этой возбудимостью темпе психических процессов» (В. М. Русалов, 1979, с. 164–165).

 

2.2. Описание типов темперамента И. Кантом

Иммануил Кант (1966) дал формальное описание четырех типов темперамента, которые он разделил на две группы. Сангвинический и меланхолический типы рассматривались им как темпераменты чувства, а холерический и флегматический – как темпераменты действия. (С современной точки зрения первые можно связать с такой характеристикой темперамента, как эмоциональность, а вторые – с активностью.)

Сангвиник определялся И. Кантом как человек веселого нрава, который представляет собой хорошего собеседника, умеет и любит общаться, легко заводит друзей. Такой человек полон надежд и веры в успех всех своих начинаний. Беззаботен и поверхностен, может придавать чему‑то чрезмерное значение и тут же забывать об этом навсегда. Если расстраивается, то не испытывает глубоких отрицательных эмоций и быстро утешается. Обещает и не выполняет своих обещаний, так как не обдумывает заранее, способен ли он их исполнить. Это грешник: искренне раскаивается в содеянном, легко забывает о своем раскаянии и грешит снова. Работа его быстро утомляет, а занятия, которым он отдается, являются для него скорее игрой, чем серьезным делом.

Меланхолик характеризовался И. Кантом как человек мрачный. Он недоверчив и полон сомнений, готов во всем видеть повод для тревоги и опасений. Остерегается давать обещания, так как детально продумывает все трудности, связанные с их выполнением. Нарушить же данное слово он не может – ему это неприятно. Он редко веселится и не любит, когда веселятся другие.

Холерик – человек вспыльчивый. Он легко раздражается и впадает в ярость, но так же легко и отходит, особенно если ему уступают. Очень активен; начав что‑нибудь делать, действует энергично, однако этого запала ему хватает ненадолго; у него нет терпения и выдержки. Предпочитает руководить другими. Честолюбив, любит участвовать в различных церемониях, хочет, чтобы его все хвалили, поэтому окружает себя льстецами. Забота о других людях и великодушие у него показные – любит он только себя. Старается выглядеть умнее, чем есть на самом деле, и все время боится, что другие это поймут. Холерический темперамент больше, чем другие типы, вызывает противодействие со стороны окружающих, поэтому И. Кант считал, что его обладатели – несчастные люди.

Флегматик – это хладнокровный, не подверженный аффективным вспышкам человек. Его недостатком оказывается склонность к бездеятельности (лень) даже в ситуациях, настоятельно требующих активности. Но, начав что‑либо делать, он обязательно доводит дело до конца. Благоразумен, придерживается принципов и воспринимается как мудрый человек. Нечувствителен к нападкам, не задевает тщеславия других людей, а потому уживчив. Однако может подчинить своей воле волю других людей, причем незаметно для них. И. Кант полагал этот тип темперамента самым удачным.

2.3. Новый подход В. Вундта к темпераменту

Постепенно среди ученых все более крепло убеждение в том, что свойства темперамента наиболее отчетливо проявляются в тех формах поведения, которые непосредственно связаны с энергетическими тратами организма – со способами накопления и расходования энергии и количественными характеристиками этих процессов. Поэтому большинство исследователей темперамента обращали внимание прежде всего на эмоциональные и моторные реакции индивида, особенно подчеркивая их силу (интенсивность) и протекание во времени. Классическим примером такого подхода может служить типология темпераментов, предложенная В. Вундтом (W. Wundt, 1893). Он понимал темперамент как предрасположенность к аффекту – данное представление нашло выражение в следующем тезисе: темперамент для эмоции то же, что возбудимость – для ощущения.

Придерживаясь такого взгляда, В. Вундт выделил два биполярных свойства темперамента: силу и быстроту изменения (стабильность – нестабильность) эмоции, подчеркивая тем самым значение энергетической характеристики индивида (см. табл. 2.1). Сильные эмоциональные реакции в сочетании с эмоциональной нестабильностью образуют холерический темперамент, небольшая сила эмоциональных реакций в сочетании с их нестабильностью – сангвинический темперамент и т. д.

 

...

Вильгельм Вундт родился в 1832 г. в Германии.

Основатель экспериментальной психологии. В 1879 г. открыл при Лейпцигском университете первый в мире Институт экспериментальной психологии. Им написано более 500 научных статей и книг по психологии, философии, языковедению. Умер в 1920 г.

 

Таким образом, В. Вундт отошел от чисто описательного подхода, выделив две характеристики, которые могут быть измерены. Поэтому описание типов темперамента могло теперь основываться не только на наблюдении поведения и умозрительных заключениях, но и на объективных данных. Он же высказал и важную мысль о том, что каждый темперамент имеет свои положительные и отрицательные стороны.

Таблица 2.1. Классификация темпераментов (по Вундту).

2.4. Конституциональный подход к темпераменту

В широком смысле понятие конституции охватывает все наследственные или врожденные анатомические, физиологические и психические свойства индивида.

Под влиянием антропологов, обративших внимание на различия в строении тела, и психиатров, подчеркивавших индивидуальные различия в предрасположенности к психическим заболеваниям, на рубеже ХIХ и ХХ вв. сформировалась концепция, согласно которой существует связь между телосложением и свойствами темперамента. Это представление, распространенное прежде всего среди итальянских, французских и немецких исследователей, наиболее полное выражение получило у французского врача Клода Сиго (С. Sigаud, 1904).

Он создал типологию, в основе которой лежало представление о том, что организм человека и его расстройства зависят от среды и врожденных предрасположенностей. Каждой системе организма соответствует определенная внешняя среда, воздействующая на нее. Так, воздух – источник дыхательных реакций; пища, попадающая в пищеварительную систему, образует источник пищевых реакций; моторные реакции протекают в физической среде; социальная среда вызывает различные мозговые реакции. Исходя из этого, К. Сиго выделяет – в зависимости от преобладания в организме одной из систем – четыре основных типа телосложения: дыхательный, пищеварительный, мускульный и церебральный (мозговой) (рис. 2.1).

Преобладание какой‑либо одной системы над остальными приводит к специфической реакции индивида на определенные изменения окружающей среды, благодаря чему каждому из типов телосложения соответствуют определенные особенности темперамента. Виола, выделив три типа конституции, поставил их в зависимость от длины конечностей и величины внутренних органов. П. П. Блонский делил людей, исходя из комплекции, на две группы: «мягких и сырых» и «сухих и твердых». Первые, по его мнению, аффективны, рассеянны, внушаемы; вторые – интеллектуальны, самостоятельны, обладают хорошим вниманием, жестоки. Взгляды К. Сиго, как и некоторые другие концепции того времени, связывающие телосложение с психическими особенностями организма, оказали существенное влияние на формирование современных конституциональных теорий, получивших широкое распространение в психологии темперамента.

Среди них особо популярными стали те, в которых свойства темперамента, понимаемые как наследственные или врожденные, непосредственно связывали с индивидуальными различиями в телосложении – ростом, полнотой или пропорциями.

