Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







ГЛАВА СЕДЬМАЯ МИФ О СОТВОРЕНИИ МИРА





На большинстве найденных археологами цилиндрических печатей символы, которые обозначают небесные тела, принадлежащие нашей Солнечной системе, располагаются над фигурами богов или людей.
Рисунок на аккадской печати, датируемой третьим тысячелетием до нашей эры (в настоящее время она хранится в Берлинском музее под каталожным номером VA/243), отличается от стандартного изображения небесных тел. На ней они показаны не по отдельности, а как группа из одиннадцати шаров, окружающих большую лучистую звезду. По всей видимости, именно так шумеры представляли себе Солнечную систему, состоящую из двенадцати небесных тел (рис. 99).
Обычно мы изображаем нашу Солнечную систему в виде выстроившихся в одну линию планет, расстояние от которых до Солнца постепенно увеличивается. Но если мы расположим планеты не на одной линии, а по кругу (сначала самый близкий к Солнцу Меркурий, затем Венера, затем Земля и так далее), то в результате получится схема, похожая на ту, что представлена на рис. 100. (Все рисунки выполнены схематично, без соблюдения масштаба, а орбиты планет для упрощения показаны круговыми, а не эллиптическими.)
Если пристальнее вглядеться в увеличенное изображение Солнечной системы на цилиндрической печати VA/243 (рис. 101), то можно заметить, что окружающие звезду «точки» на самом деле являются шарами, размеры и расположение которых в точности соответствуют схеме Солнечной системы на рис. 100. За небольшим Меркурием следует более крупная Венера. Рядом с Землей, размеры которой приблизительно совпадают с размерами Венеры, изображена маленькая Луна. Еще дальше, если двигаться против часовой стрелки, расположен Марс, который меньше Земли, но больше Луны или Меркурия.
На древнем рисунке имеется изображение неизвестной нам планеты, которая гораздо больше Земли, но меньше Юпитера и Сатурна и располагается вслед за ними. Далее идут две планеты, соответствующие нашим Урану и Нептуну. И, наконец, на рисунке присутствует Плутон, хотя и не на своем привычном месте, позади Нептуна, а между Сатурном и Ураном.
Несмотря на то что на шумерских рисунках Луна предстает перед нами полноценным небесным телом, все остальные известные нам планеты находятся на своих местах (за исключением Плутона) и изображены в правильном масштабе.
Тем не менее, судя по этому рисунку 4500-летней давности, в Солнечной системе существует – или существовала – еще одна крупная планета, орбита которой пролегает между орбитами Марса и Юпитера. Нам предстоит убедиться, что это и есть Двенадцатая Планета, родная планета не-филим.
Если бы эту шумерскую карту стали изучать двести лет назад, то исследователи подумали бы, что шумеры имели ложное представление о нашей Солнечной системе, предполагая существование планеты за Сатурном. Теперь же мы по крайней мере знаем, что Уран, Нептун и Плутон действительно находятся в этой области пространства. Являются ли другие отличия в древней модели плодом воображения или шумеры получили от нефилим достоверную информацию, что Луна когда-то была полноценным членом Солнечной системы, Плутон располагался вблизи Сатурна, а между Марсом и Юпитером находилась Двенадцатая Планета?
Господствовавшая долгое время теория о том, что Луна – это всего лишь «замороженный мяч для гольфа», была отброшена только после нескольких успешных полетов американских космических кораблей в рамках программы «Аполлон». Наиболее правдоподобной считалась гипотеза, что Луна представляет собой глыбу материи, оторвавшуюся от Земли в те времена, когда наша планета бы-
ла еще расплавленной и пластичной. Если бы не удары миллионов метеоритов, оставлявших кратеры на поверхности Луны, это был бы безликий и безжизненный кусок материи, затвердевший и вынужденный стать вечным спутником Земли.
Однако результаты исследований автоматических зондов заставили усомниться в справедливости этой гипотезы. Выяснилось, что химический и минеральный состав Луны существенно отличается от химического и минерального состава Земли, что противоречит теории «отрыва». Эксперименты, проведенные на Луне американскими астронавтами, а также анализ привезенных ими лунных пород, не оставили сомнений в том, что ныне безжизненная Луна когда-то была «живой». Как и Земля, она состоит из нескольких слоев, что свидетельствует о постепенном остывании и отвердевании расплавленной массы материи. Подобно Земле, Луна вырабатывает тепло, но исходит оно не от радиоактивных пород, «варящихся» под огромным давлением в ее ядре, – радиоактивные материалы располагаются здесь вблизи поверхности. Здесь обнаруживается еще одно противоречие – удельная масса этих материалов слишком велика, чтобы они могли всплыть наверх в смеси расплавленных пород. Как же тогда они оказались вблизи поверхности Луны?
Гравитационное поле Луны неравномерно, как будто огромные куски тяжелых пород (таких, как железо) не опустились в ядро, а остались хаотически разбросанными в толще вещества. Но какие процессы лежали в основе этого явления? Ученые обнаружили доказательства того, что древние лунные породы были намагничены. Кроме того, имеются данные об изменении и даже смене полярности магнитных полей. Чем были вызваны эти явления: внутренними процессами неизвестной природы или каким-то внешним воздействием?
Астронавты «Аполлона-16» нашли на Луне породы, образовавшиеся в результате дробления твердых минералов и их повторного сплавления в результате сильного и внезапного нагрева. Когда и как эти породы были раздроблены, а затем спеклись? В других образцах лунного грунта обнаружилось большое количество радиоактивных изотопов калия и фосфора, которые на Земле встречаются только на большой глубине.
Проанализировав все эти данные, ученые пришли к выводу, что Луна и Земля сформировались из одних и тех же материалов примерно в одно время, но далее развивались как самостоятельные небесные тела. По мнению ученых из Национального управления по аэронавтике и космическим исследованиям США (NASA), первые 500 миллионов лет своего существования Луна эволюционировала «нормально». Затем произошло следующее (по данным статьи, опубликованной в «The New York Times»).
Самые сильные катаклизмы имели место около 4 миллиардов лет назад, когда небесные тела размером с крупные города и даже небольшие страны сталкивались с Луной, формируя на ней огромные впадины и вздымающиеся горы.
