Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Мои omorashi наблюдения





 

Меня всегда пленили девушки с чрезмерной природной сексуальностью. Это качество не связано напрямую с их внешними параметрами: размером бюста, формой носа, ушей, глаз и соответствию модельным данным. Девушка может внешне быть очень красивой и яркой, но холодной как лёд, и наоборот – внешне неприметной на первый взгляд, но жаркой как огонь. Такие девушки внешне озорные, в них присутствует некое ребячество и в то же время лёгкая развратность. Это сочетание создаёт такую гремучую, дьявольски-ангельскую смесь, которая манит и притягивает неравнодушных к сексуальной жизни мужчин. Их лисьи личики богаты на мимику, выражения, и все их жесты, движения - всё в совокупности притягивает к ним, как магнит, и сами они этим прекрасно умеют пользоваться, потому что все эти дары у них от природы, и они не умом, но инстинктом понимают, как это работает и действует.

С другой стороны трогает сердце и другой тип девушек – застенчивых скромняшек, под личиной которых нередко скрываются страстные натуры. Эдакие стесняшки, которые ведут себя тише воды, ниже травы; непритязательные, тихие, старающиеся не привлекать к себе внимания и краснеющие при обсуждении интимных тем и в особенности стыдящиеся говорить об этом. Но, оставшись один на один с партнером, такие девушки во время близости дадут фору иным выскочкам, внешне заявляющим о себе, как о королевах красоты и богинях страсти, на деле же мало чем отличающихся от бревна.

Есть еще и такой тип девушек – вредные, капризные, стервозные. Они убеждены, что мужчины существуют для того, чтобы удовлетворять их нужды, потакать их капризам, но они никому ничем не обязаны и сами по себе являются драгоценным сокровищем, обладать которым – наивысшее благо. В глубине души такие девушки убеждены, что любой, кто просто взглянул на неё – желает ей овладеть как минимум, иными словами хочет посягнуть на счастье, воплощением которого она мнит саму себя. Огромное удовольствие она получает, когда «отказывает» осчастливить того, кто, зачастую, на самом деле вовсе и не претендовал на неё.

 

Впрочем, от небольшого вступления о разных типах девушках я перейду к основной части, о которой и собираюсь написать - о том типе сексуальности, который принято называть фетишем или девиацией. Я же называю это просто сексуальной фантазией и прежде чем разъясню, в чем она заключается, скажу, что люблю, когда любая из представительниц вышеописанных типов девушек оказывается в таком состоянии.

В моей фантазии девушка идёт где-нибудь по улице, а может едет в транспорте, или, вдруг, надумавши поступать в институт, сидит на экзамене, а возможно едет в поезде или забегает в кафе в панике… Дело все в том, что она давненько не ходила в туалет, а выпитая водичка или чай медленно наполняли её мочевой пузырь, в результате внутри накопилось жидкости слишком много, и девушка поняла, что ей срочно нужно попасть в туалет. Вообразите себе, допустим, вот такую картинку: идёт себе девчуха, глядя на которую ни о чём кроме секса и думать-то невозможно. А у неё в этот момент полный мочевой пузырь, а рядом ни одного туалета! И она жутко хочет «сикать», и рада бы присесть, но ведь не на людях же садиться? А писать очень хочется! Очень-очень-очень!!! Так, что (думает она) ещё немного – и потечёт прямо в трусики, и польётся по чудесным ножкам. И вот в таком положении я её застаю, и, догадавшись о щекотливом состоянии, одурманен ею ещё больше. А она об этом не знает, и, узнав, вряд ли поймёт. Может даже задумается. Правда ненадолго, затем утвердительно спросит: «Что за бред?» и побежит дальше. И прибежит в то самое кафе в панике. И если там будет очередь, она сделает жалобное выражение лица и произнесёт: «Пожалуйста, пустите меня в туалет. Я очень сильно хочу! А то я сейчас описаюсь!!!». И её непременно пустят. Да и большинство из случайных читателей, которые никогда не слышали о такой фантазии, тоже так подумают и вынесут вердикт: «И правда, бред какой-то. Что здесь такого, что девушка в туалет хочет?». А кто-то спросит: «Ну, хочет она в туалет, и дальше-то что?». Да ничего дальше, просто я вижу в этой ситуации особую, дополнительную сексуальность. Во-первых, как-то прикольно, что даже самые сексуальные девушки не чужды земного, и тоже ходят по нужде. А во-вторых, в этот момент они становятся сладостно беспокойными: ведь когда девушка хочет писать, она скрещивает ножки, танцует или пританцовывает, переминается с ноги на ногу, некоторые даже рукой сжимают себя в том самом сладком местечке. Вот только на секунду пофантазируйте и на минутку вообразите такую картинку! Ну, разве это не мило и не эротично выглядит? У них очень трогательные и прикольные гримасы при этом: она закатывает глазки, стучит зубками, сексуально закусывает нижнюю губу… Вам ничего это не напоминает? Точно так же девушка ведёт себя, когда позирует перед объективом фотоаппарата, видеокамеры, или же когда намеренно соблазняет понравившегося ей мужчину, пытаясь, таким образом, его возбудить. Сколько таких любительских фотографий у девушек, где она, позируя, скрещивает ножки, выпячивает попку, сексуально приседает, играет мимикой: закатывает глазки, прикусывает губки и изображает прочие такие характерно-девичьи ужимки, которые так завлекают мужчин. Когда у девушек наполнен мочевой пузырь до такой степени, что они уже начинают беспокоиться о назревающей проблеме, все эти характерные ужимки (если девушка, конечно, усилием воли не подавляет в себе естественные импульсы, и не позволяет себе внешне проявить желание), начинают проявляться непроизвольно, и это, само собой, привлекает к ним внимание, потому как выглядит соблазнительно. В общем, по моим личным наблюдениям и сравнениям, выражение лица девушек в такие моменты идентичны выражению, когда они сильно возбуждены и вот-вот испытают оргазм…. Оргазм и агония – это, пожалуй, родственные ощущения, примерно как гениальность и помешательство. Не зря девушки, оказавшись в такой ситуации (когда дико хотят облегчиться), добегают, срывают с себя нижнюю часть одежды, присаживаются и журчат, а через секунду облегченно вздыхают и говорят: «Это круче, чем оргазм!!!». Я думаю, они не врут. Здесь есть ещё такой нюанс: оргазм – дело интимное, и достичь его девушки предпочитают в уединённом месте с партнером. Но для того, чтобы достичь оргазма, ещё нужно постараться как девушке, так и её партнёру. А вот когда девушек приспичивает по нужде, тут уж крути не крути, а облегчение неизбежно настанет рано или поздно... И есть риск, что можно просто не дойти до дома, ведь то, что «круче, чем оргазм» может случиться и раньше, хорошо, если в кустиках или в ближайшем туалете, хуже – когда в одежду. Впрочем, хуже для них, но не для меня и моей фантазии.

 

***

 

Периодически я сам лично наблюдал в жизни такие ситуации, правда, все эти случаи заканчивались благополучно для девушек (за исключением тех, когда они знали о моей фантазии и соглашались её осуществить). Хотя первый и единственный такой случай на моей памяти произошёл в детском саду, однако сам лично я этого не видел, но информация дошла до всей группы. Была у нас одна бойкая девочка, такая, из серии активисток. И на одной весенней прогулке с утра она описалась. Помню только, как на обеде она сидела одна в группе заплаканная. Это было сверх неожиданно, что вот именно она, а не кто-то иной или иная. Но это ведь было детство. Ей было пять или шесть лет.