 

Рис. 2.1. Типы телосложения (по К. Сиго): а – дыхательный, б – пищеварительный, в – мускульный, г – мозговой.

 

Конституциональная типология Э. Кречмера

Главным идеологом конституциональной типологии был немецкий психиатр Э. Кречмер, опубликовавший в 1921 г. работу под названием «Строение тела и характер» (в русском переводе книга вышла в 1924 г., последнее переиздание – 1995 г.). Он обратил внимание, что каждому из двух видов заболеваний – маниакально‑депрессивному (циркулярному) психозу и шизофрении – соответствует определенный тип телосложения. Это позволило ему утверждать, что тип телосложения определяет психические особенности людей и их предрасположенность к соответствующим психическим заболеваниям. Многочисленные клинические наблюдения побудили Э. Кречмера предпринять систематические исследования строения человеческого тела. Произведя множество измерений различных его частей, автор выделил четыре конституциональных типа.

1. Лептосоматик (греч. leptos – «хрупкий», soma – «тело»). Обладает цилиндрической формой туловища, хрупкого телосложения, высокого роста, грудная клетка плоская, вытянутое лицо яйцеобразной формы (анфас). Длинный тонкий нос и неразвитая нижняя челюсть образуют так называемый угловой профиль. Плечи у лептосоматика узкие, нижние конечности длинные, кости и мышцы тонкие. Индивидов с крайней выраженностью этих особенностей Э. Кречмер называл астениками (греч. astenos – «слабый»).

2. Пикник (греч. pγκnos – «толстый, плотный»). Ему свойственны чрезмерная тучность, малый или средний рост, расплывшееся туловище, большой живот, круглая голова на короткой шее. Относительно большие периметры тела (головы, груди и живота) при узких плечах придают телу бочкообразную форму. Люди этого типа склонны к сутулости.

3. Атлетик (греч. athlon – «борьба, схватка»). Имеет хорошую мускулатуру, крепкое телосложение, высокий или средний рост, широкий плечевой пояс и узкие бедра, отчего фронтальный вид тела образует трапецию. Жировая прослойка не выражена. Лицо в форме вытянутого яйца, нижняя челюсть хорошо развита.

4. Диспластик (греч. dγs – «плохо», plastos – «сформированный»). Его строение бесформенное, неправильное. Индивиды этого типа характеризуются различными деформациями телосложения (например, чрезмерным ростом).

Выделенные типы не зависят от роста человека и его худобы. Речь идет о пропорциях, а не об абсолютных размерах тела. Могут быть толстые лептосоматики, тщедушные атлетики и худые пикники.

 

 

...

Эрнст Кречмер родился в 1888 г. в Германии. Был директором неврологической клиники в Марбурге, руководителем клиники Тюбингенского университета. В 1939 г. отказался занять пост президента Немецкой психиатрической ассоциации, выразив несогласие с теорией расовой неполноценности, проповедовавшейся официальной психиатрией гитлеровской Германии. Умер в 1964 г.

 

Большинство больных шизофренией, по мнению Э. Кречмера, составляют лептосоматики, хотя встречаются и атлетики. Пикники же образуют наибольшую группу среди больных циклофренией (маниакально‑депрессивным психозом) (рис. 2.2). Атлетики, которые менее других предрасположены к психическим заболеваниям, обнаруживают некоторую склонность к эпилепсии.

Э. Кречмер предположил, что и у здоровых людей наблюдается подобная зависимость между телосложением и психикой. По утверждению автора, они носят в себе зародыш психических заболеваний, в определенной степени будучи предрасположенными к таковым. У людей с тем или иным типом телосложения возникают психические свойства, сходные с теми, которые характерны для соответствующих психических заболеваний, хотя и в менее выраженной форме. Так, например, здоровый человек с лептосоматическим телосложением обладает свойствами, напоминающими поведение шизофреника; пикник в своем поведении проявляет черты, типичные для маниакально‑депрессивного психоза. Атлетика же характеризуют некоторые психические свойства, напоминающие поведение больных эпилепсией.

 

Рис. 2.2. Распределение психических заболеваний в зависимости от типа телосложения (по Э. Кречмеру).

В зависимости от склонности к разным эмоциональным реакциям Э. Кречмер выделил две большие группы людей. Эмоциональная жизнь одних характеризуется диадетической шкалой (т. е. свойственные им настроения можно представить в виде шкалы, полюсы которой – «веселый – печальный»). У представителей этой группы циклотимический тип темперамента. Эмоциональная жизнь других людей характеризуется психэстетической шкалой («чувствительный – эмоционально тупой, невозбудимый). Эти люди обладают шизотимическим темпераментом.

Шизотимик (это название происходит от «шизофрении») имеет лептосоматическое или астеническое телосложение. При расстройстве психики обнаруживает предрасположенность к шизофрении. Замкнут, склонен к колебаниям эмоций – от раздраженности до сухости, упрям, малоподатлив к изменению установок и взглядов. С трудом приспосабливается к окружению, склонен к абстракции.

Циклотимик (название связано с циркулярным, или маниакально‑депрессивным, психозом) – противоположность шизотимика. Имеет пикническое телосложение. При нарушении психики обнаруживает предрасположенность к маниакально‑депрессивному психозу. Эмоции колеблются между радостью и печалью. Легко контактирует с окружением, реалистичен во взглядах. Э. Кречмер выделял также вискозный (смешанный) тип.

Зависимость между типом телосложения и некоторыми психическими свойствами или, в крайних случаях, психическими заболеваниями Э. Кречмер объяснял тем, что как тип строения тела, так и темперамент имеют одну и ту же причину: они обусловлены деятельностью эндокринных желез и связанным с ней химическим составом крови, – таким образом, химические свойства зависят во многом от определенных особенностей гормональной системы.

Осуществленное Э. Кречмером сопоставление типа телосложения с эмоциональными типами реагирования дало высокий процент совпадения (табл. 2.2).

Таблица 2.2. Связь между строением тела и темпераментом, % (Э. Кречмер, 1995).

 

В зависимости от типа эмоциональных реакций автор выделяет веселых и грустных циклотимиков и чувствительных или холодных шизотимиков.

 

 

...

Темпераменты. Они, как мы это твердо эмпирически знаем, обусловлены гуморально химизмом крови. Их телесным представителем является аппарат мозга и желез. Темпераменты составляют ту часть психического, которая, вероятно по гуморальному пути, стоит в корреляции со строением тела. Темпераменты, давая чувственные тона, задерживая и стимулируя, проникают в механизм «психических аппаратов». Темпераменты, поскольку возможно эмпирически установить, имеют, очевидно, влияние на следующие психические качества:

1) на психэстезию – чрезмерную чувствительность или нечувствительность по отношению к психическим раздражениям;

2) на окраску настроения – оттенок удовольствия и неудовольствия в психических содержаниях, прежде всего на шкалу веселого или печального;

3) на психический темп – ускорение или задержку психических процессов вообще и их специального ритма (цепко держащийся, неожиданно соскакивающий, задержка, образование комплексов);

4) на психомоторную сферу, а именно на общий двигательный темп (подвижный или флегматичный), а также на специальный характер движений (параличный, быстрый, стройный, мягкий, закругленный) (Э. Кречмер, 2000, с. 200).