Огромное количество радиоактивных минералов, оставшихся после столкновений, начали нагревать расположенные в глубине горные породы, расплавив их значительную часть, в результате чего потоки лавы стали изливаться на поверхность через трещины в коре.
«Аполлон-15» обнаружил в кратере Циолковского осыпи, размер которых в шесть раз превышает самую большую осыпь горных пород на земле. «Аполлон-16» обнаружил, что при столкновении, в результате которого образовалось море Нектара, обломки разлетелись более чем на 1000 миль.
«Аполлон-17» приземлился рядом с уступом, который в семь раз выше любого подобного образования на Земле. Для его формирования необходимы колебания лунной коры, сила которых в восемь раз превосходит самое мощное землетрясение за всю историю нашей планеты.
Последствия этого космического события ощущались на протяжении 800 миллионов лет, и поэтому внешний вид и поверхность Луны окончательно сформировались около 3, 2 миллиарда лет назад.
Таким образом, шумеры были правы, изображая Луну как самостоятельное небесное тело. Кроме того, они оставили нам текст, описывающий и объясняющий космическую катастрофу, о которой говорили специалисты NASA
Планета Плутон заслужила у ученых репутацию «загадочной». Остальные планеты вращаются вокруг Солнца по орбитам, почти не отличающимся от правильных окружностей, тогда как эксцентриситет орбиты Плутона весьма существенен – его орбита представляет собой вытянутый эллипс. Орбиты всех остальных планет лежат в одной плоскости, а плоскость орбиты Плутона отклонена от нее примерно на 17 градусов. Из-за этих двух особенностей Плутон является единственной планетой Солнечной системы, которая пересекает орбиту другой планеты, Нептуна.

По своим размерам Плутон относится к классу «спутников». Его диаметр составляет около 3600 миль – немногим больше, чем диаметр Тритона, спутника Нептуна, или одного из десяти спутников Сатурна – Титана. Необычные характеристики Плутона заставили ученых предположить, что этот «отщепенец» начал свою небесную жизнь в качестве спутника, но затем каким-то образом сумел «убежать» от хозяина и стал вращаться по собственной гелиоцентрической орбите.
Шумерские тексты утверждают, что именно так все и произошло.
Самым главным из всех вопросов, касающихся формирования Солнечной системы, является вопрос о существовании Двенадцатой Планеты. Это кажется невероятным, но наши астрономы уже искали доказательства того, что такая планета действительно существовала где-то между Марсом и Юпитером.
К концу восемнадцатого столетия, еще до открытия Нептуна, несколько астрономов продемонстрировали, что «удаление планет от Солнца подчиняется определенному закону». Эта гипотеза, получившая название закона Боде, убедила ученых в том, что еще одна планета должна была вращаться вокруг Солнца там, где в настоящее время не наблюдается никакого крупного небесного тела – то есть между орбитами Марса и Юпитера.
Вдохновленные математическими расчетами, астрономы принялись тщательно исследовать небо в области, где должна была находиться недостающая планета. В первый день девятнадцатого столетия итальянский астроном Джу-зеппе Пиацци обнаружил именно в этой области очень маленькую планету (485 миль в поперечнике), которую он назвал Церерой. К 1804 году количество известных астероидов возросло до четырех; в настоящее время обнаружено более 3000 астероидов («малых планет»), вращающихся вокруг Солнца в так называемом поясе астероидов. Астрономы не сомневались, что это обломки рассыпавшейся планеты. Русские ученые назвали ее Фаэтоном («колесницей»).
Несмотря на убежденность в существовании этой планеты, астрономам никак не удавалось объяснить ее гибель. Может быть, она взорвалась? Но в этом случае обломки должны были разлететься во все стороны, а не образовать «пояс». Если планета разрушилась в результате столкновения, то куда делось небесное тело, с которым она столкнулась? Или оно тоже рассыпалось? Однако общей массы мусора, вращающегося в поясе астероидов вокруг Солнца, недостаточно даже для одной планеты, не говоря уже о двух. Кроме того, у всех астероидов одинаковое направление вращения вокруг своей оси, и это свидетельствует о том, что они образовались из одного небесного тела. Каким же образом рассыпалась эта недостающая планета и что послужило причиной катастрофы?
Ответы на эти вопросы пришли к нам из глубокой древности.
Около ста лет назад расшифровка найденных в Месопотамии древних текстов подвела ученых к неожиданному выводу: они не только перекликались с некоторыми фрагментами Священного Писания, но и предшествовали им.

Работа Эберхарда Шредера «Die Keilschriften und das alte Testament», опубликованная в 1872 году, стала первой в целом потоке книг, статей, лекций и дискуссий, не иссякавшем на протяжении полувека. Существовала ли в глубокой древности связь между Вавилоном и Библией? Газетные заголовки были провокационными: «BABEL UND BIBEL».
Среди множества текстов, обнаруженных Генри Лэйяр-дом среди развалин библиотеки Ашурбанипала в Ниневии, оказался миф о сотворении мира, не похожий ни на одну из историй из Книги Бытия. Текст, восстановленный по фрагментам табличек и опубликованный Джорджем Смитом в 1876 году («The Chaldean Genesis»), неопровержимо свидетельствовал о существовании аккадского текста, написанного старовавилонским шрифтом и повествующего о том, как бог сотворил Небо, Землю и все живые существа на Земле, включая человека.
В настоящее время существует обширная литература, в которой месопотамский текст сравнивается со сведениями, изложенными в Библии. Время, потраченное вавилонским божеством на сотворение мира, измерялось не днями (шесть дней), а количеством табличек с текстом (тоже шесть). На седьмой день библейский бог отдыхал и радовался творению своих рук – седьмая табличка месопотам-ского эпоса посвящена восхвалению месопотамского божества и его дел. Подчеркивая эти совпадения, Л. У. Кинг назвал свою книгу, содержащую глубокий анализ этой проблемы, «Семь Таблиц Творения».
