Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?







БИРЮЛЬКИ И ФИТЮЛЬКИ ВСЕМИРНОГО ТЯГОТЕНИЯ 5 page



Образуемое телами пространство анизотропно и имеет ранговое деление по плотности. Принадлежность тела к тому или другому рангу плотности численно усиливает величину одних свойств тел и ослабляет, других. Так, например, структура Земли включает приповерхностные трехплотностные слои, и четырехплотностное ядро. Трехплотностные тела практически не обладают гравитационными свойствами в современном понимании (они у этих тел как бы раздеформированы и «спрятаны» внутри объёма ([2] стр. 325), и совсем не такие, как описывают учебники, в то время как ядро Земли, как и четырёхплотностные ядра всех планет, кроме Меркурия, этими свойствами обладают.

Плотностную структуру планет можно схематически изобразить следующим образом ([3] стр. 250):

Ядро Солнца 1 имеет пятиплотностную мерность и образует пятимерное пространство, пос-редством кото­рого взаимодействует с центром групп звёзд или с поверхностью ядра Галактики (рис. 1). Наблюдение пятиплотностной мерности, по-видимому, невозможно, во всяком случае, на современном уровне.

Рис. 1 Поверхность Солнца 2, похоже, имеет четырехплотностную мерность, обладающую гравитационными свойствами и простирающуюся, с изменением плотности, до орбиты Меркурия и за неё до зоны 3 перехода к трехплотностному пространству. Поверхность Солнца и взаимодействует гравитационно с ядрами планет.

Следует отметить, что тела, обладающие гравитационными свойствами, друг на друга непосредственно не действуют. Между ними существует явно выраженная переходная граница, названная в ([8] стр. 11) нейтральной зоной (или переходной зоной), которая разделяет области влияния каждого из гравитирующих тел. Сама область влияния в работах называется либо супермолекулой ([2,] стр. 88,либо глобулой [3] стр. 260). И на каждое тело, находящееся в этой области, действует гравитационно только одно тело – то, которое эту область образовало. В области Земли – Земля, в области Юпитера – Юпитер и т.д. И, не одно космическое тело, включая Солнце, не «имеет права» гравитационного «доступа» не в свою область.

Современная парадигма предполагает, что тело, находящееся на поверхности Земли и поднятое над её поверхностью, не претерпевает никаких изменений и остаётся тождественным самому себе (это в парадигме неявно постулируется). Т.е. изменение напряжённости гравиполя планеты g никак не влияет на численную величину параметров поднимаемого тела. И потому все тела падают в гравиполе с одинаковым ускорением. Новая парадигма исходит из того, любое изменение параметров внешнего гравиполя обязательно сопровождается пропорциональным изменением вложенного в это поле тела. В частности, следует ожидать гравитационной деформации геометрических парамет­ров (объема) тела по высоте и падения разных тел с различным ускорением ([9] стр. 69-107).

Отмечу, что при движении тела вверх или вниз относи­тельно поверхности явственно изменяется величина двух параметров ([10] стр. 52-85):

• напряженность внешнего гравиполя g;

расстояние R между центрами масс тел.

А так как на­пряженность гравиполя тела g1, связана с напряженно­стью внешнего гравиполя gо, то изменение последнего должно вызывать пропорциональное изменение напря­женности гравиполя поднимаемого тела, и всех осталь­ных его свойств. Поскольку произведение напряженности гравиполя g1 на квадрат его радиуса r есть const = А, то из­менение g при подъеме вызывает пропорциональное изменение геометриче­ских параметров тела. То есть, изменение напряженности внешнего гравиполя сопровождается гравитационной деформацией тела. А это главное для понимания и объ­яснения гравитационных взаимодействий. Рассмотрим задачку, которая лет сорок тому назад приводилась в учебнике для студентов технических вузов:

Предположим, что на поверх­ности по отвесу возведена баш­ня высотой h = R (где R – ради­ус Земли) и длиной основания l, а верхней площадки l1 (рис. 2.). Вопрос: Равна ли площадь пола площади потолка? Усложним задачу.