 

Теория темперамента Э. Кречмера получила распространение и в нашей стране. Причем некоторым (например, М. П. Андрееву, 1930) казалось, что вопрос о связи телосложения и психического склада человека решен окончательно. В доказательство правильности кречмеровской теории П. П. Блонский ссылался на работы одного профессора‑животновода, давшего описание «сухих и сырых» пород лошадей, свиней, коров и овец. П. П. Блонский в связи с этим рассматривал человеческие «биотипы» как частные случаи проявления общих биотипов животного мира.

Вскоре, однако, наступило разочарование, так как попытки воспроизвести результаты, описанные Э. Кречмером, показали: большинство людей нельзя отнести к крайним вариантам. Связи между типом телосложения и особенностями эмоционального реагирования не достигали уровня достоверности. Критики стали говорить, что неправомерно распространять закономерности, выявленные в патологии, на норму.

Конституциональная типология У. Шелдона

Несколько позже в США приобрела популярность концепция темперамента, выдвинутая У. Шелдоном (W. H. Shеldоn, S. S. Stеvеns, 1942), которая была сформулирована в 1940‑е гг. В основе представлений Шелдона, чья типология близка к концепции Кречмера, лежит предположение о том, что структура тела определяет темперамент, выступающий его функцией. Но эта зависимость замаскирована благодаря сложности нашего организма и психики, и потому раскрыть связь между физическим и психическим возможно при выделении таких физических и психических свойств, которые в наибольшей степени демонстрируют подобную зависимость.

У. Шелдон исходил из гипотезы о существовании основных типов телосложения, которые он описал, пользуясь специально разработанной фотографической техникой и сложными антропометрическими измерениями. Оценивая каждое из 17 выделенных им измерений по 7‑балльной шкале, автор пришел к понятию соматотипа (типа телосложения), который можно описать с помощью трех основных параметров. Заимствуя термины из эмбриологии, он назвал данные параметры следующим образом: эндоморфия, мезоморфия и эктоморфия. В зависимости от преобладания какого‑либо из них (оценка в 1 балл соответствует минимальной интенсивности, 7 баллов – максимальной) У. Шелдон выделил следующие типы телосложения.

1. Эндоморфный (7–1–1). Название связано с тем, что из эндодермы образуются преимущественно внутренние органы, а у людей такого типа как раз наблюдается их чрезмерное развитие. Телосложение относительно слабое, с избытком жировой ткани.

2. Мезоморфный (1–7–1). У представителей данного типа хорошо развита мускульная система, которая образуется из мезодермы. Стройное крепкое тело, противоположное мешковатому и дряблому телу эндоморфа. Мезоморфный тип обладает большой психической устойчивостью и силой. 3. Эктоморфный (1‑1‑7). Из эктодермы развивается кожа и нервная ткань. Организм хрупок и тонок, грудная клетка уплощена. Относительно слабое развитие внутренних органов и телосложения. Конечности длинные, тонкие, со слабой мускулатурой. Нервная система и чувства относительно плохо защищены.

Если отдельные параметры выражены одинаково, автор относил данного индивида к смешанному (среднему) типу, оценивая его как 1‑4‑4.

В результате многолетних исследований здоровых, нормально питающихся людей различного возраста У. Шелдон пришел к выводу, что этим типам телосложения соответствуют определенные типы темперамента.

Он изучил 60 психологических свойств, причем его основное внимание было обращено на такие свойства, которые связаны с характеристиками экстраверсии – интроверсии. Они оценивались, как и в случае соматотипа, по 7‑балльной шкале. С помощью корреляции были выделены три группы свойств, названные по функциям определенных органов тела:

– висцеротония (лат. viscera – «внутренности»),

– соматотония (греч. soma – «тело»),

– церебротония (лат. сегеbгит – «мозг»).

В соответствии с этим он выделил три типа темперамента людей:

– висцеротоников (7‑1‑1),

– соматотоников (1‑7‑1),

– церебротоников (1‑1‑7).

По мнению У. Шелдона, у каждого человека имеются все три названные группы физических и психических свойств. Преобладанием же тех или иных из таковых и определяются различия между людьми. Как и Э. Кречмер, У. Шелдон утверждает, что между типом телосложения и темпераментом имеется большое соответствие. Так, у лиц с доминирующими качествами эндоморфного телосложения выражены свойства темперамента, относящиеся к висцеротонии. Мезоморфный тип коррелирует с соматотоническим типом, а эктоморфный – с церебротоническим. Соотношение типов телосложения с характерными для них свойствами темперамента представлено на рис. 2.3 и в табл. 2.3.

 

Рис. 2.3. Типы телосложения (по У. Шелдону).

Таблица 2.3. Типы темперамента и их характеристики (по У. Шелдону).

 

 

Кречмеровский подход к темпераменту нашел сторонников в среде психиатров, педагогов и психологов нашей страны. Один из них, К. Н. Корнилов (1929), связывал тип телосложения с быстротой и интенсивностью реакций человека. По этим признакам он выделял четыре типа людей: – моторно‑активный (быстро и сильно реагирующий);

– моторно‑пассивный (реагирующий быстро, но слабо);

– сенсорно‑активный (реагирующий медленно и сильно);

– сенсорно‑пассивный (реагирующий медленно и слабо).

Вот, например, как он описывал сенсорно‑пассивный тип.

 

 

...

Обладает небольшой приземистой фигурой, мягким широким лицом, короткой шеей, склонностью к упитанности и полноте. В своих движениях медлителен и вял, пассивен до инертности, но, поднимаясь медленно, идет настойчиво и долго; добродушен до сентиментальности; принципиален до приторности; все взвешивает и обдумывает и поэтому всегда запаздывает в своих решениях; имеет ум последовательный, богатый знаниями, продуктивный в своем не всегда оригинальном творчестве; хорошие практики, кабинетные ученые, образцовые чиновники, тихие добряки, спокойные юмористы, изнеженные лентяи – вот представители этого типа людей (с. 195).

 

В то же время корреляционный анализ связей психомоторных, познавательных и личностных свойств с конституциональными особенностями, проведенный Т. П. Зинченко и Е. И. Кишко на выборке детей (1999), не позволил им однозначно признать или отвергнуть представления о психологических характеристиках соматотипов, к которым пришли Э. Кречмер, У. Шелдон и другие авторы. Наиболее тесно с морфологическим типом телосложения оказались связаны некоторые личностные свойства, исследованные по опроснику Кеттелла.

