Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Президентство Дуайта Эйзенхауэра





Родился 14 октября 1890 года в Денисоне, штат Техас. Родители Эйзенхауэра — выходцы из провинциально-сельской местности Средне­го Запада – были упорно работающими, богобоязненными меннонитами. Во время обучения в школе Эйзенхауэр выделялся преимущественно как футболист. Один друг сказал ему о возможности бесплатного посещения военной академии в Вест-Пойнте. Академическая карьера Эйзенхауэра в Вест-Пойнте ничем не была особенно примечательна. Он не участвовал актив­но в первой мировой войне, хотя очень стремился этому. Начальники ценили его организаторские способности, работу тренера по футболу, умелое обхождение с бюро­кратией и убедительные тактические исследования по разработке танкового оружия. Во время мирового экономического кризиса он вместе с товарищами-офицерами разработал план «промышлен­ной мобилизации» США. В первые годы президентства Рузвельта Эйзенхауэр, сторонник «нового курса», участ­вовал в организации рабочей службы для молодежи.

К началу второй мировой войны Эйзенхауэр стал офицером штаба генерала Джорджа Маршалла, начальника Гене­рального штаба. Как начальник оперативного отдела Генерального штаба Эйзенхауэр был ответствен за стра­тегическое планирование, экономи­ческое ведение войны, предоставление техники. Затем он был назначен главнокомандующим европейского фронта. В конце войны Айк был одним из самых популярнейших аме­риканцев. С конца войны до ноября 1945 года Эйзенхауэр был военным губернатором американской зоны в Германии. С конца 1945 по февраль 1948 года он был начальником штаба армии. В 1948 г. Эйзенхауэр ушел из армии в от­ставку и стал пре­зидентом Колумбийского университета, пост этот он занимал по октябрь 1950 г. Но почти не вмешивался в академические дела, а посвятил себя в основном авто­биографической книге о второй мировой войне «Крестовый поход в Европу».

В администрации Эйзенхауэра оказался и получивший пост гос­секретаря США Джон Фостер Даллес, автор республиканской внешнеполитической платформы и инициатор основных ее положений об освобождении порабощенных народов и необходимости оказания давления на СССР. Кабинет, сформированный президентом, был назван «кабинетом бизнесменов». Даже в Сенате США высказывались опасения, что новый кабинет будет особенно усердно стоять на страже интересов национальных финансово-монополистических группировок. Совет националь­ной безопасности практически полностью состоял из военных пользовавшихся личным доверием Эйзенхауэра.



Провозглашенный Даллесом отказ от политики «сдерживания» предусматривал замену ее «более динамичной» политика «освобождения порабощенных стран от коммунистического гнета». В 1954 г. США заключили договор о взаимной помощи с Тайванем, предусматривавший совместную оборону Тайваня в случае нападения на них КНР. Чан Кайши согласился не предпринимать никаких боевых действий против КНР без согласия США.

Тем временем осложнялась обстановка в Индокитае. Весной 1954 г. Вьетнамская народная армия на­несла серьезное поражение французским войскам в Дьенбьенфу. После капитуляции французских войск и их вывода из Вьетнама США приняли участие в Женевских переговорах 1954 г., в результате которых Вьетнам был разделен на Северный и Южный по 17-й параллели. Но американские представители отказались от под­писания соответствующего соглашения, считая его излишней уступкой вьетнамским и китайским коммунистам.

Выступая в г. Буффало, госсекретарь США Дж.Ф. Даллес призвал к «освобождению порабощенных коммунистами наро­дов». Агрессивность провозглашенного госсекретарем внешнеполитического курса обеспокоила даже европейских союзников США, опасавшихся развязывания новой войны в Европе. Под давлением европей­ских правительств, требовавших разъяснения позиции Вашинг­тона по этому вопросу, Даллес был вынужден признать, что он проявил неосмотрительность в выборе выражений и что имел в виду «освобождение мирным путем». В течение шести лет Дал­лес был госсекретарем США, и за весь этот период ни у кого не возникало сомнении в том, кто же является истинным авто­ром внешнеполитического курса Соединенных Штатов. Даллесу были предоставлены президентом все полномочия формули­рования внешней политики страны, включая право прояв­ления инициативы в этой области от имени американского правительства.

