Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







УЧАЛИНСКИЙ РАЙОН





18 населенных пунктов Троицкого уезда (4-й Заторный кантон) сегодня относятся к Учалинскому району. Все остальное подавляющее большинство деревень района входило раньше в состав Верхнеуральского уезда.

Земли Троицкого уезда принадлежали Барын- и Кара-Табынским волостям. Ее вотчины входили и в пределы соседнего Верхнеуральского уезда, владельцами которых были и телевцы, и кубелякцы. Они все относились к восточным табынцам Зауралья. Табынское племя имеет древне-тюркское происхождение.

Передвижения башкир Айлинской и Куваканской волостей с покушением на земельную собственность табынцев заставили тархана Акынсыка Таникеева обратиться к властям за помощью в защите их интересов. В 1699 г. табынцы получили грамоту об ограждении их вотчинных прав, где было сказано «угодьями их никому насильством владеть без грамот и без дач не велели, а велеть им владеть по-прежнему, как владели деды и отцы их по старым межам и урочищам»1. С этой вотчины все табынцы платили в казну ясак по 300 лисиц в год. Затем в 1695, 1700, 1739 и 1758 гг. они получали грамоты, подтверждающие первую2. Грамота касалась и вотчинных земель Барын-Табынской волости. В уезде кара- и барын-табынцам принадлежало 49 тыс. десятин земли. В Челябинском уезде их земель было в 3 раза больше. На вотчинных землях кара-табынцев, уступленных казне старшиной Таймасом-тарханом Шаимовым, возникли Миасская, Челябинская, Эткульская, Чебар-кульская, Уклы-Карагайская, Верхояицкая (Верхнеуральская) крепости. Они были построены указом правительства «для свободнаго ко Оренбурху проезду караванов и для содержания башкирского и киргиз-кайсакского (т.е. казахского) народов в сущем подданстве, за взятые у башкирцев под построение крепости земли ясак, что надлежит с тех земель, по пропорции снять»3.

Старинные названия деревень Зауралья почти не сохранились. После подавления башкирских восстаний в конце XVIIв., в 1704-1711, 1735-1739, 1740, 1755 гг. царскими карателями уничтожались, т. е. сжигались дотла, населенные пункты всех волостей Зауралья. Только в 1740 г. было сожжено 537 деревень с 3899 дворами и 3207 клетями и сараями. Навсегда исчезли деревни с названиями Абдрахманово, Азнагулово, Аликашево,

1 МИБ. М.-Л., 1936. Ч. 1.С. 80.

2 ЦГИА РБ. Ф. 2. On. 1.Д. 1151.

3 РГАДА. Ф. 248. Оп. 3. Кн. 143. Л. 12.


Алдарово, Таникеево, Бикбау, Кутлуюлово, Исмагилово, Уметово, Такаево, Тайгуново, Унгарово, Гумерово, Мам-бетово и другие в Бурзянской, Тамьянской и других волостях.

Чтобы оставшиеся жители не могли возобновить нормальную жизнь, каратели поджигали места тебеневок с целью создания бескормицы для скота.

Вместо исчезнувших возникали новые деревни с новыми или несколькими именами, сохранившимися в памяти народа старыми и вновь присваиваемыми.

Каждая волость имела коренные деревни, от которых по мере увеличения численности их населения образовывались выселки, сохранявшие старые названия, но с прибавлением прилагательных «Новое», «Верхнее», «Нижнее», «Среднее» или получавшие новые имена. Массовое возникновение новых населенных пунктов относится в основном к первой половине XIXв., конкретнее к 1812— 1816, 1834, 1857—1859 гг., когда оренбургские военные губернаторы Г. С. Волконский, В. А. Перовский, А. А. Катенин запрещали башкирам-полукочевникам выезд на яйляу, в свои хутора. Чтобы окончательно не потерять свои вотчинные земли, жители коренных деревень обосновывались в хуторах, объявляя их перед властями деревнями. Они получали названия, происходившие от имен, как правило, чиновников кантонного управления (юртовых старшин, есаулов, сотников, хорунжих, урядников, а также зауряд-чинов) и представителей мусульманского духовенства. Жители переселялись в новые деревни со своими прежними повинностями и податями перед казной и общиной. Назначались деревенский начальник, юртовой десятник или сотник с полицейскими обязанностями.

