Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Философия права в системе наук





В нашей стране вопрос о статусе философии права, ее соотношении с другими социальными науками актуален. Философы и особенно юристы заинтересованы в предметном разграничении фи­лософии права от других смежных дисциплин. В философской среде (научной, преподаватель­ской) у философии права практически нет конку­рентов (некоторое исключение составляет фило­софия политики). Совсем другое дело у юристов, где философия права не просто конкурирует, но активно и агрессивно вытесняется на протяжении последних 150 лет теорией права.

Мнения наших юристов о месте философии права в системе наук можно объединить, как ми­нимум, в четыре группы.

1. Среди представителей отечественной теоретико-правовой науки преобладает мнение, что
философия права наряду с социологией права есть части общей теории государства и права. В
этом отношении показательна позиция проф. О.В. Мартышина, который полагает, что
теория государства и права как комплексная общетеоретическая наука включает в себя три ком-­
понента: юридическую догматику, философию права, социологию права. При этом он делает су­-
щественную оговорку, что "это не три раздела теории государства и права, не три части учебно-­
го курса, а три пласта, три подхода или метода исследования, которые присутствуют почти в каж-­
дой теме". И далее: "В рамках теории государства и права не только возможно, но и желательно
расширение и углубление философско-правовой проблематики. Однако сосуществование в одной
учебной программе наряду с теорией государства и права курсов лекций и учебников по философии
права способно привести лишь к дублированию и созданию надуманных проблем"6. Понятно, что такой подход не дает никаких шансов философии права для того, чтобы стать самостоятельной, ав­тономной дисциплиной.

2. Другой взгляд можно встретить в работах акад. B.C. Нерсесянца7 и проф. В.П. Малахова8, с точки зрения которых, философия права является частью не теории права, а юриспруденции, т.е. всей совокупности юридических наук. В этом слу­чае, очевидно, философия права получает более высокий статус и имеет лучшие перспективы для своего развития.

3. Промежуточную позицию занимает чл.корр. Д.А. Керимов, который считает филосо­-
фию права частью теории права, но признает за философией права "относительную самостоя-­
тельность и автономность". С его точки зрения, философия права не растворяется в общей тео-­
рии права, но занимает свое особое место среди юридических наук, обеспечивая им методологи-­
ческое единство10.

4. Представляет интерес позиция Г.Ф. Шершеневича, которая может устроить кого-то из пред­-
ставителей теоретико-правовой науки. Он видит в философии права комплексную юридическую
дисциплину, в состав которой входят три компонента:

1) общая теория права;

2) история философии права;

3) политика права (формирует правовые идеалы и устанавливает способы претворения их в

жизнь)11.

Позитивистски понимая философию как син­тез всего научного знания, Г.Ф. Шершеневич фактически отождествляет философию права с теорией права. Поэтому он называет философию права "научной философией права", предмет ко­торой - позитивное право, а задача - создание по­нятийного аппарата для правоведения. Очевидно, что предмет и задачи правоведения - те же.

Погружаясь во все эти дискуссии о месте фи­лософии права в системе наук, всегда следует помнить об условности данного вопроса, его вторичности перед собственно содержательными проблемами. Философское познание государства и права меньше всего зависит от того, какое ме­сто ему будет отведено. Человек, у которого есть интерес к философии права, который может и хо­чет что-то написать на эту тему, не будет особен­но озабочен вопросами классификации философ­ских или юридических дисциплин. Следует также иметь в виду, что на Западе термины "философия права", "теория права", "юриспруденция" иногда отождествляются.

Скептикам относительно места и роли фило­софии права можно сказать следующее. Если во­прос о статусе философии права поставить в са­мом широком смысле, а именно: есть философия права или нет, быть ей или не быть, то такой во­прос не стоит. Философия права как самостоя­тельная отрасль знания - это состоявшийся факт культуры, факт научной жизни, философия пра­ва была, есть и будет. Пока было, есть и будет го­сударство и право, будет потребность дать этим явлениям философское толкование, стремление философски их осмыслить. Вопрос в другом: по большому счету философия права как всякая фи­лософия - удел немногих. Философия не рассчи­тана на широкий круг людей, как не рассчитано на широкий круг людей высокое искусство: поэ­зия, симфоническая музыка, опера, балет, живо­пись. Чтобы создать философию права, чтобы изложить философию права, надо ее чувство­вать, надо быть, а не считаться философом, а это дано не всем. Способностью к философскому обобщению, философскому восприятию мира об­ладает далеко не каждый. Если кому-то данное утверждение показалось слишком категорич­ным, скажем мягче: есть люди, интересующиеся философией, и есть люди, которые к философии глухи. Соответственно следует различать крити­ку в адрес философии права со стороны лиц, по­нимающих в философии, и лиц, понимающих в ней мало.