К началу 1954 г. госсекретарь сформулировал доктрину «массированного возмездия», которая была провозглашена в ка­честве нового слова в военно-стратегической политике США, исходившей из неизбежности атомной войны. Даллес явился инициатором вьетнамской политики Соединенных Шта­тов, приведшей впоследствии страну к самой непопулярной войне в ее истории. В августе 1954 г. он заявил: «Отныне для нас наиболее важным является вос­пользоваться возможностью для предотвращения того, чтобы потеря Северного Вьетнама не привела в будущем к распрост­ранению коммунизма по всей Юго-Восточной Азии и юго-запад­ной части Тихого океана». В ноябре 1954 г. в Южный Вьетнам были направлены американские военные советники. По инициативе Даллеса 7 апреля 1954 г. пре­зидент выступил с изложением новой военно-политической «те­ории домино», предостерегавшей другие страны от попыток на­рушения статус-кво в каком-либо регионе мира. К концу перво­го срока своего пребывания в Белом доме Эйзенхауэр практически передал все внешнеполитические полномочия гос­секретарю. Лишь однажды, в 1955 г., президент решился посту­пить вопреки настойчивой рекомендации своего госсекретаря не участвовать во встрече «в верхах» и не вести «переговоров с ком­мунистами». Но, выехав в Женеву в сопровождении Даллеса, Эйзенхауэр послушно следовал разработанному госсекретарем сценарию, который исключал возможность достижения догово­ренности с Советским Союзом.



Еще в ходе предвыборной кампании пре­зидент, опасаясь потерять столь необходимые ему для победы голоса консерваторов, так и не решился осудить маккартизм. Победа республиканцев на выборах в конг­ресс в 1952 г. обеспечила сенатору Маккарти необходимый для его антикоммунистического крестового похода форум. Нейтра­литет будущего президента ободрил Маккарти в такой степени, что он решился посягнуть на авторитет известных в стране поли­тических деятелей и государственных организаций. Среди лиц, обвиненных Маккарти и его сторонниками в «симпатиях к ком­мунизму», оказались госсекретарь США Дин Ачесон, кандидат демократов Э. Стивенсон, бывший личный переводчик пре­зидентов Рузвельта и Трумэна Чарльз Болен, видный историк А. М. Шлезинджер-младший и др.

В период между выборами и официальным вступлением Эй­зенхауэра на пост президента «охота на ведьм» развернулась по всей стране. Сенатская подкомиссия под председательством сена­тора Маккарэна вынесла решение о необходимости увольнения из Секретариата ООН всех американцев, подозреваемых в «сим­патиях к коммунизму». Руководство ООН, уступая давлению, уволило ряд сотрудников — американских граждан. Проверка лояльности охватывала не только поступавших на государствен­ную службу лиц, но и тех, кто уже давно работал. Специальные комиссии регулярно проверяли личные дела государственных чиновников, тщательно анализировались не только родственные связи этих лиц, но и их дружеские контакты. Многие чиновники предпочитали увольняться с работы, не дожидаясь решений ко­миссии. Те же, кто избирал путь борьбы за свои права, остава­лись под подозрением в течение многих лет.

1953—1954 годы стали периодом безудержного разгула маккартизма, чему в значительной мере способствовала пассив­ность, а подчас и потворство ему со стороны республиканского правительства и самого президента. Это проявилось, в частности, в решении Эйзенхауэра привести в исполнение смертный приговор супругам Джулиусу и Этель Розенберг, обвиненным в 1953 г. американским судом в шпионаже в пользу СССР и передаче Москве секретов производства атомной бомбы.

Воспользовавшись успехом республиканцев на выборах в конгресс в 1952 г. и воз­главив сенатский подкомитет по расследованиям, Маккарти по­пытался обвинить в подрывной деятельности министра обороны и руководство вооруженных сил США. Американское телевиде­ние донесло до широкого круга телезрителей методы, применяв­шиеся Маккарти в развязанной им истерии. Его деятельность была, в свою очередь, подвергнута в 1954 г. расследованию, а сам он был обвинен коллегами-сенаторами в превышении полномо­чий и незаконных финансовых сделках. На этом политическая карьера Маккарти завершилась.