А теперь перейдем к конкретной истории возникновения деревень с указанием их основателей, количества дворов и жителей и их занятий.

Прежде всего отметим, что численность населения дается по материалам ревизий. В XVIIIв. проводилось 5, в первой половине XIXв. еще 5 ревизий. Эти сведения собирались по так называемым сказкам старост, старшин, затем на сельском сходе 3 раза проверялись имена, возраст, родство включенных в список людей. Сказкососта-вителями были русские дворяне, чиновники, нанимавшиеся за 25—50 руб. каждому. За обнаруженные в списке пропуски имен, утайку душ виновные наказывались. В бланки ревизских сказок включались все члены семьи с указанием должности, имени, фамилии, возраста, родства. На левой странице указывались мужчины, на правой — женщины. Затем за подписями юртовых старшин и деревенских начальников (аул карты) эти ревизские сказки групп деревень направлялись кантонному началь-


12 УЧАЛИНСКИИ РАЙОН



нику, а оттуда — в губернскую казенную палату. Ныне они хранятся в Центральном государственном историческом архиве РБ в фонде № 138.

* * *

Одним из коренных поселений Барын-Табынской волости была д. Муйнаково. Она носит имя сына старшины Кара(Бара)-Табынской волости Расула Итжимасова Муйнака Расулева, ставшего старшиной той же волости и участвовавшего в восстании Пугачева. Его сыновья Абдулхаким (1750—1818), указной мулла Абдулфазыл, 1765 года рождения, зауряд-хорунжий Абдулвахит (1770-1830), Абдулфаиз, 1782 г., Абдулмажит, 1784 г., Абдрашит (1789—1834), Курами Муйнаковы (д. 617). Один из них, Курами, в начале XIX в. был начальником 4-го кантона.

Еще в конце XVHI в. были известны дд. Старомуйнаково с 32 дворами и 142 жителями, Маломуйнаково с 27 дворами и 121 человеком и Муйнаково (Даутово) с 13 домами, где жило 34 жителя. Маломуйнаково имело и другое название — Бурангулово. Таким образом, еще до V ревизии часть жителей выделилась из коренной деревни и образовала новые деревни. По X ревизии 1859 г., в Старомуйнаково в 88 дворах проживали 500, в Маломуйнаково в 32 дворах — 200 жителей. Третьей деревни уже не было. В каждой из них еще имелось по три двора припущенников, принятых коренными жителями — вотчинниками — на условиях аренды земельных угодий. Припущенники платили башкирской общине по 10 коп. с двора и выполняли все повинности в пользу казны и общины, как и вотчинники. К 1920 г. численность населения в Старомуйнаково сократилась наполовину, зато в другой деревне она увеличилась на 144 человека.

В первой половине XIX в. обе деревни входили в 1-ю и 2-ю юрты 4-го Загорного кантона в Троицком уезде. С 1864 г. они подчинялись Тунгатаровской волости, находившейся в 1919—1930 гг. в составе Тамьян-Катайского кантона. В Маломуйнаково всю жизнь прожил один из сыновей первопоселенца зауряд-сотник Хисаметдин Муйнаков (1781 — 1858). Здесь же жил войсковой старшина (майор) Мухаметжан Бузыкаев (1798—1856), кантонный начальник 4-го башкирского кантона, подразделенного в 1832—1847 гг. на два — 4-й Загорный и 4-й Западный кантоны. Его два сына получили образование в Омском военном училище. Бузыкаев имел «кожевенный завод»*. В период кантонного управления в Башкирии (1798—1865 гг.) казаки, мишари и башкиры были переведены в военно-казачье сословие, а их территория расселения была разделена на кантоны. Главной обязанностью башкир, мишарей была охрана Оренбургской линии вдоль р. Яик от pp. Уй и Тобол на востоке и до г. Оренбург. Кантоны управлялись начальниками, формально «избираемыми» из числа богатых чиновников, затем утверждаемыми военным губернатором. Кан-тонные начальники проводили в жизнь распоряжения и указы вышестоящих властей, для чего были наделены большими правами в военной, политико-административной, судебно-полицейской и хозяйственной областях.

* ЦГИА РБ. Ф. 6. Оп. 2. Д 68.


