Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Глава 15. В столовую, куда мы с наставником наконец‑то попали, быстро вошел адъютант Шерана эс Ари Гайда





 

В столовую, куда мы с наставником наконец‑то попали, быстро вошел адъютант Шерана эс Ари Гайда. Осмотрев помещение и поймав наши взгляды, подошел и обратился к Фиснику:

– Вашего помощника, эс Лека, вызывает эсар Биана.

Мы оба недоуменно переглянулись и снова вперились взглядами в эса Гайда.

– Зачем? И почему его, а не меня или нас обоих? – спросил Фисник.

Ари пожал плечами, а потом не смог сдержаться, чтобы не подковырнуть мое самолюбие:

– У вас, эс Лека, и так дел много, а этому бледнолицему можно лишний раз и оторвать зад от стула…

Я демонстративно опустила взгляд вниз, якобы в поисках того самого пресловутого стула под моим задом. Потом снова посмотрела на адъютанта и, хмыкнув, покачала головой, всем своим видом показывая, как он не прав, наговаривая на меня. Фисник ухмыльнулся, продемонстрировав желтоватые клыки, полностью поддерживая меня. Ари нахмурил лысые надбровные дуги и поторопил:

– Шевелись быстрее, у меня дел много, а еще тебя сопровождать на мостик.

Я проглотила напиток, под нетерпеливым взглядом Ари отнесла поднос в утилизатор и направилась за ним. С одной стороны, страшно вновь встречаться с эсаром Бианой, с другой – заманчиво побывать на мостике. Я лишь однажды мимо проходила, а в самой рубке никогда не была.

На лифте поднялись на верхний этаж, а потом еще пару минут быстро шагали к 'кисти' корабля, где как раз и располагалась рубка. Она, так же как и смотровая площадка, словно выдвинута вперед в открытый космос.

Пока шли по коридорам, на нас практически не обращали внимания. За эти двенадцать дней страсти улеглись, что называется, и даже источаемые илишту эмоции уже не касались моего внешнего вида. У всех были свои проблемы, нежели столь незначительная персона, как светлокожий трусливый тсарек.

В помещение рубки я заходила с трепетом в душе и трясущимися поджилками – воспоминания о прежних встречах с эсарами сохранились очень хорошо и в некоторых местах еще и болезненно. Напротив за бортовыми компьютерами разместились несколько пилотов и навигаторов. Они даже не обратили на нас внимания, сосредоточившись на своей работе. Немного позади них на полу – белый круг‑платформа из пластиформа. Чуть выше над кругом завис 'седьмой', следя за работой среднего звена экипажа, – ну, это чисто визуально так мне казалось, хотя, кто его знает этот искусственный интеллект.

Как недавно рассказывал Фисник, при создании таких вот управленцев межзвездными кораблями используют биоматериал живых илишту. Слышала, что подобные технологии не только здесь используются, некоторые создают полноценный симбионт. Этот голографический виртуальный пакостник, заметив меня, кивнул, коротко приветствуя. Вообще в данный момент именно 'седьмого' опасалась больше всех, потому что как раз такое создание может с легкостью определить, женщина я или мужчина, ведь его не мучают стереотипы, сомнения да и собственное зрение…

Посередине рубки начиналось возвышение, ведущее к большой площадке, на которой стояла еще пара компьютеров, сверху мерцало несколько информационных табло, испещренных данными и изображениями как самого корабля, так и всей галактики.

Насколько понимаю, это карта наших поисков, с множеством помеченных красным зон, и, надеюсь, правильно сделала вывод, исходя из количества территорий, отмеченных красным цветом, что мы обследовали уже треть нужного нам квадрата. И это не могло не порадовать, ведь чем быстрее мы закончим нашу миссию, тем быстрее я, возможно, смогу покинуть корабль.

Я следовала по пятам за Ари, а он, поднявшись на мостик, замер, вытянувшись в струнку.

– Эсар Биана, ваш приказ выполнен. Эс Есь доставлен для проведения работ.

Ари отступил в сторону, и я оказалась лицом к лицу с безопасником и командором.

– Как всегда прячешься за чужими спинами, эс? – слова эсара Тария ударили по самолюбию, но я, вытянувшись в струнку, продолжила стоять, уставившись ему в грудь. Не дождавшись от меня ответа, безопасник хмыкнул.