На полу башни лежит тело – шар, радиусом r. Поднимем этот шар на верхнюю площадку и определим его радиус. По­верхностная напряженность гравиполя тела на полу g1, гра­виполя Земли gо. Напряжен­ность гравиполя тела на верх­ней площадке g2, Земли g. Если в системе тело-Земля на­пряженность внешнего грави­поля gо пропорциональна напряженности гравиполя тела g1 то с подъемом шара наплощадку напряженность по­верхности его гравиполяменяется пропорционально на­пряженности гравиполя Земли, а вмес- Рис. 2. те с ней меняется и радиус сферы r1.

Зависимость напряженностей опре­деляется уравнением:

g1/go = g2/g. (1)

Напряженность внешнего гравиполя g на верхней площадке башни находим из уравнения:

g = A/(h + R)2 = gо/4, A = R2gо, (2)

Подставляем в уравнение (2) значение g из (1) и находим g2:

g2 = g1/4. (3)

Напряженность гравиполя шара связана с радиусом инвариантом g1r2 = const1, и количественная величина инварианта не изменяется с подъемом тела на верхнюю площадку. Поэтому имеем:

g1r2 = g2r12 (4)

Подставляя в (4) значение g2 из (3), получаем ве­личину радиуса шара r1 поднятого на верхнюю площад­ку башни:

r1 = 2r. (5)

Равенство (5) показывает, что с подъемом тела (сферы) на высоту его геометрические размеры возрас­тают пропорционально изменению напряженности на­ружного гравиполя, а физические параметры остаются постоянными. Жесткий физический метр на полу башни отло­жится столько же раз, сколько и на верхней площадке. Поэтому длина стороны пола башни l физически равна длине стороны верхней площадки l1 :

l = l1– физически, (6)

а геометрические размеры их различны и l ≠ l1:

l = l1 /2.

Все тела, как и жесткие измерительные стержни, с возрастанием напряженности внешнего гравиполя «гео­метрически» сжимаются (деформируются), а при уменьшении – расширя­ются ([2] стр. 78, рис. 3). Изменение геометрических размеров тела, обусловленное перемещением его во внешнем анизотропном грави­тационном поле, и есть гравитационная деформация тела. Последняя и оп­ределяет количественную величину взаимоперехода по­тенциальной и кинетической энергии при подъеме или опускании тела во внешнем гравиполе. Именно гравита­ционная деформация обеспечивает режим «свободно­го» падения тел в эфире ([2] стр. 270-294).

Из (6) следует очень важный вывод: Все тела в гравитационном поле и в космосе подвергаются асимметричной деформации.

Естественно, что существующая парадигма этого представления не вмещает, а учебник физики ограничился геометрическим решением, т.е. признал, что площадь потолка больше площади пола, и вывод о том, что физические тела деформируются в гравитационном поле до студентов не доходит. К сожалению, не доходит он и до академиков. Но вернёмся к телам.

Основа механистической парадигмы – классическая механика И. Ньютона, милостиво дарит природе два основных вида движения, не заметив, однако, главного – третьего:

Линейное перемещение одних тел относительно других, которое физически и обнаружить-то невозможно. (Это так физики утверждают, поскольку даже простейшего способа обнаружить перемещения не обнаружили. Видимо плохо искали. Подскажу [2] стр. 309-320, [10] стр. 93-121).

Вот он зародыш Теории Относительности. Тела перемещаются не в вещественном пространстве, взаимодействуя с ним, а в мыслительной пустоте, не взаимодействуя, а джентельменски раскланиваясь с равнозначными телами. Ну как же иначе, ведь каждое тело есть важная шишка – самостоятельная инерциальная система отсчёта, готовая в любой момент стать математическим пупом Вселенной, относительно которого закрутится и вся Вселенная. А какое дело пупу до какой-то там эфирной телесности. Вон её, чтоб под ногами не путалась.