С одной стороны, во всех возрастных группах (их диапазон – от 6 до 17 лет) эндоморфы характеризуются низким самоконтролем и высокой эмоциональной неустойчивостью, а эктоморфы – обратными качествами, и это подтверждает данные Э. Кречмера, полученные на взрослых. С другой стороны, авторам не удалось выявить связей соматической конституции с познавательными и психомоторными качествами, за исключением когнитивного стиля – интерференции, характеризующегося низкой автоматизацией действий и высоким самоконтролем. Этот стиль больше выражен у эктоморфов. Следовательно, эктоморфы добросовестнее, старательнее и аккуратнее при выполнении заданий, а эндоморфы, наоборот, отличаются более низким самоконтролем, менее склонны к порядку, не способны к напряженной работе и подчиняют свою жизнь получению удовольствий. Это также соответствует характеристике данных конституциональных типов, данной Э. Кречмером.

Сопоставление типов конституции и телосложения по Сиго, Кречмеру и Шелдону представлено в табл. 2.4.

Таблица 2.4.

 

Однако типологии Э. Кречмера и У. Шелдона были подвергнуты критике даже со стороны приверженцев конституциональных концепций темперамента. Критики указывали на их чрезмерную статичность и игнорирование изменений во взамосвязях между психикой и строением тела; подчеркивали непоследовательность в делении на типы и, наконец, обращали внимание на то, что указанные теории не давали удовлетворительного объяснения зависимости между телосложением и темпераментом.

 

 

...

Обратимся к конституциональным концепциям темперамента, подчеркивающим тесную связь между типом телосложения и типом темперамента. Если бы такая связь действительно существовала, как утверждают Э. Кречмер и У. Шелдон, то определение темперамента не вызывало бы ни малейших затруднений. Было бы достаточно дать общее описание телосложения индивида, то есть определить, является ли оно, скажем, атлетическим или пикническим, чтобы судить о его темпераменте. Такого рода определение темперамента действительно мог бы осуществить всякий, независимо от его подготовки в этой области.

Однако этой на первый взгляд простой и потому показавшейся многим столь заманчивой процедуре мешает непреодолимая трудность: связь телосложения и темперамента далеко не так очевидна. Известно много случаев, свидетельствующих о прямо противоположной зависимости между физическими и психическими особенностями людей. Такие факты довольно быстро отбили охоту у большинства психологов, психиатров и педагогов осуществлять диагностику, вытекающую из конституциональных концепций (Я. Стреляу, 1982, с. 142).

Одной из причин кризиса теории конституции независимо от предлагаемых принципов классификации было абстрактное толкование целостного организма, при котором целое рассматривалось как совокупность соотнесенных морфофизиологических характеристик, совершенно автономных по отношению к каждой из этих характеристик. Даже допущение о доминировании в конституциональном типе какой‑либо характеристики (например, мускульной в маскулярном типе, дыхательной в респираторном типе и др., по классификации Сиго) все равно согласовывалось с основной идеей о структурной независимости индивида как целого от бесчисленного множества индивидуальной изменчивости «элементов», из которых образуется это целое. Сходной идеей руководствуются и в тех случаях, когда в диагностике конституции или нейродинамических типов стремятся к определению «чистых» типов или когда, напротив, факты «смешанности» типических черт приводят исследователей к отрицанию фактов существования подобных «чистых» типов (Б. Г. Ананьев, 1980, с. 176–177).

 

2.5. Генетическая теория типов темперамента К. Конрада

Критикуя Э. Кречмера и У. Шелдона, ученик первого К. Конрад (К. Сопгаd, 1963) представил так называемую генетическую теорию типов.

По мнению К. Конрада, различия в строении тела и связь с темпераментом человека объясняется существованием особых генов, доминирование которых определяет то или иное телосложение и соответствующие ему свойства темперамента.

Одной из ошибок Э. Кречмера и У. Шелдона, как считает К. Конрад, было то, что эти авторы выделяли три качественно отличных типа, хотя генетический подход предполагает для всех явлений двухполюсное (биполярное) деление, поскольку всякое генетическое изменение объясняется именно таким образом. Соответственно автор описал строение человеческого тела, пользуясь двумя биполярными переменными, по которым изменяется телосложение в онтогенезе: пропорциями и полнотой и ростом.

Изменения пропорций тела К. Конрад принимает за первичные переменные и, следуя Э. Кречмеру, располагает их в своей системе координат – вдоль оси, один из полюсов которой называет лептоморфией, а второй – пикноморфией (рис. 2.4). Если говорить об этих изменениях (главным образом о соотношении размеров головы и всего тела), то лептоморфик отличается от пикноморфика прежде всего тем, что он достигает такой точки по оси изменений пропорций тела, до которой никогда не доходит пикник.

Автор вводит в свою типологию два существенных понятия. Он говорит о консервативном и пропульсивном развитии . Первое характерно для пикноморфика, как и для ребенка: большая по сравнению с туловищем голова. Пикноморфик словно бы остается на ранних стадиях развития, однако это не означает, будто он «запаздывает» в своем развитии. Как подчеркивает К. Конрад, это не имеет ничего общего с патологической задержкой или отставанием в развитии.

Пропульсивное развитие свойственно лептоморфику (маленькая по отношению к туловищу голова). Это изменение пропорций касается многих частей тела (например, конечностей – от коротких до длинных, профиля лица – от слабо до более резко выраженного).

Первичные переменные, характеризующие пропорции тела, К. Конрад приводит в соответствие с первичными переменными, характеризующими психику индивида, заимствуя у Э. Кречмера понятия шизотимика (в параллель к лептоморфии) и циклотимика (в параллель к пикноморфии). По своим психическим характеристикам циклотимик отличается от шизотимика так же, как ребенок от взрослого, причем этот вывод касается способа истолкования явлений, образа мышления, склонности к эйдетизму, психомоторики, эмоциональности и волевых процессов.

 

Рис. 2.4. Координатная сетка К. Конрада для определения типа телосложения.

Кроме смещений в пропорциях тела наблюдаются также изменения вторичных переменных – роста и полноты, крайними полюсами которых выступают гипо– и гиперплазия. В отличие от первичных переменных, не выходящих за пределы нормы, вторичные в своих экстремальных (крайних) формах образуют патологию. Предельная форма гиперплазии (атлетический тип Кречмера) может приводить к болезни, называемой акромегалией, а гипоплазии (кречмеровский астеник) – к микромегалии. Вторичные переменные также изменяются. Гипопластическая форма связывается с консервативным развитием (в онтогенезе типичным для ребенка), а гиперпластическая выступает источником прогрессивного развития (в онтогенезе характерна для взрослого человека).

Аналогично К. Конрад подходит и к психическим явлениям, применительно к которым он также выделяет вторичные переменные. С одной стороны, говорит о вискозной структуре (лат. visсоsus – «липкий, вязкий»), возникающей в связи с гиперпластической формой, с другой – о спиритистической структуре, соответствующей гипопластической форме. Индивиды с вискозной структурой характеризуются медлительностью, пониженной способностью к дифференцированию, что является выражением пропульсивного развития, в то время как индивиды со спиритистической структурой характеризуются подвижностью, легкостью и т. п., что представляет результат консервативного развития, напоминающего стадию развития ребенка.