***


В школе, как это ни удивительно, ни одного такого случая не произошло в моём присутствии, чтобы кто-то из школьниц подала признаки сильного желания сходить в туалет. Но первое и единственное воспоминание из школьного периода у меня было в отпуске на юге, в поселке, недалеко расположенном от г. Сочи.

Было мне тогда десять лет, а девочке той – девять. Я ей нравился, но сам тогда, в силу возраста, не интересовался девочками. Как-то раз мы с ней возвращались с пляжа. До дома нужно было идти ещё минут десять, и тут она останавливается и говорит мне.

- Подожди тут. Я сбегаю в Туапсе (так она называла туалет.Есть такой город на юге).

- Так мы же скоро придём, - ответил я

А она, согнув колено правой ноги, и сжав правым бедром левое, произнесла:

- Я уже уссыкаюсь, - и махнула в близ стоящее деревянное заведение.

Я же ещё долго прокручивал этот момент у себя в голове.

***

 

Но до самого окончания школы ничего подобного я больше не видел. А уже позже, когда я учился в колледже, периодически наблюдал небольшие сценки с одногрупницей, которую звали Вероника. Она как будто догадывалась о моей фантазии, потому что несколько раз с ней происходили (и она это демонстрировала открыто) те состояния, которые сводят меня с ума, вернее мой мозг застилает дикое возбуждение и вожделение.

Как-то раз во время перерыва, когда я и ещё несколько человек стояли у двери закрытого кабинета, Вероника стояла со свои подружками, и вдруг стала кокетливо и открыто пританцовывать, рукою схватилась за промежность и спросила:

- Девчонки, кто со мной в туалет? Идёмте быстрее, я сейчас обоссусь!
Позднее, на одной большой перемене, она сидела в кабинете. Болтала с одногрупницей, и вдруг сказала «Блин, ссать хочу!». Сердце моё заколотилось, барабанные перепонки напряглись, взгляд скосился в её сторону. Затем прозвенел звонок, и она в панике спросила: «Это что, на урок уже? Блин. А я пописать не сходила, что же делать, я же не вытерплю на занятии?!». Подружка резонно заметила: «Так в чём, проблема, Вероника? Сбегай, пока не поздно». И та побежала…
Ещё мне запомнился случай, когда мы делали лабораторную работу. Вероника сидела на второй парте, впереди меня, вместе с подругой. Вдруг я слышу, как она говорит соседке по парте:

- Блин, сколько там ещё до конца пары осталось?

- Ещё двадцать минут, - ответила та.

Она ничего не ответила, но стала ерзать. Затем привстала, левую ногу, согнувши, положила на стул, и посадила на неё свою попу. Я, отвлекшись от лабораторной, с удовольствием разглядывал Вероникин, туго обтянутый джинсами, «орешек». И тут она произносит заветные слова:

- Блин, я сейчас обоссусь. В туалет хочу, не могу просто!

И начинает ерзать. Как специально! Как будто догадывается, как на меня это действует. Соседка говорит:

- Так попросись выйти.

Но та не спешит. Продолжает ерзать. А дальше – больше. Она в наглую приподнимает попку, и правой рукой потирает поверх джинс себя между ног. Даже соседка воскликнула:

- Вероника, ну ты чего. Совсем что ли! Иди уже. А то сейчас лужа будет!

И сама за неё спрашивает у преподавателя, отпустите Веронику, ей выйти надо. Заботливая соседка!
Впрочем, время от времени мелкие эпизоды происходили с ней, девчонка она была раскрепощённая, открытая, и, не стеснялась вслух говорить о том, что ей надо пописать.

***

В студенческое время я стал ходить на рок концерты. Там познакомился с одной панк-девушкой. Несмотря на весь её внешний прикид, альтернативность, и антипопсовость, она была типичным представителем той самой категории девушек, о которой я написал в самом начале повествования – девушке с врожденной природной сексуальностью.

Она частенько захаживала ко мне в гости. Все массовые тусовки происходили с её участием, и она мне нравилась. Я ей тоже нравился. Но речь не об этом, а о том, что и с её участием один раз произошёл небольшой эпизод, который является неотъемлемой частью моей сексуальной фантазии.

Это было девятого мая. Небольшой толпой мы выдвинулись в город. По перекрытой площади тянулась длинная вереница людей. Мы неторопливым шагом составляли часть этой шествующей хаотичной колонны. И мое сердце возбужденно всколыхнулась, когда панк-нимфа бросила мечтательно фразу: «Поссать бы…», оглядываясь по сторонам. Сделать это, не будучи открытой взору толпы не представлялось никакой возможности, и мы медленно прошли всю площадь. Я шёл и представлял себе, как у неё уже плещется жидкость в мочевом пузыре. Подойдя к памятнику, мы обнаружили тусовку знакомых, и панкуша стала со всеми обниматься и здороваться, позабыв на секунду о страдающем пузыре. Но уже через пять минут, также как я описывал южную девятилетнюю девочку, согнув колено правой ноги, и сжав правым бедром левое, она произнесла: «Кто со мной в туалет пойдёт? СССС. Ссать хочу, не выдержу больше!».


***

Следующее небольшое наблюдение, как ни странно, произошло в период моей срочной службы в вооружённых силах РФ. В один день прибежал дневальный, и сообщил, что на КПП ко мне приехали какой-то парень с девушкой. Приехали они неожиданно для меня. Это был мой приятель, с которым мы учились в одном классе, и с девушкой этой он начал встречаться именно в тот период, когда я призвался служить.

Всего минут пятнадцать они провели со мной и уехали. А произошло это по причине очень простой. Зайдя в казарму, девушка спросила про туалет (до части они ехали два часа, плюс двадцать минут на автобусе), а в казарме какой туалет? Мужской, конечно. И в него она сходить категорически отказалась. Затем мы посидели в курилке, но девушка всем видом давала понять моему приятелю о том, что она хочет по-маленькому, и что ждать не может. Очень быстро они ушли.

Второй момент был, когда к одному солдату приехала девушка на разборки. Выяснять отношения. Я стоял в наряде дежурным по КПП. Девушка была подшафе. И за десять минут поведала мне всю историю отношений, о том, какой он козёл, и как она его ненавидит… Ненавидит за то, что он её обманул, сказал, что в увольнение не отпускают, а сам на прошлой неделе приезжал, и ходил к другой бабе. И потом резко спросила: «Так. Где здесь можно в туалет сходить?». Я сказал, что можно сходить за КПП в травку. Она скрестила ноги и спросила: «А что? У вас тут даже нормального туалета нет? Ну вообще… и что мне теперь делать?!». Я не нашёл, что ей ответить (вернее про себя я ответил:«Писать в штаны, если не хочешь в траву»). Кроме того, откуда–то «выплыл» помощник дежурного, меня то есть, и, разулыбавшись, стал отвешивать комплименты в адрес девушки и петь ей дифирамбы. В середине восхвалений, девушка, хорошо подумав, доложила: «Так ладно. Я пойду искать туалет!» И ушла. Вернулась облегченная и продолжила поносить на чём свет стоит своего возлюбленного.