Вращательное движение тел. Вот это движение уже абсолютное. На вращающемся волчке не усидишь, а в полой вращающейся юле от вращения не скроешься. Вот почему это движение абсолютное. А на вопрос: Что же обусловливает абсолютность вращательного движения? Почему перемещение относительно, а вращение абсолютно? Физики вежливо ответствуют: Сие есть тайна великая, не нашему разумению подвластная ([11] стр. 353).

Эти два вида движения наблюдаются везде. Но наблюдаются и входят в парадигму как движение самонеподвижных тел. На эту самонеподвижность учёные уже наткнулись (не заметив) лет сто пятьдесят назад когда, к своему ужасу, теоретически запрограммировали тепловую смерть Вселенной. Долго выпутывались они из парадоксальной ситуации. Вселенная демонстрировала отсутствие даже признаков «поджаривания», а теория знай своё твердила, обездвижишься ты и умрёшь тепловой смертью. Столетие эта проблема вызывала у учёных адскую головную боль, наконец, они махнули на неё рукой, авось устаканится, и запрятали в самый тёмный угол науки, от греха подальше.

Прошло сто пятьдесят лет, и из этого самого тёмного угла полезла какая-то тёмная энергия, да так мощно, что заполонила почитай всю Вселенную, разгоняя струсившие галактики, не-вакуумное вещество (не-вакуумное – что-то научно заумное, поскольку не разъясняется, что же такое вакуумное вещество, т.е. вещество из пустоты. Во логика!!!). И от испуга, вызванного тёмной энергией, «… эволюция мира в целом затухает, его пространственно-временной каркас застывает и остаётся «замороженным» навсегда» ([12] стр. 443). И что интересно, учёные даже не поняли, что снова пророчат смерть Вселенной только не «поджариванием», а более гуманным замораживанием. Это бодрое замораживающее известие торжественно поднесли астрономы-теоретики к зарождающемуся XXI веку. Дескать, радуйтесь почитатели науки, не поджаритесь вы, а замёрзнете. Одно утешение остаётся: Не умрёт Вселенная, а всего-то заморозится и может, найдётся когда-то добрая душа, которая её разморозит.

Учёные второй раз наступают нате же грабли и наступят в третий, пока не поймут, что все тела во Вселенной и сама Вселенная обладают свойством самодвижения. И наличие этого свойства у тел автоматически устраняет любые формы «замораживания» или «поджаривания» материального движения, как у отдельного тела, так и у Вселенной. А пока парадигма оперирует с самонеподвижными телами, субъекты от науки не будут замечать их самодвижения. Поэтому, например, если физику задать вопрос: Движется ли стакан, стоящий на столе, относительно стола? Физик уверенно отвечает:

Нет. Он неподвижен.

Спрашиваешь: А если подумать?

Тут начинаются рассуждения о пульсации молекул, движении электронов или вращении со столом вокруг земной оси и прочая беллетристика.

А ответ прост ([2] стр. 70-75, [8] стр. 21-39 и т.д.). И стакан, и стол и все тела природы обладают самодвижением – пульсацией. И пульсирующий на столе стакан и пульсирующий стол имеют разную амплитуду пульсации, а потому движутся относительно друг друга. Пульсация – атрибут всех тел, она абсолютна и никогда не прекращается. Посредством пульсации все тела взаимодействуют с вещественным пространством. Изменение структуры пульсации сопровождается изменением взаимодействия тела с пространством и возникновением либо вращательного движения, либо движения перемещения относительно пространства, либо деформацией тел. Все виды движения обусловлены пульсацией как результатом взаимодействия с пространством и потому абсолютны.

Известно, что пульсируют галактики, звёзды, молекулы, атомы и прочая эфирная мелочь. А вот на пульсацию планет, и тел на них, космических странников – всяких там комет и астероидов парадигмой наложено строжайшее логическое табу. Ибо не могут пульсировать тела без поступления к ним энергии извне. А как каждый может убедиться ни планеты, ни камни придорожные, ни горы высоченные, ни к каким пульсациям не предрасположены. Нет у них для этого энергии, и не будет.