Американские историки характеризовали первое президентство Эйзенхауэра как «период застоя» в области внутренней политики Соединенных Штатов. Они объясняли это тем обстоятельством, что среди представите­лей крупного промышленного и финансового капитала, введен­ных в его правительство, не оказалось подходящих людей. Продолжалась инфляция, и рабочие, организованные в проф­союзы, проводили забастовки. Инфляция все больше снижала уровень жизни рабочих, не объединенных в профсоюзы. За восемь лет пребывания Эйзенхауэра у власти имели место три явных экономических спада. Мобилизация в армию в связи с войной в Корее ок. 1 млн человек и расширение военного производства не смогли предо­твратить рост безработицы, вызванный свертыванием отраслей гражданского производства. В 1952 г., несмотря на рост военной экономики, в США насчитывалось не менее 3 млн полностью безработных, не считая частично безработных. В 1953 г. чистый доход фермеров США по сравнению со среднегодовым доходом за 1946—1948 гг. сократился на 35%.

Но макроэкономические показатели американского хозяй­ства выглядели более внушительными. Национальный доход, подстегиваемый беспрецедентной гонкой вооружений и увели­чением военных расходов, рос бы­стрыми темпами — с 1950 по 1960 г. он увеличился с 300 млрд долл. до более чем 500 млрд. долл. Бурно развивалась автомо­бильная промышленность, росли объемы строительства и сеть современных федеральных автодорог. Шел процесс дальнейшей концентрации капитала, крупные монополии расширяли поле своей деятель­ности, охватывая и поглощая далекие от их исходных сфер инте­ресов области промышленного производства и услуг. Возникали новые конгломераты, которые вкладывали с готовностью свои капиталы как в гражданские, так и в военные отрасли экономи­ки, целеустремленно устанавливали и укрепляли контакты с представителями федеральных властей.

С ростом экономических возможностей общества обостря­лись его социальные проблемы. Крупные города и пригороды уже не справлялись с огромным наплывом жителей сельских районов, которых привлекали более высокая заработная плата, более высокий уровень школьного образования и общей культу­ры быта, не говоря о других преимуществах городской жизни. Даже массовый переезд в пригороды прежних горожан не смог повлиять на решение проблем перенаселенных городов. Адми­нистрация Эйзенхауэра поддерживала необходимость расширения строительства школьных учреждений, но пыталась избежать увеличения ассигнований на эти дели, чтобы сохранить сбалан­сированный федеральный бюджет и не вызвать инфляцию. Ответом на возникавшие проблемы стало делегирование многих федеральных функций и обязанностей властям штатов, включая контроль за прибрежным нефтепромыслом и предоставление ча­стному капиталу права на разработку источников энергии. На реализацию намерений федеральных властей требовалось время, тем более что в штатах с преимущественно сельским населением было множество собственных проблем, связанных прежде всего с падением доходов фермеров в результате образования всемогу­щих агропромышленных гигантов. Оказавшись не в состоянии: конкурировать с ними, фермеры покидали свои земли и пересе­лялись в города, увеличивая армию безработных и умножая проблемы урбанизации.

Процесс активной урбанизации коснулся в первую очередь Юга и Запада страны. Лос-Анджелес (штаг Калифорния) обо­шел по численности населения Филадельфию (штат Пенсиль­вания), третий по количеству жителей город страны. Развита в Калифорнии современных высокотехнологичных отраслей: промышленности, ставших основой будущей «Силиконовой до­лины», уже к 1963 г. позволило этому штату превзойти по численности населения штат Нью-Йорк.

Под давлением движения чернокожих американцев за граж­данские права Верховный суд США в 1954 г. принял постановление об уничтожении сегрегации черного населения страны в об­ласти образования. Попытки администрации провести в жизнь это решение натолкнулись на серьезное сопротивление властей южных штатов. В 1955 г. в г. Монтгомери (штат Алабама) под руководством местного черного проповедника Мартина Лютера Кинга-младшего была предпринята попытка бойкота сегрегированного общественного транспорта.