Небольшим полукругом на мостике располагались три кресла и командор сидел в центральном. Биана стоял рядом с левым, похоже, своим креслом. Эсар Янат, судя по ощущениям, был немного сбит с толку и пребывал в некотором недоумении от поведения своего подчиненного. Дина внимательным взглядом и с большим интересом осмотрел меня, поджав тонкие губы так, что кончики клыков выступили наружу. Затем перевел вопрошающий взгляд на Тария. Я продолжала молча ожидать указаний, искоса поглядывая то на одного, то на другого, чутко прислушиваясь к эмоциям.

– После шеваров полетели настройки в моей установке. Надо исправить и чуть передвинуть, так чтобы не нарушить согласованность с другим оборудованием. Справишься? – его голос звучал раздраженно и резко, но я ощутила, что он испытывает странную смесь чувств: слабо тлеющую ярость и непонятную нужду, которая переворачивала все внутри него и, похоже, именно она стала причиной ярости.

– Да, эсар Биана, справлюсь. Позвольте приступить к выполнению своих обязанностей?!

В ответ лишь коротко кивнули.

Подошла к установке Тария и почувствовала неловкость. Он стоял рядом, и пришлось вплотную к нему начать проверку настройки. Через некоторое время я полностью ушла в работу и отвлеклась от него, отключая и переставляя аппаратуру. Потом присела на корточки и методично все подключила снова. Пока возилась с настройками, услышала, что на мостик поднялся старпом и негромко что‑то обсуждал с командором, отмечая новые красные зоны на карте‑табло.

Сначала я ощутила чужую сильную болезненную нужду, потом – всплеск ярости, злости и… словно смирение. Неожиданно на мою руку, лежащую на краю установки, легла внушительная черная ладонь со словами:

– У тебя слабые бабские руки, – голос Тария Бианы сочился ядом и злобой, а еще ощутила, как внутри него буквально клокочет бешенство.

В страхе подняла лицо, чуть поворачиваясь назад и заглядывая в его глаза – глаза хищника, разозленного и готового напасть.

Кожа на голове блестела полированным сартором, но на гладком высоком лбу сверкала пара бисеренок пота. Уши, торчащие строго вверх, мелко подрагивали от напряжения и, даже не глядя вниз, я чувствовала, как мелко дрожит его рука, лежащая на моей. Четко очерченные крылья внушительного носа трепетали – явно принюхивается ко мне, но я не испытала тревоги по этому поводу, потому что еще не имею собственного аромата, ороговевший слой его скрывает. Пока! Показалось, что он сейчас прикусил изнутри губу от напряжения. А потом я отважилась заглянуть ему прямо в глаза…

Два огромных зеркальных бриллианта, в которых я отражалась, разбиваясь на мелкие кусочки. А потом в какой‑то момент все эти куски слились в одно отражение, словно я перешла на второй уровень, пройдя внешнюю защиту. Теперь я полностью видела свои испуганные синие глаза, в которых слишком много страха и тоски. Сероватая сухая кожа с темными множественными прожилками, которые так высохли, что неминуемо скоро треснут. Жуткий вид и нереальный. Я пропустила тот момент, когда словно провалилась внутрь его зеркальных глаз. Потеряла себя и разум, остались лишь ощущения и мысли.

Меня окружал туман, вокруг клубились ярость, бешенство, звериная злоба и жажда убийства. Несгибаемая воля, непримиримость и стремление подчинять и властвовать. Все это перемежалось восторгом, ощущением несокрушимой внутренней силы и тепла… ко всем и всему. Новый уровень – и теперь я ощущала затаенный страх, тоску и дикое, не прикрытое ничем одиночество. А потом мне показалось, что я достигла самого средоточия, самого донышка… и, кажется, добралась до самых глубин души Тария Бианы – сверкающей глади, в которой сейчас отражалась я. Только не своим жутким лицом, а лишь размытым образом с неестественно ярко, мистически горевшими синим пламенем глазами. Не понятно каким образом, но я ощутила, что мои глаза навечно запечатлелись на этой зеркальной поверхности, и другим тут места больше нет. Это знание вспыхнуло яркой вспышкой, а потом раздраженный злой голос Шерана Адивы вернул меня в реальность:

– Эс Есь, ты что, совсем глухой? Я хочу, чтобы ты проверил настройки всех установок. Мало ли как импульс на них повлиял.