Деревни, в которых жили эти начальники, становились кантонными штаб-квартирами. Кантонные дела вели два писаря, на русском языке и тюрки. На их содержание деньги собирались со всего населения кантона, причем кантонные чиновники освобождались от несения натуральных повинностей. Начальники имели по два весто-вых-ординарца, а юртовой старшина, управляющий группой деревень, — одного.

О кантонных начальниках народом сложены песни, в которых дана оценка их деятельности. Бытующая по сей день историческая песня «Бузыкай-кантон» Мухаметжа-на Еражбаевича Бузыкаева не осуждает, наоборот, как бы сочувствует ему. Его смерть далеко от родных мест — в Петербурге, где он был в составе делегации от Оренбургской губернии в качестве представителя от башкир на коронации императора Александра II — способствовала популяризации его личности.

Жители вели полукочевое скотоводство. Ежегодно выезжали на кочевку. Каждая деревня имела по три кочевки в трех местах (первая — в бассейнах pp. Карсига Урман, Лоши-Чомак, Шагыр Ульган, вторая — по pp. Черная, Кирке Туяк, Бысак Кискэн). Сначала выезжали на самое отдаленное место кочевки. Оно называлось весновкой (язлау). Второе место занимали летом


ТРОИЦКИЙ УЕЗД ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ



 


и называли летовкои , третье место находилось недалеко от деревни, именовалось

В Старомуйнаково на 65 дворов в 1844 г. приходилось 360 лошадей, 85 коров, 330 овец и 73 козы. В Мало-муйнаково на 35 дворов имелось 533 лошади, 64 коровы, 323 овцы и 44 козы. Видно, что жители не могли удовлетворить свои потребности одной отраслью хозяйства. Поэтому они занимались охотой. Робко переходили к оседлости и земледелию. В первой деревне засевали озимого хлеба всего лишь 8 пудов, ярового — 800 пудов, во второй — озимого хлеба — 120 пудов и ярового - 888 пудов. В конце XVIII в. отметили, что здесь «хорошо растут рожь, овес, ячмень», а «прочих семян у башкирцев не бывает». В д. Маломуйнаково тогда же действовали одна ветряная и две водяные мельницы-мутовки.

Основная масса жителей двух деревень жила в условиях единобрачных семей. Вместе с тем, встречались и полигамные семьи. По Корану, многоженство — явление приемлемое. Поэтому мужчины имели право заключать браки с четырьмя женщинами одновременно. Но многобрачные семьи — это удел в основном феодального сословия. Недаром Ф. Энгельс подчеркивал, что «многоженство — привилегия богатых и знатных»4.

В литературе нет единого мнения относительно степени распространения многоженства в обществе. Существуют две точки зрения. Согласно первой, многоженцев было чрезвычайно много. Еще в 1726 г. кунгурский воевода Юхнев, объездив по поручению властей 60 башкирских волостей, писал в своем отчете: башкиры «имеют многих жен по их закону, и того ради людны»5. Начальник Оренбургской экспедиции И. К. Кирилов в 1735 г. доносил в правительство: «Башкирское народонаселение чрезвычайно увеличивается вследствие многоженства»6. Первый член-корреспондент Российской Академии наук орен-буржец П. И. Рычков поддерживал эту точку зрения: башкиры «от многоженства весьма умножаются»7. Выводы эти поддерживались и другими авторами XIX в. В начале XIX в. Н. Попов утверждал: «Редкие башкирцы имеют по 4 жены, но многие по две, а прочие по одной»8. Альмуха-мет Куватов, бывший кантонный начальник, писал, что обеднению народа способствовало и многоженство9.

4 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и
государства. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 64.

5 МИБ. М. - Л. 1949. Т. 3. С. 485.

6 Научный архив Уфимского научного центра Российской
академии наук (далее - НА УНЦ РАН). Ф. 3. Оп. 12. Д. 39.
Л. 173.

7 Рычков П. И. Топография Оренбургской губернии. Орен
бург, 1887. С. 92-93.

8 Попов Н. Хозяйственное описание Пермской губернии.
Спб/,1813. 4.3. С'23.

9 НА УНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 12. Д. 104. Л. 13.


Но бытовала и противоположная точка зрения. Знаток быта башкир, этнограф, поэт и руководитель тайного революционного кружка Петр Кудряшев (1797— 1827) писал: «Редкие имеют более одной жены, потому что бедность не допускает пользоваться вполне дозволением религии»10. В. М. Черемшанский уточняет так: «Башкирцы, как и вообще все мусульмане, имеют достаточные по две и по три жены, а бедные по одной»11. Вывод этих авторов сводится к тому, что полигамия — редкое явление в быту башкир.