***

Летом, уже после армии, вместе с тем самым приятелем, который приезжал ко мне в часть с девушкой, которая хотела в туалет, мы сторожили одно большое здание. Заключалась для нас работа вот в чём: мы принимали смену, закрывали двери на ключ, и шли гулять. Возвращались чаще всего не одни, а с представительницами прекрасного пола. Однажды я пришёл к нему на смену с двумя девушками, с которыми познакомился с другим приятелем ранее. Подошли мы к зданию в тот момент, когда он пошёл делать обход. Сотовые телефоны в то время не были ещё распространенны повсеместно. Мы стояли и ждали. Я развлекал девчонок. На улице мелко заморосил дождь. Одна из девчонок всё спрашивала, долго ли он там будет ходить, и через минуту раскрыла причины своего беспокойства – хотела в туалет. Затем стала пританцовывать, сжиматься, её подружка предложила ей сгонять в кустики. Та отказалась, сказала, что там мокро и неприятно. Приятель задерживался. Через несколько минут, когда дождь заморосил сильнее, она произнесла: «Скоро у меня у самой заморосит, и будет очень мокро…». Пришёл приятель, открыл дверь. «Где здесь туалет?», - спросила она. Он показал ей. Ночью они вступили в интимную связь.
Чуть позже оба мы уволились, но договаривались с другими сторожами – нашими же ровесниками о том, что можем появиться в гостях ночью не одни, и, получив «добро», пошли «на охоту». Удача улыбнулась нам моментально в виде трёх гуляющих по ночному городу юных девушек, одна из которых была очень симпопульная юная девушка. Наше предложение было принято без возражений, и мы направились в охраняемое здание через ларёк.

Пока приятель покупал легкие спиртные напитки, симпопулька стала жаловаться, что хочет пописать. Мы дошли до здания, разбудили сторожа, и тот спросонья не мог найти ключ. А девушка скрещивала ножки и повторяла, что хочет писать…Ключ упорно не мог найтись…И она уже так злобно и капризно говорила: «Да чего он так долго? Вы не понимаете? Я же в ТУ-А-ЛЕТ ХО-ЧУ!!!». Ключ так и не нашёлся. Приняли решение перелезать через окно. Сначала перелез приятель, затем другая девушка. Симпопулька всё не могла поверить в то, что дверь не открывается, и твердила, что через окно отказывается лезть, к тому же у неё переполненный мочевой пузырь… Всё же она полезла. Я её подсадил, а приятель помог взобраться через окно. «Тащи меня скорее!!! ААА! На пузырь давит! Сейчас описаюсь!», - крикнула она ему, когда её животик неизбежно прижался к стенке, создавая внешнее дополнительное давление. Интересно, она выдержала, пока залезала, или всё же сикнула немножечко в трусики?


***

Потом все наши тусовки перенеслись в квартиру у приятеля, родители которого всю весну-лето-осень проводили на даче. А мы проводил ночи у него в квартире. Вечерами гуляли в центре и знакомились со студентками. Вскользь упомяну об одном случае, когда мы общались и звали в гости трёх студенток первого курса.

Они ломались, отказывались ехать. Поначалу. Через некоторое время они уже не воспринимали это предложение в штыки, и интересовались, далеко ли ехать. Затем согласились. Когда мы приехали, необходимо было пройти пешком. И вот тут-то одна из них задала вопрос, который интересовал и остальных студенток, как выяснилось: «Далеко ли вы живете?». Мы им объяснили. Второй вопрос был: «А можно у вас будет в туалет сходить?» (нет нельзя, подумал я про себя), но мы сказали, что конечно можно.

На лестничной площадке, пока приятель открывал дверь, одна из них отчаянно переминалась с ноги на ногу, и войдя в квартиру, сняв обувь с тихим возгласом: «Туалет!!!», первая ринулась в облегчительную кабинку.
Второй случай был чем-то похож на этот. Те же персонажи, за исключением девушек. И также ломаются, но именно та, которую выбрал для себя я (и она меня, как оказалось, тоже), настаивала на том, чтобы поехать к нам. В пути я, догадавшись почему, услышал от неё, что не ошибся в предположении - она хотела писать. Усложнило ситуацию для неё то, что второй приятель зашёл к себе домой что-то там забрать или отдать. И мы теплым летнем вечером стояли во дворе, ожидая, когда он вскоре вернётся. Не теряя времени, я обнял ту девушку, которая хотела писать, и спросил у неё: «Ну как ты?». Она ответила: «Фигово, всё ещё хочу в туалет». Мы посмеялись над моим ответом: «Если всё ещё хочешь, то пока всё в порядке. Иначе это означало бы, что ты доехала с аварией». Она ответила, что если я её сейчас буду смешить, то «авария» непременно произойдёт. И укорительно предупредила: «Если я описаюсь, то это будет на твоей совести!». Я был готов взять на свою душу такой грех! Но дошли мы благополучно, без «аварий». Увы.

***

«Острый» случай, буквально «на грани» произошёл один раз на моих глазах, когда всё могло в действительности закончиться мокрыми джинсами у девушки.

Я гулял с всё тем же приятелем, он собирался домой. Познакомились с троицей студенток. Одну из них я видел второй раз в жизни – первый раз с ней знакомился другой мой знакомый на дискотеке, и в тот раз мне показалось, что девушка на самом деле запала на меня, но я не стал делать попытки «отбить» её.

На второй встрече я убедился в том, что не ошибся в прошлый раз. Пока приятель обменивался телефонами с понравившейся, уже знакомая мне ранее девушка дала понять, что хотела бы познакомиться поближе со мной. И шепнула, что готова даже отделиться от подружек. В этот момент подружки отлучились в кустики, и она одна осталась стоять со мной, сказав им, что не хочет. Я предполагаю, что она наврала, на самом деле она хотела. Когда подружки вернулись, мы сказали, что уходим, и те продолжили свой путь уже вдвоём. Мы прогулялись, затем я купил ей пиво, и мы сели на скамеечку в парке, болтали. Через некоторое время она намекнула, что хочет в туалет. Я предложил взять такси и продолжить знакомство у себя дома. Девушка согласилась без колебаний. От выпитого пива она заметно захмелела, да и желание посетить дамскую комнату у неё явно увеличивалось. Я вызвал такси, мы поехали ко мне. В машине она полезла ко мне с пьяными нежностями. Когда мы вышли, она попросила зайти в магазин, купить зажигалку. И напомнила: «Я очень хочу в туалет!». Я ничего не ответил, и мы пошли дальше. Походка у неё была шатающаяся, язык заплетался. У самого магазина она снова сказала: «Я жутко хочу в туалет! Далеко до тебя идти?». Я показал на дом, около магазина, и она немного успокоилась, и сама напомнила о зажигалке.

Мы зашли в магазин, и пока я выбивал в кассу зажигалку, обратил внимание на удивлённый и странный взгляд кассирши в сторону девушки. Обернувшись, я увидел, как та дергается и стоит в позе: «Мамочки. Я сейчас надую в штанишки!». И только я об этом подумал, как она произнесла в панике: «Мне плохо. Мне надо сесть!». И она вышла из магазина. Я пошёл следом и увидел, как она в ужасе оглядывается. А было только открытое пространство, пусть и безлюдное. Она снова повторила: «Мне очень плохо! Мне надо присесть!». Я резонно ей возразил: «Где ты здесь сядешь? Мы через три минуты уже ко мне придём».

Но даже этот короткий путь она всё повторяла: «Мне надо сесть. Я сяду прямо сейчас и здесь! Мне уже пофигу!». Но тут уже я не позволял осуществить её задумку. В мгновение ока мы стояли у моего подъезда, и пока я доставал ключи от домофона, она отошла чуть левее.

Во дворе сидели люди, в том числе из соседского дома, не исключено, что кто-то наблюдал эту картину. Я пошёл к ней, она говорила: «Да мне пофиг! Мне уже всёравно!», при этом расстегнула джинсы и стала приседать. Я не позволил ей помочиться около своего подъезда. Взял за руку и повёл её за собой. Лифт, на её счастье, стоял на первом этаже, и я её убеждал, что скоро мы приедем.