Этот текст, получивший название «Мифа творения», в древности был известен по своим первым строчкам, «Эну-ма элиш» («Когда вверху…»). Библейское повествование начинается с сотворения неба и земли, тогда как месопотамский миф является настоящей космогонией, унося нас в начало времен:
Когда вверху не названо небо, А суша внизу была безымянна…
Именно тогда, как свидетельствует миф, два первородных небесных тела дали жизнь нескольким небесным «богам». По мере увеличения числа божественных существ, они стали производить ужасный шум, тревожа покой своего Первородного Отца. Верный посланец убедил его принять строгие меры и призвать к порядку юных богов, но они объединились и выступили против отца, отобрав у него власть. Первородная Мать жаждала мщения. Тогда бог, возглавлявший бунт против Первородного Отца, выдвинул новое предложение: его юного сына следует ввести в состав Совета Богов и вручить ему верховную власть, чтобы он мог в одиночку сражаться с «чудовищем», которым оказалась их мать.
Получив верховенство среди богов, юноша – согласно вавилонской версии это был Мардук – выступил против чудовища и после жестокой битвы убил ее, а затем разрубил пополам. Из одной половины он сотворил Небо, а из другой – Землю.
Затем он провозгласил неизменный порядок на небесах, определив каждому небесному богу постоянное место. На земле он создал горы, моря и реки, времена года, растительность и человека. На земле же была построена копия небесной обители – Вавилон с его высоким храмом. Боги и смертные получили обязательные для соблюдения заповеди, законы и ритуалы. Затем боги провозгласили Мардука верховным божеством и наградили его «пятьюдесятью именами» – то есть даровали ранг и прерогативы, принадлежавшие Энлилю.
По мере того как обнаруживались и переводились все новые фрагменты эпической поэмы, становилось ясно, что это не просто литературное произведение. Это был наиболее почитаемый историко-религиозный эпос Вавилона, декламировавшийся во время новогодних праздников. Цель вавилонской версии состояла в утверждении верховенства Мардука, и поэтому именно этот бог был сделан главным героем «Мифа творения». Но так было не всегда. Многочисленные факты свидетельствуют о том, что эпическая поэма представляла собой грандиозную политико-религиозную фальсификацию – переделку более ранних шумерских версий, главными действующими лицами которых были Ану, Энлиль и Нинурта.
Тем не менее независимо от того, какие имена носят герои этой небесной и божественной драмы, сама поэма не менее древняя, чем шумерская цивилизация. Многие ученые видят в ней философское произведение – первую версию рассказа об извечной борьбе добра со злом – или аллегорическое описание таких природных явлений, как лето и зима, восход и закат, смерть и воскрешение.
Но почему бы не воспринимать эту эпическую поэму буквально – как изложение космологических сведений, сообщенных шумерам нефилим? Этот новый и довольно смелый подход позволяет сделать вывод, что «Миф творения» прекрасно объясняет события, которые, вполне вероятно, происходили в нашей Солнечной системе в незапамятные времена.
Сценой, на которой разворачивалась небесная драма «Энума элиш», был первозданный космос. Небесные актеры выступали как в роли творцов, так и в роли творений. Акт I:
Когда вверху не названо небо, А суша внизу была безымянна, Апсу первородный, всесотворитель, Праматерь Тиамат, что все породила, Воды свои воедино мешали, Тростниковых загонов тогда еще не было, Когда из богов никого еще не было, Ничто не названо, судьбой не отмечено, Тогда в недрах зародились боги…
Несколькими первыми фразами, выдавленными тростниковой палочкой на глиняной табличке, – девять коротких строк – древний поэт помещает нас в первый ряд зрительного зала и поднимает занавес самого величественного из всех спектаклей – создания нашей Солнечной системы.
В бесконечном космическом пространстве на наших глазах появляются «боги», получают имена и «судьбы» – постоянные орбиты. В самом начале существовали только три небесных тела: «первородный АП.СУ («тот, кто существовал с самого начала»), МУМ.МУ («тот, кто был рожден) и ТИАМАТ («дева жизни»). Затем Апсу и Тиамат смешали свои «воды», причем текст не оставляет сомнений, что это не те воды, в которых растет тростник, а первородные воды, главные животворные элементы космоса.
Таким образом, Апсу – это Солнце, «тот, кто существовал с самого начала».
Ближайшим его соседом был Мумму. Из дальнейшего повествования становится ясно, что Мумму являлся верным помощником и посланником Апсу – вполне подходящее описание для Меркурия, небольшой планеты, быстро вращающейся вокруг своего гигантского хозяина. Именно так представляли себе древние греки, а вслед за ними и римляне бога-планету Меркурий: быстроногий вестник богов.
Чуть дальше располагалась Тиамат. Это и есть «чудовище», которую впоследствии разрубил Мардук, то есть «недостающая планета». Однако в начале времен она была первой «девой-матерью» первой Божественной Троицы. Пространство между Апсу и Тиамат не было пустым – его заполняли первородные элементы Апсу и Тиамат. В результате взаимодействия этих «вод» между Апсу и Тиамат возникла пара небесных богов, или планет.
Воды свои воедино мешали…
Тогда в недрах зародились боги,
Явились Лахму и Лахаму и именем названы были.
Этимологически названия обеих планет восходят к одному корню ЛХМ («воевать»). Древние мифы гласят, что Марс был богом войны, а Венера – богиней любви и войны. И действительно, ЛАХМУ и ЛАХАМУ являются соответственно мужским и женским именем; таким образом, личность этих двух богов и планет подтверждается как этимологически, так и мифологически. Дополнительные доказательства дает астрономия: «недостающая» планета Тиамат располагалась позади Марса. И Марс, и Венера занимали область пространства между Солнцем (Апсу) и Тиамат. Этот факт иллюстрируется шумерской картой небес (рис. 102, 103).
Процесс формирования Солнечной системы на этом не закончился. Появились Лахаму и Лахму – Венера и Марс – а затем:
И пока они росли и мужали,
Тогда родились Аншар и Китар.
Они дни копили, множили годы,
И наследник их – Ану, – отцам своим равный.
Ану-первенца Аншар себе уподобил.
Нудиммуда сотворил по своему подобию Ану.