Естественно, возникает вопрос: в какой мере достоверна та или иная концепция? Прежде всего отметим, что многоженство было вызвано к жизни не религиозными догмами ислама, а хозяйственной необходимостью, своеобразием кочевого уклада жизни населения. Буряты или народы Крайнего Севера — не мусульмане, но у них многоженство практиковалось. Ислам узаконил и поддержал лишь реально существующее положение.

По материалам VII ревизии 1816 г., многоженство в разной степени наблюдается во всех населенных башкирами уездах. Из просмотренных дел в Центральном государственном архиве РБ явствует следующее. В 231 деревне 9 уездов (Белебеевский, Бирский, Мензелинский, Осинский, Уфимский, Красноуфимский, Оренбургский, Стерлитамакский и Троицкий (зауральская часть) проживало 8999 семей, из них многобрачных 1126, или 12,5% от всех семей, в т. ч. двоеженство — в 1032 семьях (11,4%); в 86 семьях — троеженство (0,9%), в 8 семьях — четверо-женство (0,08%). Значит, многоженство у башкир не носило массового характера. Одна из причин этого в том, что женщин всегда было меньше, чем мужчин.

В скотоводческом районе (Зауральская Башкирия) из 1469 семей многобрачными являлись 310, что составляет 21,1% от всех семей. К середине века этот процент сокращается наполовину. В земледельческом районе многобрачных было 816 (10,8%) из общего количества семей — 7530. Как видим, сравнительно большое распространение получило многоженство у башкир-полукочевников, нежели у башкир-земледельцев12. А как обстоит дело с этим вопросом в двух деревнях Муйнаково? В старой деревне из 82 домов в 8 зафиксировано двоеженство, что составляет 9,7%. В Маломуйнаково из 38 семей в 1859 г. обнаружено в трех — двоеженство, в двух — троеженство, что составляет 13%.

К 1-й юрте 4-го Загорного кантона Барын-Табынской волости относилась д. Тунгатарово.Возникла она на вотчинной земле. Носит имя влиятельного общинника волости Тунгатара Куркачикова, участника башкирского восстания 1735—1737 гг.13 Его сыновья Тунгатаровы, а также внуки и правнуки жили в этой же деревне. Старший сын Халит (1749—1827), его дети Абдулхаким (его сын Мансур), Юлай, Мухаметамин (его сыновья Муха-метгали, Киньягильды). Второй сын Хамит (1751—1819), его сыновья Кулан, Кинзябулат, Юмаш, Гильман. Младший сын Буляк, 1780 года рождения.

10 Центральный государственный архив литературы и искус
ства в Москве (ЦГАЛИ). Ф. 1571. Оп. 1. Д. 2913. Л. 8.

11 Черемшанский В. М. Описание Оренбургской губернии
в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промыш
ленном отношениях. Уфа, 1859. С. 160.

,2ЦГИАРБ.Ф. 138.0п. 2.Д. 145, 156, 161,291,292,313,345, 372, 374, 469, 570, 574, 575. 13 МИБ. Ч. 1. С. 309.


И!


УЧАЛИНСКИЙ РАЙОН


 


В 1795 г. в деревне 48 дворов с 268 жителями. Через 64 года дворов было 94 с 378 мужчинами и 339 женщинами. В 94 домах было 12 двоеженцев и 1 троеженец, т.е. 13,8%. Два жителя были крещены. Советская перепись 1920 г. показала деревню со значительным населением — в 239 дворах проживали 1198 человек. Такой многочисленной деревни в Тунгатаровской волости больше не было.

В 1865 г. в центре волости имелись две мечети, два мектебе (начальные школы) и почтовая станция.

В 1841 г. 89 домов имели 733 лошади, 120 коров, 714 овец и 96 коз. На 502 жителя было посеяно 96 пудов озимого и 984 пуда ярового хлеба.

В начале XX в. здесь побывал известный впоследствии ученый-этнограф С. И. Руденко, изучавший быт, обычаи и историю башкир; он опубликовал в 1915, 1925, 1955 гг. свои книги о башкирах, где имеются фотоснимки с видами д. Тунгатарово.