Вот ведь какая интересная картина получается, когда учёные эфир выкидывали, на логику начхали, а когда на самодвижение тел запрет накладывали на логику опирались. И не замечают родимые, что и на пульсацию галактик, звёзд и т.д. не меньшая прорва энергии требуется. И как каждый может убедиться, например, посмотрев в телескоп, что по части энергии и галактики и звёзды на голодном пайке содержатся. Однако пульсируют. Ну да ладно, продолжим.

Как известно из физики, все пульсирующие тела испускают волны и длина их λ пропорциональна радиусу тел R, и описывается формулой: λ = 2πR. С приведенным периодом пульсации τ = 1/ω. В свою очередь R включает в себя линейную скорость v и круговую скорость ω: R = v/ω. Почему так, объяснение отсутствует, но физики недолюбливают эту формулу. Приведенный период колебания маятника будет: τ = √R/g. Круговой период колебания Т = 2πR/g. Все эти формулы изучают в средней школе. Их достаточно для понимания гравитационных взаимодействий.

Ещё в ХIХ веке физик Бъеркнис ([14] стр. 260-269 ) предположил, что гравитационные взаимодействия обусловлены не гравитонами, а волновыми колебаниями гравитирующих тел, но к нему не прислушались и, похоже, ни один физик не осмелился рассчитать по школьным формулам, например, параметры пульсации Земли, уж больно пугающие числа получатся. (Большие учёные, по-видимому, презирают школьные формулы.) Да и какой носитель будет передавать эти пульсации в пространстве, ведь вокруг планеты мыслительный пузырь – теоретическая пустота, «поплотнее» торричеллиевой. К тому же, как это все знают, Земля не может пульсировать, нет у неё для этого энергии и неоткуда ей энергию получать. Не из пустоты же. Да и развалится она, ведь не резиновая.

Поскольку, мне чисел пугаться не пристало, пусть физики пугаются, проведу, для эксперимента, такие расчёты. Подставлю в волновую формулу радиус Земли:

λз = 2πRз = 2·3,14·6,378108 = 4,007·109 см. (7)

Теперь рассчитаю её приведённыё период пульсации:

τз = √Rз/gз = √(6,378·108/981) = 806,3 сек.

Прилично, да и длина гравитационной волны планеты оказывается равной длине её окружности. (Это волна Шулера.) Ну, какой же физик поверит в такую длину, скорее сочтёт её совпадением. Он же знает, что гравитационные волны – это «шёпот Вселенной» с амплитудой где-то 10-14 см и меньше ([12] стр. 462), а тут шёпотом даже и не попахивает 9,02·108 см, что на 1022 больше, тут такое громыхание, – закачаешься. А какой же длины волнами тогда перешептываются галактики – уму непостижимо.

Посмотрим, какую длину имеет испускаемая Солнцем гравитационная волна λс, и период τс?

λс = 2πRс = 2·3,14·6,96·1010 = 4,373·1011 см.,

τс = √ Rс/gс = √(6,96·1010/2,74·104) = 1,594·103 сек.

Т.е. длина гравиволны Солнца на два порядка превышает длину аналогичной волны Земли и тоже по длине совпадает с длиной окружности светила. А двух случайностей не бывает. И можно сразу предполагать, что все пульсирующие космические тела испускают волны. Вот тут то и проявляет себя вещественный эфир как прямой передатчик всего не поглощаемого спектра волн, испускаемых телами. А раз так, то бегущие волны пульсации Солнца, передаваемые эфиром, могут в какой-то области пространства взаимодействовать с встречными волнами планет, и характер этого взаимодействия определяет их положение относительно друг друга.

Интересно, что величина близкая к τс хорошо известна астрономам как собственная (круговая) пульсация Солнца с периодом Tс ~160 мин. Если вспомнить, что Тср равняется 2πτс то имеем:

Тср = 2πτс = 2·3,14·1,594·103 = 1,0015·104 сек.