Иначе говоря, следует отдавать себе отчет в том, что философия права никогда не будет ши­роко востребована, она всегда будет предметом критики со стороны большинства, и всегда ее ста­тус будет ставиться под сомнение. Это - реаль­ность, с которой приходится считаться.

Несколько слов о соотношении философии права и теории права.

Проблема соотношения философии права и теории права - не единственная такого рода. У философов, социологов, политологов можно найти аналогичные проблемы. Например, где и как вы проведете грань между такими дисципли­нами: философия религии и религиоведение, фи­лософия политики и политология, философия культуры и культурология, социальная филосо­фия и социология? Представляется, что резкой грани здесь нет и не может быть.

Тем не менее, можно предложить следующий разграничительный критерий: философия права соотносится с теорией права так же, как соотно­сится философия с наукой.

Различие теории права и философии права на­глядно видно на примере использования двух тер­минов: "сущность" и "смысл". Под сущностью по­нимается некое неразложимое ядро вещи, кото­рое определяет свойства этой вещи, ее проявления. Под смыслом понимается ценность и значение (интерес), которые та или иная вещь представляет для человека. В отличие от сущно­сти смысл не принадлежит самой вещи, он при­вносится в нее человеком, так что вещь для одно го человека может быть полной смысла, для дру­гого - бессмысленной12. Наука направлена на выявление сущности вещи, т.е. ее объективных свойств, в частности, теория государства и права нацелена на установление объективных свойств государства и права. Философия ориентирована на выявление смысла вещей, то есть ценностного отношения к ним со стороны человека. Соответ­ственно философия права ставит перед собой за­дачу понять ценностное отношение человека к государству и праву и их проявлениям. Например, теория права изучает структуру правоотношения, его свойства, виды, основания возникновения и прекращения. Для философии права тема право­отношения поворачивается другой стороной, а именно: понять смысл правоотношения как вида общественного отношения, как динамического свойства права. Философия права, изучая право­отношение, вносит дополнительный смысл в по­нимание ценностного восприятия человеком пра­ва и государства.

Смежное местоположение философии права и теории права наглядно просматривается в текстах, созданных по большей части юристами. Наглядный пример - труды B.C. Нерсесянца, вы­звавшие заметную дискуссию13. Нельзя отри­цать, что его либертарная теория - явление в на­шей научной жизни. Она отличается ясностью, глубиной, системностью аргументации, высокой культурой изложения, в ней есть идеи, которые можно развивать. Вместе с тем в либертарной теории - мало собственно философии, как мало ее в любой позитивистски ориентированной кон­цепции. Методологическая основа философии права B.C. Нерсесянца - отнюдь не гегельянство или кантианство, как кто-то может посчитать, а философский и юридический позитивизм (по сво­им истокам это разные направления). Либертар­ная теория в своей исходной посылке разработа­на в духе Г. Кельзена, который поставил задачу: понять право, исходя из самого права. Разница не­велика: если предметом "чистой теории права" является позитивное право (иногда - правопоря­док), то либертарная теория расширяет поле сво­его исследования до дуализма права и закона. При этом если для представителей естественно-право­вой школы указание на дихотомию права и зако­на выступает, как правило, основанием для пере­хода к метафизике права, то B.C. Нерсесянц здесь намеренно, открыто, подчеркнуто остается на по­зициях юридического формализма. Для него сущность права (не закона, а права!) есть его форма, проявляющаяся в виде свободы,равенства и спра­ведливости. Очевидно, что такая позиция не пря­мо, а лишь опосредованно выходит на подлинно смысложизненные вопросы бытия права. И в "чи­стой теории права", и в либертарной теории есть философский аспект, заключающийся в стремле­нии понять некий общий смысл права, но не выхо­дя за рамки самого права.








Date: 2015-09-02; view: 739; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.007 sec.) - Пожаловаться на публикацию