Зашли в лифт. Она повернулась к передней стенке, ткнулась в неё лбом, пуговица и ширинка на джинсах были расстегнуты, и её белые трусы были отлично видны. Она зажимала рукой промежность и тихо про себя молилась. Могу сказать с уверенностью – это был тот случай, когда девушка и вправду могла налить в джинсы прямо в лифте, но утерпела.

Пока я открывал дверь, она заклинала: «Скорее, скорее!». В коридоре довольно неторопливо она сняла обувь, и спросила зачем-то: «Я в туалет. Можно?». Интересно, если бы я сказал «нет», чтобы тогда было? Она бы напрудила прямо в прихожей?

Я ответил, что можно. Она поблагодарила и закрылась в туалете. Через секунду оттуда раздался шум прибоя…

В ту ночь мы переспали и больше я её не видел, однако секс с ней мне не понравился, в отличие от её десперового состояния.

 

***

Пожалуй, самая сексуальная девушка, с которой в ту пору мне довелось встречаться – была Катя. Об истории знакомства, взаимоотношениях, перепетиях и прочем можно писать долго. Я лишь вкратце расскажу о ней, и, разумеется, не забуду про эпизод, относящийся к моей фантазии.

Кате было двадцать четыре года, тогда она была замужем, но отношения у неё с мужем были, как у кошки с собакой. В том числе и поэтому она искала приключения на стороне. Она растила свою двухлетнюю дочку, с которой я поладил сразу же. А сама Катя обладала очень хорошей фигурой и источала изнутри себя животную сексуальную энергию. Этими дарами природы она позволяла мне пользоваться, хотя и грамотно умела манипулировать мной. Впрочем, я был готов на всё, лишь бы встречаться с ней, приходить в гости, и время от времени заниматься с ней сексом. Однажды мы пошли в кино, и она пила слабоалкогольный коктейль. После фильма поехали ко мне. Вышли на одну остановку раньше. Она попросила купить ещё один джин тоник. Когда мы стояли в очереди, она скрестила ноги, а потом стала переминаться. Я догадался, что выпитый напиток просится наружу. У самой квартиры она повторила свой жест, но при этом ничего не сказала. Войдя, она скоропалительно скинула туфли, не прошла, а забежала в туалет, стянула трусики, села на унитаз, и мгновенно зажурчала. Только после этого прикрыла дверь.
Катя была первая девушка, которой я признался в своей фантазии. И то не сразу: Сначала мы просто говорили на тему сексуальных фантазий, она мне рассказала о своей. По сути её фантазия – это ролевая игра насильник-жертва. Но её бы она возбудила. Жаль не успели попробовать. Я же в своей фантазии не признавался, т.к боялся, что она меня посчитает ненормальным или извращенцем. Но, в конце концов, признался. Через пару дней, как я ей рассказал суть фантазии, произошел ещё один эпизод.
Мы гуляли во дворе с её дочкой.. Через два часа мы пошли домой через магазин. Когда дочка сказала: «Мама Катя, я хочу сырок», та сказала: «Настя, некогда мне уже сырок брать, пойдём скорее домой». Мы вышли из дома. И она зашагала быстрой походкой к дому. Причём мы с её дочкой отставали. Обернувшись, она повелительным тоном сказала мне: «Возьми её на руки, а то мы так два часа будем идти». У дверей квартиры она стала переминаться и произносить глухой звук: «сссссссссс». Зайдя в квартиру, она положила сумку на стул, и, раздеваясь, продолжала пританцовывать. Дочка стала что-то от неё требовать, и получила ответ: «Настя, иди лесом. Мамочка чуть было по дороге не описалась!»


***


Постепенно отношения с Катей схлынули. Какой-то период я просто гулял сам по себе. Однажды мы многочисленной компанией уехали в другой город на музыкальный фестиваль. Среди нас присутствовали в меньшинстве девчонки.

Приехав, мы всей толпой завалились к чьему-то знакомому, чем его совсем не обрадовали. После двух часов шума, бардака и хаоса он позвонил своим другим знакомым, которые сами готовились к фестивалю и были готовы принять такую шумную толпу. Пешком мы выдвинулись к ним на другой конец города. Дело в том, что город был настолько маленький, что даже автобусы не ходили, и прочесать его целиком можно было за полчаса. Впрочем, почти столько мы и шли пешком, может чуть меньше. Вскоре одной девушке в светлых брючках понадобилось отлить. И, судя по её беглому взгляду, жидкость весьма сильно давила на клапан. Убедившись, что никаких туалетов и полностью укромных мест не предвидится, она не стала испытывать судьбу на прочность, а просто обратилась к девушкам из тусовки: «Кто-нибудь хочет в туалет?». Ответа не последовало. И тогда она, выдав признаки жгучего нетерпения и ещё разок оглядевшись вокруг, тихо вслух произнесла: «Я сейчас обоссусь» и обратилась к одной из девушек из нашей тусовки, с которой не была знакома: «Пойдем, сходим поссым?». Но та ответила, что не хочет, причём слегка, как мне показалось, снисходительно и высокомерно. (Мол, ты что, здесь ведь парни, и они не должны знать, что девочки писают). Через три минуты была ещё одна попытка обратиться, которую полностью проигнорировали (но я следил за развитием внимательно), после чего та девушка ещё раза два произносила в никуда: «Я сейчас обоссусь в штаны».

Дошли мы до дома незнакомых никому знакомых. Девушка так и не облегчилась, но и светлые брючки её оставались сухими. Затем кто пешком, кто на лифте, поднялись до восьмого этажа, нам открыли, однако впустить такую большую тусовку незнакомых приезжих особо не спешили. И тогда она приняла решение, предварив его фразой: «Так. Сейчас начнётся: пойдёмте ещё куда-нибудь, а я так и не поссу». После чего поднялась на чердак. Через три минуты спустилась довольная жизнью. А ещё через три, мы всей толпой завалились в квартиру.

***

 

Одно время ко мне приходила одна молчаливая девушка невысокого роста. Она была тихой и спокойной по характеру, но вовсе не стеснительной и не стыдливой, особенно в сексе. Однажды я пригласил её к себе домой «на фильм». Я угощал её соком, мы лёжа на диване смотрели кино, её голова лежала у меня на груди, и я неторопливо ласкал рукой различные участки девичьего тела. Ближе к концу фильма она сказала:

- Мне бы хотелось уже, чтобы он побыстрее закончился. В туалет очень хочу.

Одна её фраза произвела на меня сильное впечатление. Мои поглаживания стали еще нежнее. Видимо, девушка это тоже почувствовала и не спешила отлучаться, получая свою порцию ласк от меня. Когда фильм закончился, она обрадовалась и воскликнула:

- Ну наконец-то. А то я уже еле терплю.

Однако я проигнорировал её желание, и вместо того, чтобы отпустить пописать, стал целовать её мочку уха, шею, губы и стал раздевать… Вскоре она напомнила, что хочет в туалет, но я повёл её в ванную. Там она спросила:

- Мне прямо здесь сходить?

Я ответил утвердительно, после чего поток из её дырочки слился с водичкой, льющейся из душа.