В лаконичном, но в то же время удивительно точном повествовании перед нами разворачивается первый акт творения. Мы узнаем, что Марс и Венера выросли лишь до определенных размеров, причем еще до того, как их формирование окончательно завершилось, появилась еще одна пара планет. Это были планеты-великаны, о чем свидетельствуют и их имена – АН.ШАР, или «первейший на небесах», и КИ.ШАР, или «первейший из твердых земель». Они превзошли размерами первую пару и получили более высокий статус. По описанию этих планет, а также по их эпитетам и расположению нетрудно распознать Сатурн и Юпитер (рис. 104).
По прошествии некоторого времени («множили годы») на свет появилась третья пара планет. Первым сформировался Ану, меньший по размерам, чем Аншар и Кишар («первенец»), но превосходящий первые планеты («отцам своим равный»). Ану, в свою очередь, сотворил близнеца «по своему подобию». В вавилонской версии эта планета-близнец носит имя НУДИММУД – эпитет Эа/Энки. И в этом случае описание и расположение пары планет позволяют отождествить их с известными нам членами Солнечной системы, Ураном и Нептуном.
В число этих внешних планет входила еще одна – та, которую мы называем Плутоном. В «Мифе творения» Ану называется первенцем Аншара, что предполагает существование еще одного планетарного «бога», рожденного Ан-шаром/Сатурном. В поэме это небесное божество появляется позже, в рассказе о том, как Аншар направлял своего посланника по имени ГАГА с различными поручениями к другим планетам. Функции и статус Гаги аналогичны функциям и статусу Мумму, посланника Апсу, что подтверждается многочисленными сходными характеристиками Меркурия и Плутона. Таким образом, Гагу можно идентифицировать как Плутон, но на небесной карте шумеров он располагался не после Нептуна, а рядом с Сатурном – как его «посланник», или спутник (рис. 105).
К окончанию первого акта творения Солнечная система состояла из Солнца и девяти планет:
СОЛНЦЕ – Апсу, «тот, кто существовал с самого начала»
МЕРКУРИЙ – Мумму, «тот, кто был рожден»
ВЕНЕРА – Лахаму, «госпожа битв»
МАРС – Лахму, «бог войны»
?? – Тиамат, «дева жизни»
ЮПИТЕР – Кишар, или «первейший из твердых земель»
САТУРН – Ангиар, или «первейший на небесах»
ПЛУТОН – Гага, «советник и посланник Аншара»
УРАН – Ану, «тот, кто в небесах»
НЕПТУН – Нудиммуд (Эа), «искусный творец»
Но где же Земля и Луна? Они возникнут позже, в результате космической катастрофы.
После величественной драмы рождения планет, составляющей содержание первого акта «Мифа творения», перед нами поднимается занавес второго акта, повествующего о беспорядках на небесах. Новорожденная группа планет была нестабильной. Они притягивались друг к другу и приближались к Тиамат на опасное расстояние, тревожа первородное небесное тело.
Толпой собираются сородичи-боги,Тревожат Тиамат, снуют, суетятся,Чрево Тиамат они колеблют Буйным гамом в верхних покоях. В Апсу не утихает их гомон, Но спокойна, безмолвствует Тиамат, Хотя тягостны ей их повадки, Не добры их пути, она же щадит их.
Совершенно очевидно, что здесь идет речь о нестабильных орбитах. Новые планеты «снуют, суетятся», приближаются друг к другу («толпой собираются»), оказывают влияние на орбиту Тиамат, подходя слишком близко к ее «чреву». Несмотря на то что потенциальная опасность угрожала Тиамат, Апсу тоже были «отвратительны их повадки», и он решил: «Их погублю я, дела их разрушу». Он открыл свой тайный замысел только советнику Мумму, но младшие боги подслушали их разговор. Испугавшись, они «заметались, после затихли, безмолвно сидели». Единственным, кто не потерял присутствия духа, оказался Эа. Он предложил усыпить Апсу. Когда остальные боги приняли его план, Эа «заклинанье святое сотворил премудро» и окружил дремотой первородные «воды» Солнечной системы.
Что же это было за заклинание, произнесенное «Эа», – внешней планетой Солнечной системы Нептуном, которая вращалась вокруг Солнца наряду с другими планетами? Может быть, Нептун оказал воздействие на магнитное поле Солнца, что привело к изменению в его радиоактивном излучении? Или сам Нептун излучал огромное количество энергии? Как бы то ни было, а в эпической поэме его воздействие сравнивается с погружением Апсу (Солнца) в сон. «Цепененье» охватило даже советника Мумму.
Как в библейской легенде о Самсоне и Далиле, охваченного сном героя без труда лишили могущества. Не теряя времени, Эа отобрал у Апсу его первенство творца Погасив значительную часть выбросов первичной материи из Солнца, Эа/Нептун «перевязь снял, сорвал тиару – Апсу сиянием овладел он». Таким образом, Апсу был «предан смерти». Мумму тоже был лишен свободы передвижения – Эа «Мумму пленил, на засов его запер» – и превратился в безжизненную планету, расположенную в непосредственной близости от своего «господина».
Лишив Солнце созидательной силы, то есть остановив процесс выброса из его недр энергии и материи для формирования новых планет, боги на некоторое время стабилизировали Солнечную систему. Победа была отмечена изменением смысла эпитета «Апсу»: теперь он применялся к обители Эа. Таким образом, любая новая планета могла появиться лишь из нового Апсу, то есть из дальнего космоса, с которым соприкасалась внешняя планета Солнечной системы.
Сколько же времени прошло до того момента, когда хрупкий мир был вновь нарушен? Эпическая поэма не дает ответа на этот вопрос. Однако после небольшой паузы повествование разворачивает перед нами третий акт драмы:
В покое судеб и предначертаний. Бог зачал мудрейшего из мудрых – В Апсу зарожден был Мардук…
Новый небесный «бог» – новая планета – присоединилась к остальным. Она образовалась в дальнем космосе, и именно там пролегала ее орбита, или «судьба». Причиной ее появления в Солнечной системе был Нептун, «зачавший» ее. «Эа, родитель, там его создал», – гласит древний текст. Это было незабываемое зрелище:
Его лик был прекрасен, сверкали взгляды!