Для определения типа телосложения К. Конрад вводит два основных индекса: метрический , чтобы измерить первичные переменные (рост, поперечный и саггительный размер грудной клетки), и пластический , чтобы измерить вторичные переменные (сумма ширины акромиона и окружности плеча и предплечья).

Каждый индекс имеет 9 классов: метрический – А , В , С , D , Е , F , G , H , I ; пластический – 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9. Первые располагаются в координатной системе К. Конрада по вертикальной оси (от пиктоморфа к лептоморфу), а вторые – по горизонтальной (от гипоплазии к гиперплазии). На рис. 2.5 представлено распределение членов двух футбольных команд согласно координатной системе К. Конрада. Располагая небольшим количеством измерений первичных и вторичных переменных, можно определить тот или иной тип телосложения конкретного человека. Зная это, оказывается возможным, по К. Конраду, с большой вероятностью судить и о темпераменте индивида.

 

Рис. 2.5. Распределение типов телосложения членов двух футбольных команд в координатной системе К. Конрада. Источник : К. Теттель и Х. Вутшерк, 1972.

Связи между телосложением и структурой темперамента автор объясняет следующим образом. Каждому психическому явлению соответствует определенное физическое, а каждому изменению в строении тела – перестройка в психической структуре. Оба феномена всегда выступают вместе, но, как подчеркивает К. Конрад, не зависят друг от друга. Они звенья различных цепей генов, и вычленение их происходит параллельно. До какого звена мы доходим, зависит от того, какого уровня достигаем в индивидуальном развитии. Именно этим определяются индивидуальные различия между людьми, и в этом заключается источник деления на типы. Психика новорожденного, пишет К. Конрад, не tabula rasa , как считают некоторые психологи. Скорее это программа «консервативного» или «прогрессивного» развития. К. Конрад связывает с генами не только формальную сторону психической жизни, но и ее содержание. Это отражено в его характеристике гипопластического типа (астеника, согласно типологии Э. Кречмера), который, по мнению К. Конрада, проявляет склонность к космополитизму, интернационализму и интеллектуализму.

Основной упрек в адрес абсолютно всех конституциональных типологий сводится к тому, что они недооценивают, а иногда и просто игнорируют роль среды и социальных условий в формировании психических свойств индивида. Это нашло наиболее явное выражение в дуалистической концепции К. Конрада, которая представляет собой современный вариант известной в классической психологии теории психофизического параллелизма. Согласно этой теории психические и физические процессы протекают параллельно, независимо друг от друга, хотя и имеют общую причину. При таком понимании связи между организмом и психической деятельностью индивида среде отводится роль фактора, лишь вызывающего заранее запрограммированные состояния и психические особенности. Нетрудно понять, что подобный взгляд обусловливает так называемый «педагогический фатализм», когда роль учителя или воспитателя сводится лишь к созданию определенных условий для ребенка, при которых его запрограммированная психика получила бы полную возможность развития.

Такие черты личности, как склонность к космополитизму или интернационализму, по К. Конраду, или упоминаемые У. Шелдоном социализация пищевой потребности, любовь к компаниям и дружеским излияниям, терпимость или отсутствие сострадания (свойства темперамента), нельзя считать наследственными свойствами того же порядка, что и телосложение. Они, возникая на основе определенных анатомо‑физиологических особенностей индивида, формируются под воздействием воспитания и общественной среды.

Ряд эмпирических исследований, проведенных для проверки истинности конституциональных типов, показал: соответствие между телосложением и некоторыми свойствами темперамента нельзя считать доказанным. Обнаружено также, что многие факты, собранные этой группой исследователей, представлены и подобраны весьма тенденциозно, дабы подтвердить оправданность теоретических допущений конституциональной психологии.

В учении о конституциональных типах много неясного. Их классификация у разных авторов построена на различных основаниях. Остаются также непроясненными многие связи между конституциональными признаками разных уровней: морфологическими, биохимическими, физиологическими, психологическими. Да и число выделяемых исследователями типов сильно разнится, достигая порой десятков, что делает нереальным применение этого подхода на практике.

 

2.6. Представления И. П. Павлова и его учеников о типах темперамента

Попытку перевести учение о типах темперамента на новую научную основу предпринял И. П. Павлов, который в публикации за 1927 г. стал понимать под темпераментом тип высшей нервной деятельности. В основу такого толкования он положил наличие у животных и человека определенной выраженности свойств нервной системы. При этом сначала он делал упор на соотношение возбуждения и торможения, а затем – на силу нервной системы. Давая физиологическое обоснование различных типов поведения (темпераментов), И. П. Павлов пришел к сочетаниям типологических особенностей проявления свойств нервной системы (рис. 2.6) и стал отождествлять типы темпераментов с типами высшей нервной деятельности. В окончательном варианте его классификация была следующий:

– Холерический тип (безудержный): сильная неуравновешенная нервная система.

– Сангвинический тип (уравновешенный): сильная уравновешенная подвижная нервная система.

– Флегматический тип (инертный): сильная уравновешенная инертная нервная система.

– Меланхолический тип (слабый, тормозный): слабая нервная система.

 

...

Иван Петрович Павлов родился 28 сентября 1849 г. в Рязани в семье священника. В 1864 г. окончил духовное училище, а затем (в 1869 г.) духовную семинарию. С 1870 г. – студент естественного факультета Санкт‑Петербургского университета, где изучал физиологию. Окончив университет, поступил на третий курс Медико‑хирургической академии. С 1879 по 1890 г. работал в клинике известного врача С. П. Боткина. В 1883 г. защитил докторскую диссертацию. С 1890 г. заведовал кафедрой физиологии в Институте экспериментальной медицины, где проводил исследования условных рефлексов. В 1907 г. получает звание академика. С начала 20‑х гг. начинает разрабатывать учение о типах высшей нервной деятельности (темперамента) и свойствах нервной системы. В 1930 г. организует Институт эволюционной физиологии в Колтушах (под Ленинградом). Лауреат Нобелевской премии. Умер 27 февраля 1936 г.

 

В этом подходе оказался ряд положительных аспектов:

1) под психологические категории поведения (темперамент) стала подводиться более современная физиологическая база (используя старые названия типов темперамента, идущие от древнеримских врачей, И. П. Павлов принял в качестве основания при объяснении причин их появления не жидкости, составляющие внутреннюю среду организма, а закономерности протекания нервной деятельности, в том числе высших мозговых отделов);

2) поведение связывалось с совокупностью типологических особенностей проявления свойств нервной системы.

 

Рис. 2.6. Типы высшей нервной деятельности (по И. П. Павлову).

Несмотря на внешнюю стройность и простоту, классификация типов темперамента, созданная И. П. Павловым, скрывала в себе, как отметил Б. М. Теплов (1959), глубокие внутренние противоречия. Во‑первых, указанные И. П. Павловым сочетания типологических особенностей в проявлении свойств нервной системы, как выявлено теперь, встречаются не так уж часто. Очевидно, это понимал и сам И. П. Павлов, когда на одной из своих «сред» говорил о промежуточных типах и считал, что их несколько десятков.