 

***


После моего первого признания Кате, в дальнейшем я гораздо проще относился к собственной фантазии, которую некоторые, впрочем, в основном ханжи и закостеневшие консерваторы, классифицируют как «Это ненормально» и кличут «Извращением». Не буду спорить с ними, но и не соглашусь. Были девушки, которые вполне адекватно и нормально, даже с интересом реагировали на моё признание. А я тогда начинал размышлять таким образом: увидеть деспер, не говоря о веттинге в реальной жизни случайным образом – это редкость и большая удача, но если пробудить у знакомой девушки интерес к этой фантазии или просто хорошо попросить её исполнить, то можно увидеть искусственно созданную ситуацию.

Однажды я познакомился со студенткой медицинского колледжа. Вскоре рассказал ей про фантазию и предложил ей попробовать перед встречей не ходить в туалет, поехать ко мне, попить у меня сок и продолжать терпеть. Девушка нехотя согласилась. Более того – разрешила снять все происходящее на видеокамеру. Но уже дома, как только мы приехали, она сказала, что сильно хочет в туалет. Внешне по ней не заметно было это состояние, и я не поверил в то, что она уже очень хочет писать. Я нашёл для нее старые джинсы на всякий случай, в которые она переоделась. Она еще минут двадцать пила сок, вертелась под музыку, и не отпускала руки от промежности. Затем сказала, что больше не может и пошла в туалет. Я шёл следом за ней с камерой в руках. Когда попросил немного постоять и потерпеть ещё, она ответила:

- Куда еще терпеть? Я уже писаю.

Я думал, она преувеличивает, но когда я самолично расстегнул и приспустил с неё джинсы с трусиками, увидел, как струя льётся прямо в одежду. Я вышел из туалета, не выпуская из рук видеокамеру, она смущенно отворачивалась и писала, затем прикрыла дверь. На полу в туалете после неё была внушительная лужа. В комнате я снял на видео последствия – джинсы со стороны попы были мокрые ниже колен.

В другой раз я попробовал попросить потерпеть её еще раз, но она отказалась наотрез. Согласилась только описаться. Она залезла в ванную в брюках, которые я ей дал, полностью описалась в них и сказала в заключение: «Как же это противно».

 

***

 

Осенью одного года я познакомился на дискотеке с замужней девушкой. Муж её отбыл в месячную командировку, и я проводил время с его супругой. Девушка очень любила лёгкие алкогольные напитки и секс. Причём секс в различных местах.

Так одним вечером в период бабьего лета я овладел ею на веранде детского садика. Отмечу ещё, что малую нужду она не стеснялась справлять при мне. И я не без удовольствия созерцал её присевшую на корточки. Впоследствии она проявляла оборотную медаль – вредный характер. Впрочем, я не был её мужем, и потому не страдал. Как-то раз мы сидели на скамеечке, общались, она пила то ли пиво, то ли джин, и перед тем, как отправиться за добавкой, сказала, что сначала присядет облегчиться. Я возразил. Уговорил сначала сходить до магазина… Она вздохнула, но согласилась с одним условием: «Только быстро, и если я не добегу до куста, то сяду раньше, и ты меня прикрывай тогда». «Нет проблем», - ответил я и мы пошли.

В магазине была небольшая очередь, и она не переминалась, не сжимала бёдра, не скрещивала ножки и уж тем более не сжимала себя в промежности. Однако напряжение, читавшееся на её лице, а также обращенный на меня взор, выдавал в ней желание, и показывал, как тяжело ей скрывать своё нетерпение.

Обратно мы пошли очень быстро. Признаюсь, я и сам очень хотел облегчиться, и отошёл в сторонку. Девушка хотела вернуться и пописать в более укромном месте.

- Заканчивай скорее. Слышишь! Заканчивай! Блин! Я сейчас описяюсь! - подгоняла она меня, применяя все методы сдерживания вот-вот готового хлынуть из междубедренных недр потока…

Стояние на месте привело к тому, что давление на её мочевой пузырь стало нестерпимым, и мы бегом добежали до укромного места, где она, повернувшись ко мне попой, спустив трусики и задрав юбку, со стоном испустила мощный, шипящий поток.

 

***

Отдельные эпизоды можно наблюдать во время концертов и массовых мероприятий.

В одном небольшом клубе, во время саунд чека, ворвалась знакомая музыкантов, поприветствовала вскользь и спросила: «Туалет открыт? Думала, не довезу. Я сейчас умру!».

В этом же клубе была такая привычка на время выступления закрывать проход в коридор, где располагались туалеты. А на улицу не разрешали выходить. А когда выпускали – с другой стороны здания можно было наблюдать множество девичьих попок. Однажды одна девушка, обнаружив, что в туалет не попасть, стала паниковать. Я услышал фразу: «Дайте мне блюдечко. Я прямо здесь схожу». Затем пожаловалась барменше, и её провели.
Как-то раз к нам приезжала металлическая группа «Мастер». Там я встретился с одной завсегдатайкой таких мероприятий. Мы с ней были знакомы, точнее, приходились друг другу приятелями. Время от времени созванивались. Ни о каких сексуальных отношениях речи не шло, правда до того момента, пока она не подняла к себе интерес с моей стороны, после одного случая, который вынудил меня возбудиться и в дальнейшем осуществить с ней сексуальный акт.

Я, она и её ровесник - страдалец-ухажёр, пошли на троллейбусную остановку после концерта. Ухажёр зло смотрел на меня, т.к чувствовал конкурента, и мысленно, думаю, хотел, чтобы я шёл своей дорогой. Пока ждал троллейбуса, сказал: «Пойду, отолью» и удалился к дереву. Девушка завистливо произнесла: «Везёт же вам!», после чего моё внимание акцентировалось на ней. Когда тот вернулся, она взглянула на него, и снова завистливо повторила: «Везёт же вам…» и добавила «Я тоже хочу!». Однако его предложение сбегать в кустики отказалась принять.

В троллейбусе сидячие места были заняты, и девушка под конец с трудом скрывала свои мучения. Она закусила губу, скрестила ноги. А мы её подбадривали и одновременно подшучивали над ней, а она негодовала: «Какие же вы, парни, всё-таки гады! Издеваетесь надо мной!».

Доехали благополучно. Вышли на остановке, она забежала в кафе и облегчилась в туалете, несмотря на табличку гласящую «Туалет только для посетителей!»

***

 

Ещё случай на одном летнем крупном рок-фестивале. На таком мероприятии есть несколько биотуалетов, и к ним всегда прилагается очередь, и порой немаленькая. Я стоял, и как раз должен был заходить следующим, как откуда-то появилась бойкая девушка, и, спросив, кто идёт следующим, заявила, что не задержит очередь, и зайдёт со мной, если я буду не против. Сзади раздались робкие голоса возражения, а я на предложение ответил молчаливым согласием. Когда мы вошли, она сказала: «Давай ты сначала, а я после». Спросила, что у меня за фотик, а затем, (предварительно спросив, не против ли я), расстегнула джинсы, и рукой прижала себя между ног, пояснив это так: «Очень хочется писать. Но ты не отвлекайся.». А я как раз отвлекался. Пока она ждала, когда я освобожу ей место, поделилась со мной своими мыслями: «Просто тут очень длинная очередь. А когда очень хочешь писать, невозможно стоять. Можно даже описаться. А я итак уже еле терплю». Я освободил ей место, чтобы она не описалась. Девушка стянула трусики, и обронивши: «Ах. Какой кайф!», зажурчала. Через полминуты встала, заправилась, я открыл кабинку, и мы вышли из неё. Девушка попрощалась и убежала. Чуть позже я видел её в составе большой компании. В кабинке она успела упомянуть о том, что пришла с друзьями.