Изначально властна, царственна поступь…
Он ростом велик, среди всех превосходен…
И всевидящи очи – все прозревают!
Средь богов высочайший, прекраснейший станом,
Мышцами мощен, ростом всех выше!
Строки поэмы указывают на то, что пришедший из открытого космоса Мардук был молодой планетой: «Он рот раскроет – изо рта его пламя!»
Когда Мардук приблизился к другим планетам, его окружило «десяти богов сиянье». То есть его приближение стало причиной электромагнитного излучения остальных членов Солнечной системы. Здесь одно единственное слово подтверждает нашу версию расшифровки «Мифа творения»: на пути Мардука встретились десять небесных тел – Солнце и всего девять планет.
Далее поэма ведет нас по пути постепенно набиравшего скорость Мардука. Сначала он прошел мимо «породившей» его планеты, то есть притянувшего его в Солнечную систему Эа/Нептуна. При сближении гравитационное поле Нептуна изменило траекторию Мардука.
В то время Мардук был еще достаточно пластичен. Когда он проходил мимо Эа/Нептуна, один его бок начал раздуваться, как будто у него росла вторая голова. Тем не менее планета не распалась на части. Однако когда Мардук достиг окрестностей Ану/Урана, от него стали отделяться куски материи, что привело к образованию четырех спутников. «Породил Ану четыре ветра, вложил ему в руки». Эти четыре спутника, или «ветра», быстро вращались вокруг Мардука.
Траектория Мардука – сначала он приблизился к Урану, а затем к Нептуну – указывает на то, что проникнувший в Солнечную систему Мардук вращался по ретроградной орбите (по часовой стрелке), что не совпадало с направлением вращения остальных планет. Двигаясь дальше, пришелец попал под воздействие мощных гравитационных полей гигантов Аншара/Сатурна и Кишара/Юпитера. В результате его траектория еще больше отклонилась к центру Солнечной системы, в направлении Тиамат (рис. 106).
Вскоре приближение Мардука стало тревожить Тиамат и внутренние планеты (Марс, Венеру и Меркурий): «Он сотворил ураганы и вихри, он топи создал, что гнетут Тиамат… Тяжко богам, нет покоя от ветров».
Далее несколько строк древнего текста повреждены, но из сохранившихся фрагментов можно сделать вывод об изменении орбиты Тиамат (она «томится, мятясь»).
Вскоре гравитация приближающейся крупной планеты начала отрывать огромные куски от Тиамат. Из ее «чрева» появились одиннадцать свирепых чудовищ. Готовясь ветретиться лицом к лицу с Мардуком, она их «окружила нимбами, к богам приравняла».
Особую роль в поэме и во всей месопотамской космогонии играл главный спутник Тиамат по имени КИНГУ, первенец из богов, «что совет составляли».
Из богов, своих первенцев, что совет составляли, Кингу избрала, вознесла надо всеми – полководителем, Главным в Совете.
Под воздействием гравитационных полей этот большой спутник Тиамат начал смещаться в направлении Мар-дука. Именно это обстоятельство – вручение Кингу Таблицы Судеб, то есть наделение его самостоятельной орбитой, больше всего не понравилось остальным богам. Кто позволил Тиамат создавать новые планеты? – вопрошал Эа. Он пожаловался гиганту Аншару, рассказав о том, что Тиамат родила чудовищ и возвысила своего первенца Кингу, вручив ему Таблицу Судеб.
Повернувшись к Эа, Аншар спросил его, может ли он убить Кингу. Ответ Эа не сохранился, но он, по всей видимости, не удовлетворил Аншара, который обратился с таким же вопросом к Ану (Урану). Ану идет, но, лишь взглянув на Тиамат, возвращается в страхе.
Среди встревоженных богов назревает конфликт: один за другим все отказываются от битвы. Неужели никто не сразится с рассвирепевшей Тиамат?
К этому моменту Мардук, миновавший Нептун и Уран, приближался к Аншару (Сатурну) и его широким кольцам. Тогда Аншара осеняет: именно Макрдук должен стать героем и вступить в противоборство с Тиамат. Соприкоснувшись с кольцами Сатурна (они «поцеловали друг друга в губы»), Мардук отвечает согласием на предложение уничтожить Тиамат и отомстить за богов.
Условия сделки просты: Мардук и его «судьба» – орбита, по которой он вращается вокруг Солнца, должны быть признаны главными. Именно в этот момент Гага, спутник Аншара/Сатурна, изменяет свою орбиту. Аншар отправляет своего посла Гагу к старейшим богам, чтобы он изложил им все события.
Проходя мимо всех планет, Гага вынудил их отдать верховную власть Мардуку. Результат был заранее предсказуем: боги с готовностью признали Мардука правителем, призывая его не медлить и лишить жизни Тиамат.
Далее следует четвертый акт драмы, в котором мы становимся свидетелями небесной битвы. Боги на своем совете определили «судьбу» Мардука – их гравитационные поля изменили его орбиту, и теперь «битва», то есть столкновение с Тиамат, стала неотвратимой.
Как и подобает воину, Мардук запасся разнообразным оружием:
Он лук избрал оружием в битве,Изготовил стрелы, тетиву приладил.Булаву схватил он своею десницей, Лук и колчан на боку повесил. Выпустил молнию перед собою, Сверкающим пламенем наполнил тело.Он сделал сеть: уловить изнутри Тиамат…
Все это не что иное, как известные природные явления – электрические разряды, наблюдавшиеся при сближении двух планет, а также гравитационные поля («сеть»).
Но главным оружием Мардука были спутники, которыми его снабдил Уран: Южный Ветер, Северный Ветер, Восточный Ветер и Западный Ветер. Проходя мимо гигантов Сатурна и Юпитера и попав под воздействие их мощных гравитационных полей, Мардук «породил» еще три спутника – Разрушающий Ветер, Ураган и Четыреждымощ-ный Ветер.
Используя спутники в качестве «колесницы непобедимых вихрей», он «направил ветры, что сотворил он, всю семерицу… изнутри сотрясать Тиамат». Противники были готовы к бою:
Вышел владыка, вперед устремился,К Тиамат яростной путь свой направил…Владыка приблизился заглянуть в Тиамат,Кингу, супруга ее, разведать планы.