В 1863 г. в этой деревне, ставшей штаб-квартирой 7-го кантона до 1865 г., была открыта русско-башкирская школа для 10 детей, где выпускник Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса (военного училища) хорунжий Абдулла-тиф Урусов учил русскому письму и чтению, а также арифметике14. Учитель в месяц получал по 10 руб. серебром. Платили ему эти деньги жители деревни.

Кара-табынская д. Абзакововстретила XIX в. 20 дворами, где жило 80 человек. X ревизия нашла в ней 31 двор с 215 жителями. К 1920 г. количество жителей дошло до 260 человек. Было 48 дворов. В деревне жили сын Абзака Рахматулла, 1791 г., внуки Зайнулла (его сын Гиззатулла) и Гайнулла. Деревню по-другому называли Кинзекеево. Деревня с таким названием была известна еще в 1737 г.15 Кроме того, был известен Кинзекеевский медный рудник наряду с Кирябинским, Шартымским.

Абзаковцы — полукочевники. Все выезжали на летовку. В начале 40-х гг. XIX в. 40 домов с 220 жителями имели лошадей — 222, коров — 97, овец — 250 и коз — 97 голов. На каждого человека было посеяно озимого хлеба 1,8, ярового — 2,7 пуда.

Ко 2-й юрте относилась д. Туляково.Это поселение кара-табынцев. Сыновьям Туляка в 1859 г. исполнилось: Каляму 48 лет (его дети Абдулвахит, Салих), Хамзе 43 года, Абдулкарим жил в 1818—1856 гг. К V ревизии (1795 г.) в деревне было 53, к X (1859 г.) — 252, к первой советской переписи (1920 г.) — 351 человек.

В 1841 г. 25 дворов с 155 жителями имели лошадей — 140, коров — 40, овец — 138, коз — 28 голов. Цифры свидетельствуют о далеко не процветающем положении скотоводства. Тем не менее жители деревни выходили на кочевку, а зимой лошади находились на тебеневке, добывая себе корм из-под снега. Туляковцам еще не известен озимый хлеб. А яровой же хлеб был засеян по 1,9 пуда на каждого человека.

Д. Кажаевовходила в состав Барын-Табынской волости. V ревизия показала в ней 17 дворов со 101 жителем. X ревизия — 30 дворов и 247 человек. В 1920 г. в ней 463 жителя проживали в 96 домах. Из 30 дворов в 1859 г. в трех отмечено двоеженство (10%); в Туляково в четырех дворах (8,6%) из 48 также зафиксировано двоеженство. С,двумя женами жили чиновники кантонного управления и муллы.


Полигамия, вызывавшая разлад в семье и раздел имущества, стала предметом обсуждения в Высшем управлении мусульман — в Оренбургском магометанском духовном собрании. В 1841 г. для обзаведения второй женой указным муллам предписывалось обследовать их материальное положение. Так отвергалось или удовлетворялось намерение претендентов. А свидетельство о материальном положении выдавалось юртовыми старшинами, кантонными начальниками и их помощниками.

Не удалось установить имени и фамилии основателя д. Кажаево. Ее жители — полукочевники. На 40 дворов с 294 кажаевцами в 1841 г. приходилось 218 лошадей, 90 коров, 190 овец, 39 коз. Имелась одна мельница. На всех было засеяно 369 пудов ярового хлеба. Озимый хлеб еще им не был известен.

Балбуково— поселение кара-табынцев по р. Уй. Оно с 19 дворами было известно IV ревизии 1784 г. X ревизия показала 32 двора с 357 жителями. В 32 дворах было 9 полигамных семей. Между 1859и1865гг. на р. Янбика возникла д. Малобалбуково с 16 дворами и 78 жителями. Советская перепись 1920 г. зафиксировала в новой деревне 29 домов с 134 жителями, в старой — 59 дворов и 332 человека. Обе находились в 6 верстах от центра Тунгатаровской волости. В деревне не встречалась фамилия Балбуковых, но она имелась в других деревнях (например, в д. Новохусаиново).

В 1841 г. на каждый из 32 дворов приходилось по 7,5 лошади, 2,2 коровы, 6,5 овцы, 1,4 козы. Все семьи летом выезжали на яйляу. Кочевки находились около горы Саратур, на правом берегу р. Ай, по pp. Сызгаруш-кан и Ямаза. Земледелие — исключительно новая отрасль хозяйства. На каждый двор засевали по 5,2 пуда только ярового хлеба.