 

***

 

К этой же серии можно отнести День города. Как правило, большинство девушек, не стесняясь, присаживаются в кустиках, дворах, за гаражами, нисколечко не смущаясь присутствия мужского пола. В такой момент ощущение, будто все равны. Но есть такие, которые не позволяют себе такую вульгарность и откровенную натуралистичность, и поэтому терпеливо, а иногда не очень, дожидаются своей очереди в биотуалет.

Несколько раз я видел, как часть девушек переминается в ожидании своего часа. Одна девушка, за которой я наблюдал очень долго, пританцовывала и ставила ноги крестом, когда стояла. Минут, наверное, десять ждала своей очереди. Выйдя, достала из сумочки зеркальце, и с помощью него исследовала свои светлые брючки на предмет сырости. А три подружки как-то терпели из последних сил, но продолжали стоять в очередь. В конце концов, одна из них не выдержала и бегом побежала за кабинку. Те двое засмеялись, но продолжили ждать своей очереди, переминаясь с ноги на ногу. Одна из них прикалывалась, изображая отчаянное состояние. Подойдя поближе, я услышал, как при этом она произносит: «Я как Маринка сейчас обоссусь. Ааааааа. Пшшшш». При этом изображала следующее: переминается, затем сжимает бедра, а ступни ног ставит шире плеч, присаживается, делая вид, что задирает юбку, и изображает, будто у неё потекло по колготкам. Возможно, это явилось отвлекающим маневром, потому что, как только освободилась кабинка, она первая туда и ринула, обломавши свою подружку, которая сама была на грани позора. Подружка оставалась наедине с закрытой кабинкой, очень сильно пританцовывала, временами изо всех сил сжимала бёдра, закатывала глаза и закусывала губы. Потом стала стучать в дверь и паниковать: «Быстрее, Аня. Давай быстрее! Сссс. Слышишь? Я сейчас написаю!»


***

И вот в один прекрасный зимний день наступил тот кульминационный в моей жизни момент, когда я встретил особенную девушку, и мы с ней познали такую мощную страсть, любовь, гармонию…эпитеты можно перечислять бесконечно. Я лишь расскажу об одном искусственном эпизоде, относящийся к моей фантазией, который произошёл с этой девушкой. Почему искусственным? Просто я на следующий же день после нашего знакомства и проведённой совместной ночи рассказал о себе очень многое. В том числе и о своей фантазии. Она её сначала не поняла, но на следующий день сказала, что она показалась ей интересной. В общем, она сама предложила попробовать искусственно создать такую ситуацию. А перед этим рассказала небольшую историю.
Она однажды добиралась на междугородном автобусе домой. Ехала в легком платье, а в автобусе бесперебойно работал кондиционер. Несмотря на внешнюю жару, холодный воздух дул по ногам, отчего ей постепенно всё сильнее и сильнее хотелось в туалет. Она ехала и терпела до города часа два. А там где они проезжали – кругом были сплошные голые поля. Кроме того, водители не делают остановок. И вот, когда оставалось ещё полчаса до родного города, она поняла, что если не выйдет на ближайшей остановке, то непременно образуется лужа под сидением. Она выскочила и пулей побежала к заправке в заветный туалет. Оставшийся путь проделала пешком, матеря и коря себя. С тех пор она всегда выбирала другой путь – вдвое длиннее, но с двумя пересадками, потому что боялась повторения истории, которая к тому же могла рано или поздно закончиться описанными трусиками. Предварю следующую историю тем, что я сумел помочь искоренить ей этот страх.
И вот после её согласия и изъявленного желания поэкспериментировать, мы с ней пошли в кафе, где она в течение двух с половиной часов выпила пять чашек чая. Надо сказать, что официанты и бармен были слегка удивлены такому заказу. Однако моя девушка после выпитых чашек чая сказала мне: «Удивительно. Но после того, как ты мне рассказал про свою фантазию, я, выпив несколько чашек чая, совершенно спокойно сижу, и могла бы выпить ещё. А вот если бы это было во время поездки, я только при одной мысли о количестве выпитого захотела бы в туалет».

Чтобы не смущать официанток, мы прогулялись до другого кафе. И там я заказал для неё ещё чашку. Надо признаться, несмотря на то, что я себе заказывал не так много, понял, что если не схожу в туалет, то сам окажусь в таком положении, и сходил. Должен же был кто-то из нас не быть в отчаянной ситуации. После моего возвращения, она предложила пойти прогуляться, и сказала, что с удовольствием бы сама посетила уже туалет, но пойдёт до конца на эксперимент. Мы вышли на улицу. Было уже поздно и прохладно. Через пять минут моя девушка стала подавать сигналы SOS: «Так, берём такси, и ближе к дому!». Я спокойно ответил: «Хорошо, сейчас». «Нет, не сейчас, - возразила она, - а ПРЯМО СЕЙЧАС!».

Я послушно поймал первую же попавшуюся машину, и мы поехали. Перед домом она исполняла свой волшебный танец под названием: «Я сильно хочу в туалет, сейчас описаюсь». И я сделал несколько снимков на её же фотоаппарат. Затем мы поднялись к квартире, она, закатив глаза, стонала: «Быстрее, быстрее», сжав плотно бёдра, и я не смог не сделать этот кадр, который получился размытым, потому что руки мои тряслись, и я не сфокусировался. В квартире она даже психовала немного, когда я рассматривал кадры, а не помогал ей снять обувь. Однако, когда я поднял выше её ногу, для того, чтобы снять сапоги, она закричала: «Ай! Не дави мне на мочевой пузырь». Прилив нежности сквозь возбуждение охватил меня. И я нежно произнёс: «Прости меня». Но моя девочка встала на колени, и села попкой на пятки своих ног. Прикрыла глаза, как во время молитвы, и сказала: «Всё я писаю! Писаю!». Но она сдержалась, и с моей помощью привстала, и, не разгибаясь до конца, в моём сопровождении вошла в ванную, я помог ей перешагнуть край ванны, и, фотографируя, сквозь цифровое окошко фотоаппарата смотрел, как она писает через трусики…

Через полчаса мы лежали в тёплой кровати голые. Рассматривали фотографии.

- Знаешь, я смотрю на фото, и возбуждаюсь от самой себя, - сказала она, в то время, когда я лежал на ней сверху…

Ночь и секс были незабываемыми…

 

***

На одном концерте мне понравилась одна светловолосая девушка. Она была красивая, хорошо сложенная натуральная блондинка, но не из тех, кого называют «Тупая блондинка» - напротив, она было отличницей исторического факультета, очень воспитанная, культурная и немного скромная девушка.

На концерте я познакомился с ней, будучи выпившим, и не очень хорошо себя вёл. Тем не менее, она оставила мне свой номер телефона, и впоследствии я ей звонил, но мы так и не встретились. Помимо учёбы она работала в кукольном театре. Творческая натура. Затем наше общение прекратилось, и только через восемь месяцев я впервые её увидел на рок концерте. Впоследствии за ней ухаживал один вокалист из брутальной группы - парень грубый и хамоватый, что меня крайне удивило. И вот как-то раз, мы с моим приятелем, о котором я уже упоминал (приезд в армию), поехали к этой компании на шашлыки.