Но как только планеты сблизились, траектория Мардука стала меняться:
Гладит – и сбивается его походка,Мутится разум, мешаются мысли.
Даже спутники Мардука сбились с курса:
И боги-помощники, что с ним рядом стояли, Потемнели ликом, как героя узрели.
Может быть, противники смогут разойтись с миром?
Но жребий был уже брошен, и планеты неумолимо сближались. «Взревела, вверх взвиваясь, Тиамат», «оружие грозное, поднял Владыка». По мере приближения Мардука ярость Тиамат усиливалась. Она «чары швыряет, заклинанья бормочет». По всей видимости, это те же чары, или небесные волны, что Эа использовал против Апсу и Мум-му. Но Мардук продолжал наступать на противника:
Друг на друга пошли Тиамат и Мардук, из богов он мудрейший,Ринулись в битву, сошлись в сраженье.
Далее в поэме идет описание небесной битвы, в результате которой были созданы Небо и Земля:
Сеть Владыка раскинул, сетью ее опутал.

Злой Вихрь, что был позади, он пустил пред собою,
Пасть Тиамат раскрыла – поглотить его хочет,
Он вогнал в нее Вихрь – сомкнуть губы она не может.
Ей буйные ветры заполнили чрево,
Ее тело раздулось, ее пасть раскрылась.
Он пустил стрелу и рассек ей чрево,
Он нутро ей взрезал, завладел ее сердцем.
Таким образом, здесь мы сталкиваемся с оригинальной теорией, дающей ключ к разгадке небесных тайн (рис. 107). В нестабильную систему, состоящую из Солнца и девяти планет, вторглась большая, похожая на комету планета, прилетевшая из открытого космоса. Сначала она сблизилась с Нептуном, а после прохождения Урана, а также гигантов Сатурна и Юпитера ее траектория отклонилась к центру Солнечной системы, а у самой планеты появились семь спутников. Путь «пришельца» лежал прямо к Тиамат, следующей планете на его пути.
А. «Ветры» Мардука сталкиваются с Тиамат и ее «воинством» (под предводительством Кингу)
Тем не менее две планеты не столкнулись, и с точки зрения астрономии этот факт очень важен. В Тиамат врезались спутники Мардука, а не сама планета. В результате тело Тиамат «раздулось», и образовалась широкая трещина. В эту трещину Мардук «пустил стрелу», то есть мощный электрический разряд, который в виде огромной молнии протянулся от «наполненного сиянием» Мардука. Проникнув внутрь Тиамат, этот заряд «завладел ее сердцем» – нейтрализовал электрическое и магнитное поле самой Тиамат. После первого столкновения с Мардуком Тиамат лежала расколотой и безжизненной, но ее окончательная судьба еще не была определена. Столкновение с Кингу, главным спутником Тиамат, было еще впереди, но участь остальных десяти, меньших по размеру, спутников решилась сразу же
Как убил он предводительницу Тиамат, – Рассеялось войско ее, разбежались отряды.А боги-соратники, что с ней выступали, От страха дрожа, назад повернули, Убежали, жизни свои спасая.
Вполне логично предположить, что это рассеянное войско, «от страха дрожа», повернувшее назад, изменило направление движения.
Приняв эту гипотезу, мы находим ответ на еще одну загадку Солнечной системы – о происхождении комет. Эти крошечные скопления материи иногда называют «непослушными» членами Солнечной системы, поскольку их движение не подчиняется ни одной из общих закономерностей. Орбиты всех планет (за исключением Плутона) близки к правильным окружностям, а орбиты комет вытянуты, причем в некоторых случаях достаточно сильно, так что они исчезают из виду на сотни и даже тысячи лет. Все планеты (опять же за исключением Плутона) вращаются вокруг Солнца в одной плоскости; орбиты комет лежат в разных плоскостях И самое важное отличие – все известные нам планеты вращаются вокруг Солнца против часовой стрелки, тогда как многие кометы движутся по ретроградным орбитам, то есть в противоположном направлении.
Астрономы не в состоянии объяснить, какая сила или какое событие ответственны за образование комет и их необычные орбиты.

Наш ответ: Мардук. Вращаясь в обратном направлении и в своей собственной плоскости, он рассеял «воинство» Тиамат и разбил его на небольшие по размерам кометы, орбиты которых сформировались под воздействием его гравитационного поля, так называемой «сети»:
Но в кольце оказались, ускользнуть не сумели…Он в плен их забрал, разбил их оружье. А одиннадцать, тех, что грозили страхом,
Скопище тварей, что шло с ней справа, Он бросил в оковы, связал им руки… Понесли наказанье – в заключенье попали.
После завершения битвы Мардук отобрал у Кингу Таблицу Судеб (независимую орбиту) и «на груди своей спрятал»: его траектория изменилась, и он стал вращаться вокруг Солнца. С этого момента Мардуку суждено все время возвращаться на место небесной битвы.
Победив Тиамат, Мардук удалился от нее, обогнул Солнце, вновь миновал внешние планеты Эа/Нептуна, чьи мечты он исполнил, и Аншар/Сатурна, славу которого он укрепил. Двигаясь по новой орбите, он затем вернулся к месту битвы и «над богами закованными он закрепил победу».
Далее перед нами разворачивается пятый акт драмы, и именно с этого момента – хотя этот факт до сих пор до конца не осознан – библейская история сотворения мира начинает совпадать с месопотамским «Мифом творения». Именно теперь начинается создание Земли и Небес.
Завершив первый оборот вокруг Солнца, Мардук «к Тиамат, что он одолел… снова вернулся»:
Усмирился Владыка, оглядел ее тело.Рассек ее тушу, хитроумное создал.Разрубил пополам ее, словно ракушку.
Теперь сам Мардук ударил поверженную планету, расщепив ее надвое и отделив верхнюю часть, или «череп». Затем один из спутников Мардука, именуемый Северным Ветром, врезался в отделившуюся часть. Сильный удар сместил эту половину – ей суждено было стать Землей – на другую орбиту, в ту часть пространства, которая до этого оставалась пустой:
На ноги Тиамат наступил Владыка.Булавой беспощадной рассек ей череп. Он разрезал ей вены, и поток ее крови Северный ветер погнал по местам потаенным…
Так была создана Земля!