Жители занимались и золотым промыслом. В нем было занято в 1867 г. на тептярских землях — 217, на казачьих землях 520, на башкирских землях — 1097 старателей — работных людей из коренных жителей Троицкого и Верхнеуральского уездов. Только в 1843—1867 гг. было добыто золота на тептярских землях - 297, на башкирских землях — 398, на казачьих землях - 1029 пудов16.

Кара-табынская д. Сулеймановов конце XVIII в. состояла лишь из 15 дворов с 38 мужчинами и 25 женщинами. Если по X ревизии в каждом из 69 домов проживало по 8,4 жителя, то в 1920 г. на каждый из 88 дворов приходилось по 5,1 человека.

Она носит имя вотчинника волости Сулеймана Иштуганова, упоминаемого в источниках под 1737 г. Имена его сына и внуков перечисляются в материалах ревизских сказок. Его сын Асфандияр, 1787 года рождения, служил зауряд-есаулом, его дети Мухамадияр, Кильдияр, зауряд-хорунжий Ярулла, Хайрулла, Хабибулла.

Деревня имеет и Бторое название — Мулдашево. Старший сын Муддаша Абызгильды (1784—1851) имел сыновей Фахретдина (его сын Багаутдин), Сахаутдина (его сын Кур-мангали) и Фахрислама. По материалам X ревизии видно, что Курамша Мулдашев жил здесь в 1788—1857 гг., его сыновья Хафизитдин (его сын Гайнитдин) и Зиязитдин.

Зауряд-чиновники кантонного управления и богатые башкиры этой деревни имели по три и две жены. Таких полигамных семей в 1859 г. было 14 из 69, что составляло


 


ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1.Д. 1388. Л. 18. Там же. Ф. 51. Оп. 1.Д. 11.


16 Горный журнал. 1868. № 1.


ТРОИЦКИЙ УЕЗД ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ



 


20,2%. Из состоятельных мужчин в основном имели более одной жены те, у кого не было детей от первой или даже от второй жены или у кого не было сыновей. Временами наблюдается большой возрастной разрыв между супругами, что свидетельствует о бытовании левиратных браков у башкир, как у многих других тюркских народов. В частности, у зауряд-хорунжего Гайнуллы Бикбашева были жены 36, 59 и 22 лет. Средняя жена старше мужа на 12 лет. Это — левират, т. е. он взял жену своего умершего старшего брата. Языческий левират был отменен Кораном, и все же у некоторых народов в какой-то мере он сохранился. В 1784 г. этот обычай был зафиксирован таким образом: «После смерти старшего брата его родной младший брат берет жену покойного спустя 4 месяца 10 дней после его смерти, если она не брюхата, в замуженство за себя... и жениться таковым и позволено и отдает ей калым». В народной шуточной песне отражено это же явление: «Если умрет брат и останется сноха, не отпустим ее к чужим — '.

Претендентов на сноху-вдову было предостаточно. Первый из них — младший брат умершего («

— Младший брат мужа — наполовину муж, нет мужа — полностью муж»). Следующий кандидат на нее — племянник, сын брата покойного мужа (« — Сноха принадлежит внуку»).

Случалось, до других черед не доходил. Главную причину сохранения института левирата исследователи видят в материальной стороне дела. В случае ухода снохи-вдовы неразделенная семья лишалась работницы, имеющей значительное приданое. Но следует добавить, что левират у всех народов не лишен был и гуманного содержания в смысле воспитания детей умершего брата.

Сулеймановцы — полукочевники. Сто тридцать лет тому назад кочевки их находились по pp. Казнашар, Сар-накау и на склоне горы Жунлатау. На каждый из 40 дворов (228 человек) приходилось лошадей — 8,5, коров — 2,2, овец — 7,5, коз — 0,2 головы. Это — средние цифры. Фактически у одних хозяев были десятки голов лошадей, а другие были без- или однолошадными. Например, для ведения рентабельного коневодства этих поголовий было явно недостаточно. Поэтому жители одним скотоводством ограничиваться не могли. Искали себе счастья на золотых приисках, на сплавах, на извозе руды. Часть из них постепенно переходила к хлебопашеству. На каждого из 228 жителей было засеяно только ярового хлеба 4,5 пуда. Озимый хлеб им еще не был известен.