Или 166,9 мин. Не так уж далеко от наблюдаемой. И, похоже, что не наблюдаемая газовая область Солнца обусловливает возникновение гравитационных волн, а твёрдая поверхность, находящаяся под газовой ([15] стр. 48-61)с радиусом6,76·1010 см. Но это так, размышления.

Волновое гравитационное взаимодействие может передавать, как это показал Бьеркнес, притяжение тел, отталкивание их и взаимное погашение волн, т.е. сохранение неизменного расстояния между пульсирующими телами. Для последнего достаточно того, чтобы длина одной из взаимодействующих волн укладывалась в другой целое число раз. На первый взгляд длины волн Солнца и Земли несопоставимы. Но это только на первый взгляд. Ободряет то, что волны не стоят на месте, и не исключено, что где-то найдётся искомое пересечение. Поищу, двигая волнами от Солнца к Земле и от Земли к Солнцу. И вот стоп. На расстоянии 1,36·1013 от Солнца и 1,36·1012 от Земли длина волны от планеты λзн укладывается в длине волны от светила λсн ровно 10 раз.

λсн = 2πRсн = 2·3,14·1,36·1013 = 8,545·1013 см.

λзн = 2πRзн = 2·3,14·1,36·1012 = 8,545·1012 см.

То есть в этой области волны погашаются, и притяжение между планетой и светилом отсутствует. К светилу от этой

зоны начинается сфера (глобула, в электродинамике – электронная шуба) гравитационного влияния Солнца и только Солнца. К планете от этой же зоны начинается сфера (глобула) гравитационного влияния Земли и только Земли.

Но зоны влияния светила и планеты не разграничиваются одной «точкой». Эти «точки» должны «сплошняком» оконтуривать глобулу Земли, отделяя её гравитационное влияние от аналогичного влияния Солнца и образуя что-то вроде нейтральной зоны в которой волны от обоих тел взаимно погашаются. Для подтверждения наличия нейтральной зоны приведу ещё три точки, в которых погашаются волны, как от Солнца, так и от Земли.

Нейтральная зона от Солнца за планетой:

Расстояние от Солнца до нейтральной зоны –1,662·1013 см, длина волны –1,044·1014 см.

Расстояние от Земли до нейтральной точки –1,662·1012 см, длина волны –1,044·1013 см.

В обеих зонах гашения волн и перед планетой и за ней волна от планеты λзн укладывается в длине волны от светила λсн ровно 10 раз. Это отношение оказывается одинаковым для волн от других планет.

Нейтральные зоны по траектории движения планеты перед ней и за ней получаются по расчёту практически на одинаковом расстоянии:

Расстояние от Солнца до нейтральной зоны –1,336·1013 см, длина волны – 8,394·1014 см.

Расстояние от Земли до нейтральной зоны –1,336·1012 см, длина волны – 8,394·1013 см.,

хотя характер взаимодействия волн в этих областях различен, и это различие должно сопровождаться некоторой разницей в расстоянии до этих зон.

Теперь, имея методику определения параметров волн от планет, пригодную, похоже, для всех тел, движущихся по орбите, а не только для планет, проведу предварительный расчёт расстояния и длин волн от каждой планеты до двух её нейтральных точек и сведу их в таблицу 1:

 

Таблица 1

Планеты Расстояние от Солнца млн. км. Длина волны перед планетой см Длина волны за планетой см Диаметр глобулы млн. км.
Меркурий* 57,9 3,31·1012 3,97·1012 10,5
Венера 108,2 6,18·1012 7,48·1012 21,0
Земля 149,6 8,54·1012 1,04·1013 30,2
Марс 227,9 1,31·1013 1,59·1013 45,8
Юпитер 778,6 4,45·1013 5,50·1013 168,5
Сатурн 1433,7 8,19·1013 1,00·1014 289,0
Уран 2870,4 1,64·1014 2,00·1014
Нептун 4491,1 2,56·1014 3,13·1014
Плутон 5,868,9 3,35·1014 4,10·1014

*Для Меркурия приведены расчетные длины волн. У всех планет, кроме Меркурия, центр испускания волн один, именно он обеспечивает существование когерентных гравиволн и глобулы. У Меркурия таких источников более одного. Суперпозиция их разрушает кристаллическую структуру глобулы.