Нижней части была уготована совсем другая судьба: на своем втором витке в нее врезался сам Мардук, раздробив на мелкие куски (рис. 108):
В. Тиамат была расколота на две части: распавшаяся на куски половина образовала Небо, то есть пояс астероидов; другая половина, или Земля, была вытолкнута на новую орбиту спутником Мар-дука Северным Ветром. Самый большой спутник Тиамат – Кингу – стал Луной, а остальные спутники превратились в кометы.
Взял половину – покрыл ею небо.Сделал запоры, поставил стражей…
Осколки разбившейся половины превратились в небесный «браслет», нечто вроде экрана между внешними и внутренними планетами. Они растянулись в пространстве широкой полосой, образовав пояс астероидов.
Астрономы и физики признают существование значительных отличий между внутренними, или «земными», планетами (Меркурием, Венерой, Землей с ее спутником Луной и Марсом) и внешними (Юпитер и все остальные), разделенными поясом астероидов. В шумерском «Мифе творения» мы находим объяснение этому явлению.
Более того, нам предлагается – впервые – строгая в научном отношении космогоническая реконструкция космических событий, которые привели к исчезновению «недостающей планеты», а также к образованию пояса астероидов (а также комет) и Земли. После того как несколько спутников Мардука и мощный электрический разряд раскололи Тиамат, еще один спутник Мардука столкнул верхнюю часть на новую орбиту, в результате чего появилась планета Земля. На втором витке вокруг Солнца Мардук раздробил нижнюю половину на мелкие части и рассеял их, превратив в широкий небесный пояс.
Месопотамский «Миф творения» отвечает на все поставленные нами вопросы. Более того, он объясняет, почему все континенты Земли сосредоточены на одной ее половине, а другую занимает огромная впадина (дно Тихого океана). Показательны также постоянные упоминания о «водах» Тиамат. Ее называли «водным чудовищем», и вполне логично, что Земля, являющаяся частью Тиамат, унаследовала эти воды. Многие современные ученые называют Землю «планетой Океана» – это единственная из известных нам планет Солнечной системы, осчастливленная таким количеством животворной воды.
Какой бы новаторской ни выглядела эта космогоническая теория, древние пророки, высказывания которых можно найти в Ветхом Завете, воспринимали ее как нечто само собой разумеющееся. Пророк Исайя вспоминает «дни древние», когда мышца Господня «поразила крокодила» (Техом-Раба) и «иссушила море, воды великой бездны». Прославляя Творца, псалмопевец в нескольких стихах пересказывает космогонию «Мифа творения»: «Ты расторг силою Твоею море, Ты сокрушил главы змиев в воде». Иов тоже вспоминает о том, как небесный владыка уничтожил чудовищ и, обнаруживая глубокое знание астрономии, воспевает Господа:
Он распростер север над пустотой, повесил землю пи на чем. Он заключает воды в облаках Своих, и облако не расседается
под ними…Силою Своею волнует море, и разумом Своим сражает его
дерзость.От духа Его – великолепие неба, рука Его образовала быстрого скорпиона.
Современные исследователи Библии признают, что древнееврейское слово «Техом» («водная бездна») происходит от Тиамат, что имя водного чудовища «Техом-Раба» означает «великая Тиамат» и что в основе библейского понимания первородных событий лежит шумерская космологическая поэма. Совершенно очевидно, что самыми важными из этих параллелей являются первые строфы Книги Бытия, описывающие, как Дух Божий носился над водами «Техом» и как свет Господа (Мардука в вавилонской версии) осветил тьму космоса, как он расщепил Тиамат, создав Землю и «Ракиа» (буквально «кованый браслет»). Этот небесный пояс (до настоящего времени его переводили как «твердь») был назван «небом».
В Книге Бытия прямо говорится, что именно этот «кованый браслет» Бог назвал «небом» («шамаим»). Аккадский текст тоже называет эту область неба «кованым браслетом» и описывает, как Мардук растягивал нижнюю половину Тиамат, пока ее противоположные концы не соединились, образовав большое замкнутое кольцо. Шумерские источники не оставляют сомнений в том, что конкретные «небеса», в отличие от общих понятий неба и космоса, относились к поясу астероидов.
Наша Земля и пояс астероидов – это не что иное, как «Небо и Земля» из месопотамских и библейских текстов. Они появились после того, как Тиамат была расчленена небесным владыкой.
После того как спутник Мардука по имени Северный Ветер вытолкнул Землю в новую область пространства, она обрела собственную гелиоцентрическую орбиту (результатом чего стала смена времен года) и начала вращаться вокруг своей оси (определяющее чередование дня и ночи). Месопотамские тексты утверждают, что после создания Земли Мардук «дни справедливые солнцу назначил, стражей дня и ночи поставил». Библия предлагает идентичную версию развития событий:
И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов; и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю.
Современные ученые убеждены, что после образования Земли наша планета представляла собой горячий шар из огнедышащих вулканов, заполнявших атмосферу дымом и паром. Когда температура понизилась, пар превратился в воду, и поверхность Земли разделилась на сушу и океаны.
Пятая табличка поэмы «Энума элиш» серьезно повреждена, но сохранившиеся строки содержат ту же самую информацию. Называя изливающуюся лаву «слюной» Тиамат, поэма справедливо помещает это явление раньше формирования атмосферы, океанов и континентов Земли. После того как Мардук «собрал и согнал» воду в тучи, образовались океаны, над которыми возвышались континенты. По-, еле охлаждения планеты появились дожди и туманы. Тем1 временем «слюна» продолжала изливаться, формируя рельеф земной поверхности. В этих строках тоже просматриваются явные параллели с Библией:
И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так
Теперь земля с океанами, континентами и атмосферой была готова к появлению на ней гор, рек, ручьев и долин. Приписывая создание этих природных явлений Мардуку, «Энума элиш» сообщает:
Он поставил главу Тиамат, он на ней гору насыпал. Он бездну открыл – устремились потоки.Тиф и Евфрат пропустил он сквозь ее очи, Ее ноздри заткнул он – накопил там воды…
В полном соответствии с современными научными представлениями и Книга Бытия, и «Энума элиш», и другие месопотамские тексты говорят о том, что жизнь на нашей планете зародилась в воде, после чего появились «животные пресмыкающиеся» и «птица пернатая». И только после этого Бог сотворил «душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их». Кульминацией и последним актом процесса творения стало появление человека.