Дд. Сулейманово, Кучуково, Суюндуково и Мулда-каево были расположены на спорной земле Кара- и Бара-Табынской волостей с Златоустовскими заводами.

Д. Кучуково возникла перед самым 1834 г., там насчитывалось лишь 98 жителей. Через 25 лет 202 человека проживали в 18 дворах. Известны имена сыновей Кучука. Старший Айдарали жил в 1778—1851 гг., его сын Зайнул-ла, внуки Гиззатулла, Ибатулла, Хазиулла. Младший сын с 1787 г. Это — Айдарбек Кучуков, его дети Абдрашит (его Абдрахман) и Рахматулла (его Нигматулла).

Обратим внимание на формы семьи. Всем народам — кочевым и оседлым — известны малая и сложная (неразделенная) семья. В 1859 г. в д. Кучуково было 18 дворов, в них ревизия показала 38 семей. В 9 дворах отмечены малые семьи, где с родителями жили несовершеннолетние дети. В остальных дворах показаны неразделенные семьи в от-


цовском, братском типах и в виде дядя-племянник; из них в трех дворах — отцовские семьи. С родителями совместно хозяйство вели женатые сыновья. Общее хозяйство и собственность имели 5 дворов братских семей. Из них в двух дворах жили два женатых брата, в одном дворе — 3 женатых брата, еще в одном дворе — 5 и еще в одном дворе — 6 женатых братьев. В одном дворе проживали женатые дядя и племянник. Каждая малая семья в составе сложных семей имела свой дом и хозяйственные постройки, но наделы, скот и хозяйственный инвентарь находились в общей собственности. Главой семьи в такой сложной семье считался старший мужчина. Им мог быть или отец, или старший брат, или дядя. Только он был ответственным лицом перед властями и общиной — коллективом деревни — за выполнение феодальных повинностей. Он считался вотчинником — асаба, поэтому лишь он участвовал в сходах, решая вопросы о продаже и аренде вотчинных общинных земель. Глава самостоятельной малой семьи имел такие же права и обязанности, как и глава неразделенной семьи. Но главы малых семей в составе неразделенной семьи не имели таких прав и обязанностей. За выполнение повинностей отвечала неразделенная семья, а не малые семьи, входящие в эту сложную семью. Следовательно, всю ответственность перед обществом нес глава неразделенной семьи, а не главы малых семей, объединенных в сложную семью. Поэтому последние и не имели прав как вотчинники, не могли участвовать в сходах и решать вопросы на них. Только после раздела (выдела) и обзаведения своим домом и собственным хозяйством бывшие неравноправные семьи приоб/-ретали права и обязанности полнокровной малой семьи.

Встает вопрос о причинах объединения малых семей в одну неразделенную семью. Основной причиной возникновения отцовской, братской и других сложных семей являлась тяжесть несения растущих военно-феодальных повинностей в период кантонного управления в Башкирии, когда башкиры и мишари находились в военном сословии. Неразделенная семья, имея несколько взрослых мужчин, без особого напряжения справлялась с военно-феодальными повинностями. Поэтому малые семьи объединялись в отцовскую, братскую семьи. До введения кантонного управления и после его упразднения безраздельно господствовала малая семья. Таким образом, в существовании неразделенных семей мы видим чуткую реакцию крестьян на военно-политическую обстановку в стране.

Кучуковцы продолжали полукочевую жизнь. С ранней весны до глубокой осени кочевали на своих угодьях в четырех местах — по р. Айтаиш, около гор Башмакли ло pp. Кулдубай и Ужалы, а также по р. Сарнакау. На 35 дворов (194 человека) в 1842 г. имели 200 лошадей, лишь 40 коров, 200 овец, 10 коз. Всего было засеяно озимого хлеба 40, ярового — 360 пудов.

У кара-табынцев было две деревни под названием Суюндуково.Одна из них находится у озера Карабалык, недалеко от д. Кучуково. Время ее основания установить не удалось. Во всяком случае, в конце XVIII в. ее еще не было. В 1834 г. было 35 дворов, в каждом из них проживало в среднем по 5,5 человека. X ревизия показала 39 дворов с 238 вотчинниками, а также 5 дворов припущенни-ков. Относилась к Троицкому уезду.

В 1841 г. на 36 дворов (200 человек) приходилось 200 лошадей, 40 коров, 200 овец и 10 коз. 400 пудов ярового хлеба было засеяно на 200 человек.