Похлопав глазами, возвращая себе нормальное зрение, я заметила, что Тарий Биана смотрит на меня изумленным испуганным взглядом, а мы так и продолжаем стоять как бы в обнимку перед его установкой. Мужчина словно ошпаренный отскочил от меня, а потом мы оба заметили, что все вокруг заинтересованно смотрят на нас. Лицо безопасника перекосило от ярости, одним прыжком он перемахнул металлическое ограждение, опоясывающее мостик, и стремительно покинул рубку.

Я же, еще не в силах отойти после увиденного и прочувственного 'внутри' Бианы, в тягостном молчании закончила работу и удалилась, всем своим существом ощущая общее изумление и недоумение выходкой Тария Бианы.

Весь вечер ходила под впечатлением, все еще потряхивало от того, что я испытала, заглянув эсару Тарию в душу. Так толком и не смогла понять, как это произошло? Почему? Неужели усилились способности эмпата? Но стоило этой мысли закрасться в голову, как я тут же содрогнулась от отвращения. Ощущать чужие эмоции и некоторые чувства уже морально тяжело и может свести с ума. А заглядывать другим в душу, окунаться в самые сокровенные страхи, желания, слабости – чудовищно. Лично я это вряд ли смогу нормально перенести. Кроме того, чрезвычайно волновало, почувствовал ли Тарий вторжение к нему в душу… Судя по его испуганным глазам – наверняка. И какие последуют действия в отношении меня? С них станется – выкинут еще в открытый космос, чтобы не совала нос куда не требуется…

Вот так, занимаясь самокопанием и переживая о своей дальнейшей судьбе, с трудом дотянула до вечера и, закрывшись в своей каюте, забылась в тревожном сне.

А поутру, к своему вящему ужасу, после ионного душа заметила целые пласты отвалившейся старой кожи. Крибл побери этот ионный душ – была бы вместо него вода, я бы могла еще неделю ходить, напоминая саркофаг. Теперь у меня розоватые, светлые и гладкие подбородок, шея, часть плеч, грудь и ягодицы – все, что постоянно контактирует с одеждой… Эх, жизнь моя, жестянка… Что делать‑то?

Перерыла свой рюкзак в поисках средства защиты и нашла лишь длинный трикотажный шарф серого цвета. За неимением альтернативы, обмотала вокруг шеи и подбородка, натянула пониже рукава, чтобы скрыть полностью очищенные от старой кожи 'бабские' руки, и с громко стучащим от страха сердцем пошла работать.

Фисник встретил меня улыбкой и приветствием, а потом, принюхавшись, удивленно посмотрел и 'обрадовал':

– Странно, у тебя наконец появился запах.

– Вы обладаете таким прекрасным обонянием? – осторожно спросила, почесывая лоб: зуд сводил с ума.

– Иногда мне кажется, что чересчур хорошим, – эс Лека хмыкнул, отвечая.

– Все илишту или только вы? – решила уточнить.

– Нет, не только я. Это наша расовая особенность – некоторым образом запахи, которые мы ощущаем, запускают определенные механизмы в нашей физиологии. Так что обоняние – важная составляющая нашей жизни.

– А как вам мой запах? Сильный? Неприятный? – очень осторожно поинтересовалась.

Мужчина снова хмыкнул, опять принюхался, пожал плечами и только потом ответил:

– Нет, не сильный, пока едва ощутимый. Видимо, твои железы только восстанавливают свою активность. А вообще, он странный… Знаешь, у нас на Илишту в степях растет ночной цветок шиу. Такой невзрачный синенький днем, ночью он распускается и источает очень тонкий специфический аромат. Его используют для производства благовоний. Так вот, твой запах очень похож на аромат шиу.

Как женщине, стало приятно, что мой запах сравнили с цветочным, но радовалась неожиданному комплименту недолго – Фисник предупредил:

– Правда, теперь, Есь, это станет дополнительным поводом для насмешек над тобой.

Я тяжело вздохнула, понимая, что насмешки – это такая мелочь, и предложила:

– Ну, тогда давайте работать. Может, хоть пользу от меня оценят…

 








Date: 2015-07-25; view: 30; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.008 sec.) - Пожаловаться на публикацию