Во‑вторых, у него нет единого подхода к выделению типов. В одном случае речь идет о трех типологических особенностях, в другом – о двух, а в третьем – и вовсе об одной: слабости нервной системы. Но последняя может давать самые различные сочетания с другими типологическими особенностями – подвижностью и инертностью возбуждения и торможения, уравновешенностью – или с преобладанием одного из процессов. И вряд ли стоит ждать, что одна типологическая особенность (слабость нервной системы) перекроет влияние остальных.

В‑третьих, полученные в последние десятилетия данные показывают: холерический тип поведения связан не с силой нервной системы, а с ее слабостью. Неправильное понимание холерического темперамента как обусловленного сильной нервной системой привело в дальнейшем и к неверной трактовке влияния на человека различных фармакологических препаратов. Например, Е. Ф. Грушевский (1961), обобщив результаты своих наблюдений (он связывал безудержный тип с сильной нервной системой), а также большое количество литературных данных, пришел к выводу: различная физиологическая реакция испытуемых во многом определяется тем, что у обладающих сильной нервной системой возбудимость и предел возбуждения выше, чем у тех, у кого она слабая. Что касается предела возбуждения, то тут спорить не приходится (если, конечно, автор имеет в виду не уровень возбуждения, а то, при какой силе раздражения наступает запредельное торможение у «сильных» и «слабых»). А вот относительно возбудимости все обстоит наоборот: возбудимость выше у имеющих слабую нервную систему.

И наконец, в‑четвертых, психологические характеристики человека (проявляющиеся в его поведении, общении, деятельности) должны были, по сути, выводиться непосредственно из физиологических феноменов – особенностей протекания нервных процессов, без всяких промежуточных психофизиологических феноменов, к которым относятся мотивы, склонности, способности и др.

Развитие учения о свойствах нервной системы как базовых характеристиках, лежащих в основе человеческой типологии, не означает, что все частные психологические типологии в своей экспериментальной и концептуальной основе должны исходить из анализа этих свойств, которые являются необходимыми предпосылками формирования многих индивидуальных черт, но не могут подменить собой всего разнообразного содержания психической реальности (А. В. Либин, 2000, с. 358–359).

Более того, исходя из представлений И. П. Павлова, типы поведения должны быть строго обусловлены имеющимися у человека типологическими особенностями проявления свойств нервной системы. Невозможность этого, очевидно, понимал и сам автор. Так, в его лаборатории было установлено, что в зависимости от условий воспитания поведение собак с одинаковыми типологическими особенностями свойств нервной системы различается. Например, трусливым бывает животное не только со слабой, но и с сильной нервной системой, если оно воспитано в неблагоприятных условиях (С. Н. Вржиковский и Ф. П. Майоров, 1933). Поэтому И. П. Павлов стал говорить о маскировке свойств темперамента чертами поведения, приобретенными в течение жизни. На одной из «сред» (25 апреля 1934 г.) он говорил:

 

 

...

Наше дело опирается на условно‑рефлекторную характеристику, а не на внешнее поведение; кто знает, чем оно обусловливается.

 

Не случайно И. П. Павлов пришел к представлениям о генотипе и фенотипе; он подчеркивал необходимость отличать тип нервной системы как прирожденную особенность нервной системы (генотип) от характера (фенотипа), выражающегося в образе поведения человека и представляющего сплав врожденного и приобретенного в процессе жизни.

Однако эти справедливые положения все‑таки не сняли остроту противоречий, так как темперамент, перекочевав в систему физиологических понятий, оказался оторванным от психологических механизмов поведения человека.

Неудовлетворенность павловским подходом к типам темперамента нашла отражение в попытках некоторых его учеников построить новые классификации и дать им свое обоснование. А. Г. Иванов‑Смоленский (1971) пошел по пути построения фенотипических разновидностей темперамента, т. е. учитывал в них не только врожденное, но и приобретаемое детьми в течение жизни. Первоначально по характеристикам соматодвигательных условных реакций им было выделено четыре типа:

лабильный, отличающийся хорошей подвижностью как раздражительного, так и тормозного процессов (быстрое замыкание и упрочивание положительных и тормозных двигательных условных реакций);

возбудимый, обнаруживающий явное преобладание возбудительного процесса над тормозным (быстрое образование и упрочивание положительных реакций и трудная, медленная выработка тормозных условных двигательных реакций);

тормозный, с явно выраженным преобладанием тормозного процесса (медленное замыкание и упрочивание положительных условных реакций и относительно легкое образование тормозных условных реакций);

инерционный, у которого как положительная, так и отрицательная реакция возникала и упрочивалась трудно и медленно.

Это разделение в основном совпадало с классификацией типов темперамента, предложенной И. П. Павловым. Возбудимый тип соответствовал безудержному, тормозный – слабому, лабильный – уравновешенному. Некоторые расхождения обнаруживались относительно инерционного типа: И. П. Павлов ведущим и положительным свойством такового считал уравновешенность нервных процессов, а А. Г. Иванов‑Смоленский – их инертность.

Далее в каждом из указанных им типов А. Г. Иванов‑Смоленский выделил подтипы (которые увязывались с условиями жизни и воспитанием), отойдя от понимания своего учителя, который считал типы темперамента врожденными. Один из подтипов был назван мнимо возбудимым; он возник в результате того, что ребенок, находясь ранее в неблагоприятных условиях, не получил надлежащих тормозных коррекций поведения. Другой подтип получил название мнимо тормозного: у детей, относящихся к такому подтипу, торможение несколько преобладает над возбуждением – и не от слабости последнего, а вследствие некоторой перегрузки тормозными навыками поведения, выработанными в процессе домашнего воспитания.

У истинно возбудимого подтипа были выделены три варианта:

– возбуждение преобладает, но оба процесса интенсивны;

– возбуждение преобладает на фоне слабой выраженности торможения;

– возбуждение инертно и поэтому медленно уступает место нормальному условному торможению.

Три варианта были выделены и в истинно тормозном типе:

– слабый раздражительный процесс вызывает быстрое развитие запредельного (охранительного) торможения, и на этом фоне различные виды условного торможения возникают относительно легко;

– слабый раздражительный процесс позволяет легко развиться запредельному торможению, но даже и на этом фоне явно проявляется недостаточность условного торможения;

– слабость раздражительного процесса не получает отражения в быстроте замыкания условной связи, но обнаруживается в ее неустойчивости, в повышенной тормозимости; при попытке получить ту или иную разновидность условного торможения надолго исчезают положительные связи, которые при этом медленно и с трудом восстанавливаются, что дает основание говорить об инертности тормозного процесса.

Последнюю вариацию А. Г. Иванов‑Смоленский назвал «мимозным» типом, т. е. обладающим повышенной тормозной активностью. В инерционном типе он отметил две разновидности:

– с прочными условными связями;

– с неустойчивыми связями: то появляющимися, то исчезающими.