Там были неформалы, в том числе этот хамоватый парень, и контрастом всему этому бедламу являлась та светловолосая девушка. Тот парень, выпивши, лез к ней со своими грубыми нежностями, но беглого взгляда со стороны было достаточно для того, чтобы понять, как ей это не нравится. Мы переглядывались с ней и улыбались друг другу. В какой-то момент тот парень, перехватив наши взгляды, подошёл к ней и грубо обнял. Через пять минут она сказала ему, что хочет домой, и попросила проводить его. Тот уговаривал остаться. А девушка лишь робко упрашивала проводить её, и настаивала на том, чтобы не задерживаться здесь. К нему подошёл пьяный приятель из компании. И через несколько минут навязчивый ухажёр отпустил девушку и сказал, что ненадолго отлучится.
- Вы куда? - спросила она.
- Мы в туалет сходим, - ответил за него приятель
- Вот везёт же вам! - с завистью и грустью произнесла девушка, и обратилась уже к ухажёру, - Антон, ты извини. Но я поеду. Мне уже пора домой.
Тот был недоволен такой её настойчивостью и раздражённо спросил:
- Да чего ты всё домой рвешься? Давай ещё немного потусим, и потом я тебя провожу.
Но девушка настаивала на своём. И тогда проницательный друг, публично разоблачил девушку:
- Да она просто писать хочет, вот и домой рвётся. И признаться стесняется.
- Да, ты прав, поэтому я и хочу домой, - обрадовалась пониманию девушка.
- Так в чём проблема, пойдём с нами, сходишь с другой стороны.
- Да ну ты что, я не смогу там сходить, - ломалась она.
- Не волнуйся ты. Пописаешь спокойно, никто тебя не увидит. Ты же писать хочешь, - успокаивал её он
- Хорошо, - согласилась она, - только обещайте не подглядывать!
- Обещаем, - уверил он, и они втроём пошли.

Лицо девушки сияло от радости

***


В один из первых тёплых дней, после затянувшейся зимы, мы всё с тем же приятелем, после прогулки сидели на скамейке остановочного комплекса. Перед нами стоял вопрос: гулять дальше, или разбежаться по домам? Приятель склонялся к тому, чтобы прогуляться. Я раздумывал. Но на окончательное принятие решения повлиял один важный фактор. Рядом со мной села одна молоденькая девушка. Точнее, сначала она стояла рядом со своими двумя подружками, и в их трио являлась лидером. Затем она села. Из разговоров между ними стало ясно, что они ждут маршрутки и направляются в район, где я тогда проживал. Девушка пила джин-тоник, и перед тем как сесть рядом со мной, выкинула пустую банку в мусорный бак. Среди их трёпа я выловил её фразу: «Может, зайдём в туалет в кафе?». Но подруга настаивала на том, что поедем. И тогда девушка произнесла: «Я в туалет очень хочу, давай я сначала туда забегу». Но подружка отказывалась отпустить её. В этот момент мой приятель обратился ко мне: «Ну что, идём дальше?». Догадайтесь, что я ему ответил. В общем, я решил проследить за тем, чем окончится эта история, тем более что нужная маршрутка упорно не приезжала, и девушка предупредила подругу, что «в маршрутке будет лужа». Подруга оставалась хладнокровной, и вскоре подошёл транспорт, они сели, и я, резко попрощавшись с приятелем, сел следом, причём напротив них.

Когда транспорт тронулся, я моментально завязал с ними разговор, и девушка, которая опасалась, что оставить после себя лужу, охотно мне тараторила что-то о себе, не подавая ни малейшего признака хотения в туалет. Однако, как только мы вышли, первым делом она призналась: «Я бы сейчас сбегала вон в тот куст около дома». «А не боишься, что увидят?», - спросил я. «Нет. Мне уже всё равно. Это лучше, чем описаться». И, тем не менее, она не сходила, и когда вторая подруга пошла в другую сторону, я провожал до дома «жаждущую облегчиться». Она пожаловалась, что ей подруга помешала перед отправкой сходить в кафе. И потом шутливо сказала: «Главное – это не дотерпеть, а донести». У подъезда, пока я записывал телефон, а она его диктовала, её ножки исполняли нетерпеливый танец. Через пятнадцать минут я позвонил, поинтересовался, успела ли она добежать. Она засмеялась и сообщила: «Всё нормально. Успела!»

 

***

 

Однажды я познакомился с девушкой на сайте знакомств. Звали её Света. В процессе переписки и общения по телефону я рассказал ей подробно о своей фантазии. Ещё с вечера, перед нашей ночной встречей, она пила чай и не ходила в туалет, согласившись потерпеть. Дома у меня она тоже выпила большую кружку чая. Когда в туалет она захотела сильнее, сходить она не успела – мы вышли на улицу…

Мы стояли на улице около шести утра возле моего подъезда. На улице было светло и практически безлюдно, хотя иногда люди выходили из подъездов и куда-то шли. Среди них попадались и нетрезвые. Я стоял и нервничал. Таксист задерживался, а мне уже самому хотелось как можно скорее уехать подальше от своего дома.

- Слышишь меня! Пойдём к тебе! Доставай ключи! – нервничала она, и чуть ли не лезла ко мне в карман за ключами.

- Сейчас такси подъедет, не волнуйся! – ответил я, продолжая сохранять хладнокровие.

- Да ты не понимаешь! – чуть ли не хныкала она, десперя по полной программе, - что я уже до дома не доеду. Я описаюсь в машине!

- Хорошо, пойдём тогда я тебя отведу в кусты или вон туда, за здание сходишь!

- Я не хожу на улице! Открой дверь в подъезд, и пойдём к тебе! Слышишь?! – паниковала она.

Я не отреагировал, и думал, где же это чертово такси. Света сделала несколько кругов вокруг меня.

- Ну, где это такси?! – спросила она.

- Да сейчас подъедет. Говорю тебе, пойдем, отведу за то здание.

- Я тебе ещё раз говорю! Я не пойду за здание! Открой дверь в подъезд! Или я сейчас начну кричать, потому что мне уже просто всё равно!

Думаю, что ещё бы через две минуты она бы закатила истерику прямо там, но, к счастью, такси подъехало, и мы сели в машину.

Света сидела, и один раз даже немного вскрикнула, но не громко, а сдавлено, и впивалась в мою руку, а я уже гладил её по руке и тихо успокаивал… Она дотерпела до конца маршрута. Я заплатил таксисту, открыл дверь и помог вылезти ей из машины. Она вышла и не могла разогнуться секунд пятнадцать, затем, полностью не выпрямляясь, быстро пошла к своему подъезду и я следом за ней. Мы зашли в подъезд, она вызвала лифт. Двери открылись сразу же, потому что лифт стоял на первом этаже. Она вошла, а я стоял и держал двери. Выглядела она жалко.

- Поедешь со мной? – спросила она, переминаясь на месте.

- Да, пожалуй, нет, я бы лучше с тобой здесь постоял, - ответил я.

- Нет, тут я не останусь, - сказала она и закусила губу, - пошли ко мне в гости, если хочешь увидеть всё до конца.

Я представил, что в это раннее время я окажусь у неё в квартире, вполне возможно, что её родители уже не спят, увидят меня… Мне не хотелось такой встречи. Эмоций на сегодня мне уже хватило, столкнуться с её родителями мне никак не хотелось, несмотря на соблазн увидеть, как Света уже будет бежать до туалета. Я держал двери лифта.

- Может быть, всё-таки ты тут постоишь со мной лучше? – спросил я.

- Ну нет уж! - стала отпихивать меня от себя Света, - Такого удовольствия я тебе не доставлю!

Чуть позже она мне позвонила.

- Ты не обиделся на меня? – поинтересовалась она.

Признаться, я даже удивился её вопросу.

- Нет, конечно, - ответил я, - я думал, что ты обиделась. А мне-то за тебя на что обижаться?

- Ну, я в конце тебя так сильно толкнула, когда ты у лифта стоял, просто я себя уже не могла контролировать.