Приличные, однако, диаметры у глобул. Особенно у Плутона, которого, похоже, за его затрапезный вид, скромность и незаметность, астрономы, лишили звания планеты и, понизив, причислили к лику малых планет типа астероидов. Ошиблись, похоже. Астероиды заметных глобул не имеют. А у Плутона такая глобула, которая вместит глобулы всех планет, да ещё место останется. Куда до него великану Юпитеру с его средненькой глобулой.

С признанием существования вещественных глобул, а, следовательно, и вещественного пространства, решается и ещё одна, завязнувшая в пустоте проблема – проблема скорости переноса гравитационных волн. Раз есть вещество, и оно ничем не отграничено от другого вещества, а пространство образовано ими совместно и нераздельно, то скорость переноса гравитационного взаимодействия можно считать бесконечной, поскольку между телом, соприкасающимся с вещественной средой отсутствует посредник, да и в окружающем пространстве волны от всех тел наличествуют, искать их в пустом пространстве не приходится. Тут я полностью солидарен с О. Деревенским.

Поскольку нейтральные зоны многих планет неоднократно пересекались космическими аппаратами, хотелось бы сравнить точки пересечения с теми, которые получаются по предлагаемой методике. Естественно также, что каждое пересечение должно сопровождаться и сопровождалось не только изменением скорости движения аппаратов и длины электромагнитных волн, испускаемых ими, (т.е. фотоны света, пересекая границу глобулы, изменяют длину своей волны), но и их собственных размеров так, как это показано на рис. 2.

Я не буду рассчитывать полные контуры глобул, специалисты это сделают лучше, остановлюсь на отдельных нюансах, связанных с нахождением планетарных материальных вздутий (гравитационных линз, тех же глобул), которые не только возвращают вещественному эфиру права физического гражданства, но и превращают эфир в главное действующую «фигуру» природы. И эта действующая фигура сразу изменяет представление о вещественном космическом пространстве, о звездах, галактиках, обо всём, что изучает астрономия. Приведу несколько примеров:

А. Гришаев совершенно правильно связал аберрацию с существованием планетарных глобул (линз) и высказал предположение о том, что должно существовать вздутие, типа планетарных, образованное Солнечной системой. Это вздутие должно иметь границу, пересечение которой будет сопровождаться изменением скорости тел и искривлением электромагнитных лучей. И не просто высказал, но и показал, на примере пересечения аппа-ратом Вояджер-2, измене-ние скорости и направления его движения. Он пишет, «…по результатам нашего анализа ясно, что, на дальности примерно 49 а.е. от Солнца, обусловленное График 1. солнечным тяготением уско-рение свободного падения скачко-образно обращается в нуль».

На графике 1 из [16] левая сторона диаграммы (левее 50 а.е.) показывает приближение с замедленным ускорением Вояджера 2 к границе Солнечной глобулы. В районе 49-50 а.е. движение приобретает хаотичный характер, что свидетельствует об изменении структуры вещественного пространства и параметров самого аппарата, а далее снова упорядоченное движение практически с нулевым (? – А.Ч.) ускорением. В месте перелома солнечная гравиволна гасится внешней волной. Зная длину солнечной волны и полагая, что в длине внешней волне укладывается десять длин волны солнечной, определим длину внешней волны, а, заодно и её радиус. Длина солнечной волны на 49 а.е. – 4,6·1015 см., следовательно, длина внешней гравитационной волны равна – 4,6·1016 см. А центр, из которого она исходит, находится на расстоянии – 7,33·1015 см. или на расстоянии 490 а.е. от границы Солнечной глобулы, являясь, по-видимому, центром группы звёзд.