Отличительной особенностью классификации А. Г. Иванова‑Смоленского является полное игнорирование им свойства силы нервной системы.

Н. И. Красногорский (1958) построил свою классификацию типов не на соотношении возбуждения и торможения, а исходя из сочетания корковых и подкорковых влияний и связанных с ними первой и второй сигнальной систем. При этом он имел в виду, что раздражение и торможение – это единый процесс, характеризующий степень возбудимости (интенсивность возбуждения). Он тоже различал четыре типа:

1. Сильный, оптимально возбудимый, уравновешенный, быстрый (сангвинический, или центральный, тип).

2. Сильный, оптимально возбудимый, уравновешенный, медленный (флегматический, или корковый, тип).

3. Сильный, повышенно возбудимый, безудержный, неуравновешенный (холерический, или подкорковый, тип).

4. Слабый, понижено возбудимый, неуравновешенный (меланхолический, или анергетический, тип).

Для подкоркового типа, пишет Н. И. Красногорский, характерны следующие особенности:

– сильные условные рефлексы, быстро сменяющиеся слабыми;

– сильно выраженные межсигнальные реакции;

– склонность к развитию крайних фазовых тормозных состояний застойного характера (речь идет об уравнительной, парадоксальной, ультрапарадоксальной и тормозной фазах парабиоза по Н. Е. Введенскому).

Корковому типу свойственны:

– нормальная быстрота образования прочных условных рефлексов большой величины, соответствующих силе раздражителя;

– быстрое угасание и восстановление условных рефлексов;

– быстрое образование прочных тормозных реакций;

– высокий контроль над прирожденными реакциями и эмоциями.

Центральному типу (с уравновешенной корой и подкоркой) присущи следующие особенности:

– быстрое образование стойких условных рефлексов с короткими латентными периодами и большой величиной;

– соответствие величины рефлекса силе раздражения;

– слабое проявление межсигнальных реакций;

– непродолжительность фазных состояний как следствие высокой подвижности;

– быстрая смена тормозных состояний оптимальным уровнем возбуждения в одних и тех же клетках коры;

– быстрое угасание и восстановление условного рефлекса;

– быстрое образование тормозных реакций (дифференцировки, условного торможения);

– высокая тормозная сила и устойчивость во времени.

Анергетический тип тоже отражает равновесие между корой и подкоркой, только на более низком функциональном уровне. Для него характерны:

– низкие условные и безусловные рефлексы;

– частое нарушение равновесия между возбудительными и тормозными состояниями;

– замедленное образование условных рефлексов;

– выраженное внешнее торможение, склонность к застывшим гипнотическим (парабиотическим) фазам;

– пониженная деятельность первой и второй сигнальной систем;

– быстрая утомляемость, отсутствие реакции на интенсивные и продолжительные раздражения.

Несмотря на проработанность этой классификации, она, как и классификация А. Г. Иванова‑Смоленского, не получила широкого распространения из‑за многих уязвимых мест. Так, отрицая наличие двух процессов – возбуждения и торможения, Н. И. Красногорский говорит о нарушении равновесия между ними; в одних случаях он оперирует характеристиками только условных рефлексов, в других – характеристиками и состояний, и нервных процессов. Кроме того, им не задействуется понятие о свойствах нервной системы, из‑за чего вся классификация носит чисто феноменологический, описательный характер. А это не позволяет обобщить выявляемые закономерности в том случае, когда используются другие методики, и вскрыть причины того или иного поведения. В то же время сама попытка связать общие типы высшей нервной деятельности со специально‑человеческой типологией (соотношением первой и второй сигнальной систем) представляется весьма интересной, она заслуживает дальнейших усилий со стороны исследователей.

 

 

...

Известно, что все попытки классифицировать индивидуально‑психологические особенности личности, за исключением темперамента, были неудачны. Только типология темперамента имеет традицию, насчитывающую от Галена почти двадцать столетий, но и в этой области чувствуется недостаточность классификации, что сказывается, во‑первых, в разном психологическом понимании типов темперамента, а во‑вторых, в потребности относить многих людей к смешанным или промежуточным типам. Нет классификации способностей. Нет и, вероятно, не может быть универсальной классификации характеров, а есть только разные, причем не исключающие одна другую, типологии характеров ( Левитов Н. Д. О психических состояниях человека. М., Просвещение, 1964. С. 24).

 

Оригинальный подход к классификации типов высшей нервной деятельности предложил П. В. Симонов (1970).

Еще при жизни И. П. Павлова было подмечено особое отношение слабого (меланхолического) типа к реакции страха, сильного безудержного (холерика) – к ярости, сангвиника – к радости, а флегматик оказался вообще не склонным к бурному эмоциональному реагированию. Поскольку именно эти три эмоции – страх, ярость и удовольствие имеют наиболее четкое структурное представительство в мозге высших млекопитающих, вполне вероятно, что тип нервной системы данного существа, его неповторимый индивидуальный склад характера в значительной мере определяется соотносительной силой церебральных систем страха, ярости и радости. Эти три параметра представляются наиболее существенными для построения новой классификации типов высшей нервной деятельности животных, а возможно, и человека (с. 101).

Отсюда появились и формулы темперамента:

Гнев > Радость > Страх – наиболее близко холерическому темпераменту.

Радость > Гнев > Страх – ближе к сангвинику.

Страх > Радость > Гнев – ближе к меланхолику.

Б. И. Цуканов (1988) в русле гиппократовско‑павловского подхода к проблеме типов темперамента предложил для обсуждения вопрос, на который исследователи мало обращали внимания. Отмечая сходство типов темперамента, выделенных Гиппократом и И. П. Павловым, и их линейное расположение, предполагающее последовательный переход от одного типа к другому, Б. И. Цуканов указывает, что эти авторы расходятся в порядке распределения таковых. Гиппократ располагает их следующим образом: холерик, сангвиник, меланхолик, флегматик. И. П. Павлов иначе: холерик, сангвиник, флегматик, меланхолик.

Тогда Б. И. Цуканов задался вопросом: может быть, эти перестановки не имеют значения и ими позволительно пренебречь? Он пишет:

 

 

...

Ведь если окажется, что перестановки ничего существенно в понимании природы темперамента не меняют, то тогда типы темперамента можно располагать в любом линейном варианте… В противном случае нужно ставить вопрос не просто о перестановке типов, а о принципиальном выборе наиболее верной и возможно единственной схемы линейного расположения типов темперамента в человеческой популяции (с. 130).

 

Действительно, от решения этого вопроса зависит еще один важный аспект: допустимо ли говорить о промежуточных (пограничных) типах темперамента, или речь может идти лишь о смешанных типах.

Проанализировав полученные им экспериментальные данные, Б. И. Цуканов пришел к выводу, что типы темперамента располагаются строго линейно и именно в таком порядке, который был у Гиппократа. Однако доказательства подобного утверждения мне представляются не очень убедительными.