- Да нет, это я, скорее всего, перегнул палку сегодня. Ты, кстати, как доехала до квартиры?

- Нормально. Только до туалета я не успела дойти, уже там начала писать в джинсы, - призналась Света.

 

В другой раз она пила чай и мы созвонились, когда она сильно хотела в туалет. Пока говорили на отвлеченные темы, по разговору ничего не ощущалось, но как только я спрашивал о её состоянии, Света вспоминала, что сильно хочет писать, и от этого ей сразу становилось труднее терпеть. Под конец разговора она с трудом произносила слова, и говорил уже в основном только я, а она лишь односложно мне отвечала. Голос у неё дрожал, и были слышны вздохи. Она была явно в той стадии, когда мы ехали в такси. В какой-то момент Света мне уже почти не могла отвечать, каждое слово давалось ей с трудом, и она проглатывала окончания. Слышно было только, как она тяжело дышит. В какой-то момент она притихла. Я стал беспокоиться и спросил, всё ли в порядке. Она мне жалобно ответила: «Я описалась». «Сильно?», - спросил я. «Да, у меня все колготки мокрые, я еле успела тазик подставить, но всё равно на полу лужа».

 

Чуть позже я уговорил Свету еще на одну ночную встречу. Договорились, что она будет активно пить, а затем мы будем гулять с ней до тех пор, пока она не описается. Она пришла на встречу в теплых чёрных колготках. Я открыл ей коробку, и она стала пить напиток. Затем мы пошли гулять. Казалось, что она совсем не хотела в туалет, хотя Света говорила, что довольно ощутимо уже хочет. Мы гуляли некоторое время, и в те моменты, когда останавливались, она уже начинала переминаться с ноги на ногу, почти как в постановочных роликах. Всё-таки я люблю реальные ситуации, а когда всё подстроено – это всё равно уже не то. В этом есть какая-то неестественность, наигранность, и то, что очень возбуждает, когда об этом фантазируешь, превращается в какую-то имитацию. Это напоминает симулирование оргазма, когда вроде как внешне всё происходит, но на деле же отсутствует главное.

Мы проходили так какое-то время, погода была не очень хорошая: дул холодный ветер, иногда падал снег. Мы бродили, но всё это как-то пока было ни о чём

- Я уже сильно хочу в туалет, но чего-то мне не хочется писать в одежду. Давай, может, я просто пописаю, а ты посмотришь? – предложила Света.

- Но я хочу увидеть, как ты будешь из последних сил уже терпеть, и потом не выдержишь и описаешься! - ответил я.

- Да я уже сейчас очень сильно хочу!

- Но по тебе это не особенно видно!

- Так это и не будет видно. Просто у меня там сейчас внутри как будто камень, и я просто сейчас даже не смогу пописать. А мне уже просто хочется это сделать побыстрее и всё.

Мы прошли мимо школы и зашли за какой-то закуток. За этим закутком валялся мусор. Мы поднялись по лестнице, Света задрала юбку и присела над плиткой. Почти минуту ничего не происходило.

- Я сейчас очень сильно хочу, - сказала она, - но я даже не могу начать, так уже там всё болит. Давай я просто сниму колготки и пописаю так?

- Давай уж, как договаривались, - не согласился я.

Некоторое время мы стояли молча, а потом я заметил, как через её колготки стали просачиваться сначала капли жидкости, а затем полилась небольшая струя. Длилось это всего несколько секунд.

- Всё, - сказала Света, - Я немного облегчилась. Уж дописаю нормально я дома. Наверное, там и переоденусь.

Мы пошли в сторону её дома.

- Ой, как мерзко идти в мокром. Такие неприятные ощущения, - призналась она, - сейчас дома переоденусь, и потом только схожу в туалет.

Мы попрощались у её подъезда.

 

***

 

Однажды мне пришла в голову мысль – почему бы не обратиться к девушкам, продающим секс за деньги и не узнать, согласятся ли они на осуществление моей фантазии. Оказалось, что никто не соглашался терпеть до конца и тем более описаться в одежду. Но несколько раз мне ответили согласием. Однако, два раза я был разочарован и лишь на третий раз остался доволен предоставленной услугой. Уговор каждый раз был такой: девушка заранее много пьет, я приезжаю только когда она захочет сильно в туалет. Во время встречи она продолжает пить, пока не описается.

К первой девушке я приехал, когда она выпила два с половиной литра воды. Ни одного признака деспера я не заметил. Она с гордостью рассказывала, что согласилась, потому как может долго терпеть. При мне она выпила еще два литра сока, но насчет своего состояния сказала: «У меня уже живот полный, в туалет хочу, но внешне по мне ты все равно ничего не увидишь». Через полтора часа голос её задрожал, она стала говорить: «Это издевательство какое-то», и сидеть ей стало сложно. Но как только она, наконец-то, достигла правильной стадии, объявила, что пойдет в туалет и пописает нормально в унитаз, а не в шорты. В туалет я ей сходить не давал. Она стояла перед ванной скрючившись, переминаясь с ноги на ногу, держа себя рукой в промежности и уговаривала меня пустить поссать её в туалет. Я не пускал. В итоге она со скрипом согласилась описаться в шортах в ванную, но нужных впечатлений я не получил, а происходящее очень отдаленно походило на то, что я представлял себе.

Вторая девушка заверила, что она все сделает, как надо. Договорились, что я приеду в момент её деспера. Но когда я приехал – визуального деспера не было вновь. Только минут через двадцать она стала расхаживать по комнате, скрещивала ноги, присаживалась на диван и поёрзывала. Однако в конце и она сказала, что в колготках описаться не сможет. Мы пошли в ванную, но у неё ничего не получалось. В итоге она даже в колготках пописать не смогла и писала на унитазе при закрытой двери.

Третья девушка появилась в момент, когда я плюнул на эти платные услуги, решив, что ничего толкового из этого не выйдет. Но здесь меня заверили, что все будет как надо. Встречу назначили в сауне. Пришла молодая, стройная девушка в юбке и колготках, как я и просил. К тому же немного стеснительная. Она пила воду, сидя на диванчике, закинув ногу на ногу. Призналась, что терпит давно и в туалет очень хочет. Сказала, что никогда с таким не сталкивалась, а затем: «Знал бы мой муж, чем я сейчас занимаюсь». Девушка согласилась даже выпить таблетку фуросемида. Затем она сказала, что замерзла и мы пошли греться в парилку… Увидев в парилке её с обнажённым верхом, мои природные инстинкты взяли верх без всякого омораши. Хоть изначально о сексе договоренности не было, он состоялся прежде, чем у неё наступил деспер. Хотя наступил он еще во время секса. Получилось так, что сначала был десерт, а потом – основное блюдо. Я попросил её надеть колготки, и когда мы вышли из «комнаты отдыха», она уже вся дергалась, скрещивала ноги и уверяла, что с минуты на минуту описается. Это было красиво и потрясающе! Она по-настоящему десперила, низ живота у неё раздулся и был твердый как камень, девушка отчаянно хотела писать и при этом стеснялась того, что я увижу, как она вот-вот описается. Сначала она не вытерпела немного – небольшая мокрая дорожка добежала лишь до середины бедра. В промежности у неё колготки были мокрые. Через некоторое время она сказала: «Я больше не могу» и из неё полилось. Сильная струя громко лилась из неё и билась об пол, а по колготкам образовывались мокрые подтёки…

Приведя себя в порядок, девушка сказала: «Зови меня в следующий раз, я тебе скидку сделаю».

 








Date: 2015-07-22; view: 2566; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.039 sec.) - Пожаловаться на публикацию