//-- * * * --//
Установив новый порядок, Мардук «дал сияние Месяцу – хранителю ночи… Научил его сотворению дня – для распознания суток».
Кем же был этот небесный бог? В тексте он носит имя ШЕШ.КИ («небесный бог, охраняющий Землю»). В поэме ранее не упоминалась планета с таким именем, однако в тексте указывается, что этот бог находился под влиянием (то есть под воздействием гравитационного поля) другой планеты. Но какой – Земли или Тиамат?
Похоже, что роли Тиамат и Земли в тексте смешиваются. Земля – это второе рождение Тиамат. Луна называется «защитником» Земли, и точно так же Тиамат называла своим главным спутником Кингу.
В «Мифе творения» Кингу исключен из «воинства» Тиамат, которое было рассеяно в космосе, превратившись во вращающиеся по ретроградным орбитам кометы. После завершения первого оборота вокруг Солнца и возвращения к месту небесной битвы Мардук определил судьбу Кингу:
И Кингу, что был надо всеми главным, –
Он сковал его, Демону Смерти предал.
Он вырвал таблицы судеб, что достались тому не по праву…
Таким образом, Мардук не уничтожил Кингу, а наказал его, лишив независимой орбиты, которую даровала ему Тиамат, когда он увеличился в размерах. Съежившись, Кингу все же остался «богом» – членом семейства планет нашей Солнечной системы. Лишенный орбиты, он вынужден был вновь стать спутником. Поскольку верхняя часть Тиамат была вытеснена на новую орбиту (как планета Земля), за ней, по всей видимости, последовал и Кингу. Мы предполагаем, что наша Луна – это Кингу, бывший спутник Тиамат.
Превратившись в небесный ДУГ.ГА.Е («горшок, наполненный свинцом»), лишившись своих «животворных» элементов – атмосферы, воды и радиоактивных материалов, он уменьшился в размерах и стал «куском безжизненной глины». Эти шумерские метафоры точно описывают нашу безжизненную Луну и ее недавно открытую историю, а также судьбу этого спутника, который начинал как КИНГУ («великий посланник»), а закончил как ДУГ.ГА.Е («горшок, наполненный свинцом»).
Л. У. Кинг («The Seven tablets of Creation») сообщает о существовании трех фрагментов одной таблички с текстом, содержащим сведения из области астрономии и мифологии. В нем приводится другая версия битвы Мардука с Тиамат, в которой рассказывается о том, как Мардук наказал Кингу: «Кингу, ее супруга, оружьем не для битв разрезал он… Таблицы Судеб из руки его забрал». Попытка собрать и полностью перевести текст, предпринятая Б. Лан-десбергером в 1923 году («Archiv fur Keilschriftforschung») продемонстрировала тесную связь таких имен, как Кингу, Энсу и Луна.
Эти тексты подтверждают не только предположение, что главный спутник Тиамат стал нашей Луной, но также объясняют открытия ученых из NASA, обнаруживших, что «небесные тела размером с крупные города и даже небольшие страны сталкивались с Луной». И найденные Л. У. Кингом тексты, и данные NASA описывают Луну как «пустынную планету».
Обнаруженные при раскопках цилиндрические печати изображают небесную битву, в которой Мардук сражался с разъяренным божеством женского пола. На одном из таких изображений Мардук мечет в Тиамат молнию, а Кингу, изображенный в виде Луны, старается защитить породившую его Тиамат (рис. 109).
Рисунки, свидетельствующие о тождественности земного спутника Луны и Кингу, дополняются этимологическим фактом: имя бога (СИН), который в более поздние времена ассоциировался с Луной, происходит от имени СУ.ЕН («господин пустыни»).
Избавившись от Тиамат и Кингу, Мардук вновь «пересек небосвод, обозрел пространство». На этот раз его внимание было приковано к «чертогу Нудиммуда» (Нептуна) и окончательной судьбе Гаги, бывшего спутника Ан-шара/Сатурна, который стал «посланником» к другим планетам.
В «Энума элиш» сообщается, что в завершение небесных преобразований Мардук выделил этому богу новую орбиту в доселе неизведанной области небес, которая располагалась «в глубине» космоса, то есть гораздо дальше Нептуна. В соответствии со своим новым статусом планета получила имя УС.МИ («тот, кто указывает путь»). Это внешняя планета Солнечной системы, то есть Плутон.
В «Мифе творения» приводятся слова Мардука, который хвастается, что искусно изменил «пути» небесных богов и разделил их на две группы.
И это не пустые слова. Он уничтожил Тиамат, которая была первым партнером Солнца в акте творения. Он создал Землю и назначил ей новую орбиту, ближе к Солнцу. Он выковал небесный «браслет» – пояс астероидов, отделивший внешние планеты от внутренних. Он превратил большую часть спутников Тиамат в кометы, а главный ее спутник, Кингу, заставил вращаться вокруг Земли, сделав Луной. Он превратил спутник Сатурна Гагу в планету Плутон, придав ее орбите некоторое сходство с собственной орбитой (например, другую плоскость).
Загадки нашей Солнечной системы – океанические впадины на Земле, пустынная Луна, ретроградные орбиты планет, необычные характеристики Плутона – в нашей расшифровке месопотамского «Мифа творения» получают убедительное объяснение.
Устроив «стоянки» остальным планетам, Мардук закрепил за собой «стоянку Неберу», а затем «пересек небосвод» и «обозрел» новую Солнечную систему. Теперь она состояла из двенадцати небесных тел, с которыми ассоциировались двенадцать великих Богов (рис. 110).









Date: 2015-08-22; view: 38; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.008 sec.) - Пожаловаться на публикацию