В основу деления испытуемых на четыре группы, соответствующих, по мнению автора, гиппократовским типам, он положил точность оценивания временных интервалов от 2 до 5 с. В его исследовании были выявлены испытуемые, которые имели субъективную единицу времени меньше реальной (с критическими точками, выделенными при помощи математической обработки, равными 0,7; 0,8; 0,9 с), равной реальной (1,0 с) и больше реальной (1,1 с). Первая группа – это «спешащие» субъекты, вторая, по терминологии автора, – «точные», и третья – «медлительные» субъекты. Критические точки являются границами, как полагает Б. И. Цуканов, между типами темпераментов:

– от 0,7 до 0,8 с – холерики,

– от 0,8 до 0,9 с – сангвиники,

– от 0,9 до 1,0 с – меланхолики,

– от 1,0 до 1,1 с – флегматики.

У холериков, согласно выводу исследователя, наблюдается значительное преобладание возбуждения над торможением, высокая степень экстраверсии и низкая – нейротизма. Сангвиники характеризуются уравновешенностью возбуждения и торможения, высокой степенью экстраверсии и нейротизма. Меланхолики – это интроверты с высоким нейротизмом и преобладанием торможения над возбуждением. Наконец, флегматики – субъекты с уравновешенностью нервных процессов, интроверсией и низким нейротизмом.

Попытка автора наложить гиппократовские типы на субъективные эталоны времени в принципе возражения не вызывала бы, если бы он придерживался твердо установленного факта, что «опережающие» эталоны свидетельствуют о преобладании возбуждения, а «запаздывающие» – торможения, эталоны же, соответствующие реальности или близкие к ним, – уравновешенности нервных процессов. Однако этого‑то как раз и нет. Опережающие – от 0,8 до 0,9 с и запаздывающие эталоны (1,1 с) он связывает с уравновешенностью, а эталоны, адекватные реальному времени (1,0 с), – с преобладанием торможения. Такая путаница произошла, очевидно, потому, что соотношение между возбуждением и торможением Б. И. Цуканов определял с помощью опросника Я. Стреляу, а, как будет показано ниже, опросники не могут служить надежными средствами изучения свойств нервной системы, так как с их помощью выявляются поведенческие особенности, а не специфика протекания нервных процессов.

И это не единственное противоречие с имеющимися в научной литературе данными. Определенно установлено, что высокий нейротизм связан со слабостью нервной системы. Таковая должна сопутствовать и холерическому (легковозбудимому) типу. Поэтому странно читать, что у холериков автор обнаружил низкий нейротизм. В соответствии с имеющимися данными приходится признать: либо нейротизм у них не низкий (а это вряд ли), либо данные лица не холерики.

Из статьи Б. И. Цуканова также неясно, сколько же типов темперамента существует. Автор утверждает, что помимо четырех «чистых» (Гиппократ) есть еще один такой же («равновесный»), соответствующий эталону времени, равному 0,9 с. Но почему это не промежуточный тип, если он характеризуется частично чертами сангвиника, а отчасти – меланхолика? В чем состоит его «чистота»? Ведь и сам автор пишет, что, «строго говоря, чистый тип в природе не существует, так как это всего лишь определенная абстракция. В природе существуют реальные индивиды, которые в той или иной мере приближаются к подобной абстракции» (Цуканов, с. 134). И здесь с автором нельзя не согласиться.

Заключая, приходится с сожалением признать, что политика Б. И. Цуканова прояснить вопрос о количестве типов темперамента и их связь и взаимопереходы с помощью математического аппарата (метода наименьших квадратов) оказалась не очень удачной.

 

 

...

Становится очевидным то обстоятельство, что ни крайняя биологизаторская, ни крайняя психологизаторская точки зрения (на темперамент. – Е. И. ) не отражают подлинной сущности вещей. Темперамент как диспозиция эмоциональной жизни есть несомненное свойство психики, но он находится в неотъемлемом единстве с организмом. Он имеет свой физиологический механизм. Темперамент – явление не только физиологическое, но и психологическое. Нельзя сводить темперамент до физиологических процессов, до особенностей динамики моторики, моторных реакций; темперамент выражает эмоциональную возбудимость человека, его впечатлительность, особенности интенсивности, глубины эмоций, импульсивности личности вообще. Темперамент включен в сложное по структуре, конкретное поведение; он проявляется в единстве с таким поведением, выражает в основном импульсивно‑аффективный аспект такого поведения и его динамику. И действительно, в современной науке, несмотря на резкое различие во мнениях относительно понимания физиологического и психологического механизмов темперамента, почти каждый исследователь признает, что темперамент представляет своеобразие импульсивно‑аффективной стороны поведения человека, своеобразие аффективной сферы последнего. Известный исследователь истории этого вопроса Робекк, который приводит в систему все высказанные относительно темперамента соображения, заключает, что все согласны с тем, что темперамент есть тотальное единство аффективных свойств человека. Меланхолик реагирует на окружающий его мир печальным настроением, его печаль связана со страхом, связь между страхом и мягкой депрессией является основной чертой меланхолика. В сангвинической личности господствуют надежда, энтузиазм. Она не вполне защищена от приступа депрессии, но эта последняя кратковременна, в личности преобладают энтузиазм, экспансивность, повышенное настроение. Холерический темперамент – это четкая аффективная конституция. В нем легко возникает реакция гнева, эта реакция определена инстинктивными механизмами и иногда обострена свойствами, приобретенными под влиянием среды. В флегматике нет преобладания какого‑либо одного аффективного состояния, нужны стимулы большой интенсивности, чтобы вызвать в нем страх, гнев, горе, восторг. Это и есть основная характеристика темпераментов, не вызывающая спора (А. А. Rоbаск, 1931, р.155, цит. по: В. Г. Норакидзе, 1970, с. 7–8).

 

 

2.7. Психологические (факторные) теории темперамента

Наиболее распространенные в психологии теории типов темперамента подвергались острой критике не только потому, что авторы большинства из них, основываясь на конституциональной концепции, стремились отыскать непосредственные и упрощенные связи между телосложением и типом темперамента. Не менее резко критиковалось лежащее в основе предложенных типологий, но в действительности не получившее подтверждения предположение о том, что природные явления, в том числе и психические особенности, реально существуют в своих крайних формах. Как явствует из выдвинутых типологий, психические характеристики можно «разложить по полочкам» или разделить по четко различающимся группам. Однако известно, что почти все наблюдаемые в природе явления распределяются по так называемой нормальной кривой (кривой Гаусса), согласно которой каждое свойство у большинства людей проявляется в его среднем значении, в то время как крайние проявления встречаются редко; в рассмотренных же типологиях именно они находятся в центре внимания исследователей. Различия в интенсивности каждого свойства являются непрерывными. Поэтому все попытки решительно разделить индивидов на группы по свойствам искусственны и произвольны, на что указывает Ян Стреляу (1982).








Date: 2015-09-17; view: 559; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.204 sec.) - Пожаловаться на публикацию