Надо отметить, что наличие у звёзд глобул делает невозможным сближение звёзд, как и планет друг с другом, так же как исключает всякие формы их соударений. Обладая определёнными энергетическими возможностями планеты, как и звезды не могут ни изменять скорости на орбите, ни изменять свою орбиту до изменения величины своей энергии. Если же такое изменение произойдёт (как, например, выход из глубин Земли Алтайского гравиболида ([17] часть 3, стр. 140-223), то планета (та же Земля) покидает свою орбиту и переходит на закручивающую спираль, двигаясь вместе с глобулой к Солнцу. Наличие глобул свидетельствует о невозможности образования планет из пылевых или туманных составляющих. Планеты могут быть порождены светилом, так же, как и спутники планет – планетами. И только. Но об это далее про Луну.

Наличие у звёзд эфирных глобул можно распространить и на молекулы и атомы микромира. В [3] (раздел 7, стр. 194-301) рассмотрена Солнечная система как макромолекула, а планеты – как вращающиеся на орбитах электроны, и показана идентичность этих моделей. Причём проведен расчёт движения планет-электронов по квантовым уравнениям. При расчёте у электронов автоматически появляются глобулы. Наличие глобул у ядер молекул и атомов, похоже, обусловливает невозможность механического или полевого воздействия на ядра с такой энергией, которая могла бы разрушить глобулы, а, следовательно, и обеспечить искусственный термоядерный синтез.

Существование эфирных глобул обусловлено наличием единых гравитационных центров (ядер) у Солнца (пятиплотностное ядро) и у планет в виде четырёхплотностных тел (четырехплотностных ядер) с вращающимися гравитационными полями. Пульсация ядер вызывает пропорциональную пульсацию твёрдой поверхности планет, которая сразу, без переходов, передаётся приповерхностному эфиру, образуя в нём волны сжатия и разрежения, т.е. гравитационные волны. Длины волн и определяются диаметром тела. Гравитационные волны распространяются от центра сферически до границ глобулы, и регистрируются на поверхности и в окружающем пространстве как единая приповерхностная эквипотенциальная сфера, фиксируемая, например, гравиметрами. Это не значит, что на поверхности отсутствуют местные гравитационные вздутия, за которыми стоят волны гравитационной пульсации других тел, находящихся под поверхностью. Но это значит, что физики не понимают механизма гравитационного взаимодействия, не понимают, что все тела пульсируют, и волны от этой пульсации можно легко фиксировать, естественно не теми многокилометровыми бандурами ([12] стр. 459-477), которые сейчас возводятся и настраиваются в различных странах для получения гравитационных волн от взрывающихся звёзд. Я уже не говорю об интерферометрах с плечом в 5 млн. км. и с базой в 300 млн. км. Это даже не фантастика, это похоже на математическое помешательство. Однако вернусь к гравитационным волнам и покажу, как мне удалось их зафиксировать и не заметить этого.

Лет пять назад, меня пригласил членкор РАН Николай Степанович Лидоренко, чтобы ознакомиться с моими лженаучными представлениями. Откуда у него появилась информация обо мне – вопрос отдельный. Был он уже не молод, под 90, но слыл, пожалуй, единственным из ортодоксальных российских учёных, кто интересовался не только достижениями официальной науки, которой он не слишком доверял, но и той физической «ересью», которая муссировалась в околонаучных кругах. Академия наук тоже относилась к нему, мягко говоря, неприязненно. Уже лет пятнадцать он не получал ни копейки на научные исследования, хотя голова оставалась светлой, наполненной реальными идеями, аналогичные идеи отсутствовали у других, знакомых мне учёных, даже повыше рангом, и на работу он продолжал ходить ежедневно, расходуя на некоторые эксперименты свои сбережения.

Разговор у него со мной получился длинным, часа на два с лишним, не во всём он меня понял, не со всем согласился, и закончился предложением поступить волонтёром в его отдел на птичьих правах. Т.е. без оформления сотрудником, без оплаты, без включения моих работ в тематику отдела и т.д. Но с возможностью проводить эксперименты с той рухлядью, которую не успели списать и растащить за предыдущие 15 лет.








Date: 2015-07-22; view: 18; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.1 sec.)