Внутренние проблемы, с которыми столк­нулась первая администрация Эйзенхауэра, приобрели допол­нительную остроту в связи с приближением очередных прези­дентских выборов. Разгул маккартизма, внешнеполитический курс страны «на грани войны», рост инфляции и забастовочного движения, ухудшение положения фермеров, разорение мелких предпринимателей, налоговые послабления и фаворитизм в от­ношении большого бизнеса, рост монополий и коррупция в го­сударственном аппарате — все эти проблемы продемонстриро­вали ограниченность возможностей, а иногда и нежелание пре­зидента глубоко вникать в существо стоящих перед страной вопросов. Проблема будущего руководства страной осложнялась и состоянием здоровья самого президента: в сентябре 1955 г. Эй­зенхауэр перенес первый инфаркт, а в июне 1956 г. президенту была срочно проведена полостная операция. Но 29 фев­раля 1956 г. Эйзенхауэр объявил о своем намерении баллотиро­ваться на второй срок.

В день выборов более 35 млн американцев проголосовали за кандидата от Республиканской партии, Стивенсону удалось со­брать 26 млн голосов. Выборы продемонстрировали, что потеря популярности Республиканской партией (а она проиграла борьбу за конгресс) не отразилась на личной популярности Эйзенхауэра.

Экономика США испытала очередной спад, наиболее тяжелый со времен кризиса 1929—1933 гг. В период с 1955 по 1959 г. темпы экономического развития значительно снизились, дефицит платежного баланса достиг в 1958/59 фин. г. 12,5 млрд долл., ВНП увеличивался в среднем на 2% в год. Цены на продукты питания выросли с марта 1956 по март 1958 г. на 7,5%. Безрабо­тица достигла наивысшего после окончания Второй мировой войны уровня (8% от общего числа занятых). Уровень жизни трудящихся падал, ширилось забастовочное движение, основ­ным требованием которого было повышение заработной платы.

В стране все чаще отмечались выступления в защиту граж­данских прав. В 1957 г. в местечке Литтл-Poк (штат Арканзас) произошло первое столкновение чернокожих студентов с под­разделениями местной Национальной гвардии, пытавшейся, преградить им путь в учебное заведение. Принятый в 1957 г. Закон о гражданских правах впервые за последние 82 года уполномочил федеральные власти вмешиваться в случае нарушения прав чернокожего населения на участие в голосовании. В I960 г. был принят еще один Закон о гражданских правах, который предусматривал строгие наказания за ограничение пра­ва голоса. Но даже этот закон не обязывал федеральных чинов­ников регистрировать чернокожих избирателей, изъявлявших желание принять участие в голосовании.

Внутреннее положение страны накануне президентских вы­боров мало чем отличалось от того, каким оно было унаследова­но республиканской администрацией от Трумэна. Основой по­литики и экономики США продолжала оставаться концепция неизбежности атомной войны с СССР. К 1959 г. военный бюд­жет превысил 42 млрд долл. США провели серию успешных ис­пытаний ракет среднего радиуса действия, а после советского за­явления о создании межконтинентальной баллистической раке­ты приступили к созданию своей собственной. Ответом на успехи СССР в освоении космического пространства стал при­нятый в 1958 г. Конгрессом США Закон об аэронавтике и ис­следовании космического пространства. Он предусматривал выделение дополнительных ассигнований на развитие ракетной техники и создание На­ционального управления по аэронавтике и исследованию кос­мического пространства. 1958 год стал для США годом успешного запуска первого искусственного спутника Земли «Эксплорер-1», а также успешного испытания и запуска межконти­нентальной баллистической ракеты «Атлас».

В январе 1961 г. Эйзенхауэру исполнилось 70 лет. Он оказал­ся самым старым в истории страны и к тому же последним пре­зидентом США, родившимся в XIX в. Америка ждала появления на политической арене более молодых и активных руководите­лей. Выдвинутый демократами лозунг «Новое поколение пред­лагает лидера» импонировал многим американцам. Эти настрое­ния были характерны для республиканцев, тем более что приня­тая в феврале 1947 г. XXII поправка к Конституции США, законодательно ограничившая пребывание президента в Белом до­ме двумя четырехлетиями, исключала даже предположения о возможности третьего срока для Эйзенхауэра.

 








Date: 2015-07-24; view: 49; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.011 sec.) - Пожаловаться на публикацию