УЧАЛИНСКИЙ РАЙОН


 


Другая д. Суюндуковобыла расположена на берегу р. Белая. В 1834 г. в ней было всего лишь 18 дворов со 109 жителями. Эта новая деревня возникла между 20—30-ми гг. К X ревизии в 29 дворах проживало 149 человек. На 18 дворов было посеяно 56 пудов озимого и 296 пудов ярового хлеба. Эта деревня относилась к Верхнеуральскому уезду, сейчас — к Белорецкому району.

Была и третья д. Суюндуково,принадлежавшая Кува-канской волости Троицкого уезда. Она известна с 90-х гг. XVIII в. V ревизия показала 22 двора со 125 жителями. Известны имена сыновей первопоселенца — Еражбай (его сын Яныбай) и Ильчикай (его сыновья Ахметша, Муха-метша).

Скотоводство переживало кризис. 30 дворов имело 72 лошади, 58 коров, 43 овцы, 22 козы. Но хлебопашества почти не было. 144 пуда ярового хлеба было засеяно в начале 40-х гг. Местонахождение деревни установить не удалось.

Д. Мулдакаеводо 1850 г. имела второе название Иль-чигулово.Однако в конце XVTII в. деревень с такими названиями не было. Д. Мулдакаево возникла при ключе в начале XIX в. Ревизии перечисляют имена сыновей, внуков, правнуков Мулдакая и Ильчигула. У Гайсы Мул-дакаева было много детей — Ураз (его сыновья Фаткулла, Гилязитдин, Давлетша), Бакай, Абдулмуталлап, Абдулму-жип. Назовем и детей Ильчигула. Ульмяскул Ильчугулов жил в 1780—1832 гг., его дети Халяусура, Нурмухамет, Алсынбай, Кильдияр; Зауряд-сотник Зайнагабдин Иль-чигулов (1789—1833), его дети Ямгур, Мухаматьяр, Кильдияр; Филял Ильчигулов, 1825 г., его сын Мухаметсадык; Губайдулла Ильчигулов, его дети Ташбулат, Шумрат.

В 1834 г. в деревне проживали 284 человека, через 25 лет — столько же. Из 30 дворов в 8 жили двоеженцы (26,6%). В 1920 г. в 101 дворе — 509 жителей. Выезжали на кочевку по р. Шаранбы и на горе Угзгале. 391 житель имел 350 лошадей, 60 коров, 200 овец и 25 коз. Было засеяно 1008 пудов ярового хлеба.

Между 1850—1858 гг. часть жителей во главе с Ильчи-гуловыми выделяется и основывает при р. Миасс новую д. Ильчигулово.Расстояние между деревнями одна верста. X ревизия показала в ней 20 дворов со 149 жителями. В 1920 г. в 80 домах проживали 423 человека.

Кроме того, при этой же речке возник рудник с 7 дворами, где имелась «фабрика для промывки золотых песков». Трудились здесь башкиры окрестных деревень.

Мулдакаевцы основали на своей вотчинной земле новую д. Байрамгуловопри озере Ауш-куль. Переселились сюда в 1824 г. 49 мужчин и 64 женщины. Старшинский помощник Байрамгул Габдулзалилев дал ей свое имя. К X ревизии ему исполнилось 78 лет и жил он со своими взрослыми сыновьями Алибеком, Мухаметом, Мухамет-шарифом. У последнего были дети Иксан, Фарислам, Мухаметзян, Ислам. Переехали в новую деревню и братья Байрамгула — Курамша, Зиганша, Кулбак. Здесь жили и сыновья Мулдакая - Имиль (1736—1824) и Гайса (1744—1826). Обосновался в Байрамгулово и сын последнего Абдулмуталап Гайсин. X ревизия показала в деревне 39 дворов с 306 жителями. Из них в 5 — двоеженцы.

В составе 14-го башкирского полка Сайфутдин Кадыргалин участвовал во взятии Парижа. Радость одержанной победы над врагом выражена в песне «Любизар».


Наполеона знали мы, Да и Париж видали мы. Когда французов побеждали, Землю потрясали мы. Любезники, любизар, Молодчина, молодец!

Из 19 дворов 15 выезжали на кочевку в районы озер Ут-лукташ, Сарысак, по pp. Казнашар и Кук-Дунян, а также около камня Асенташ. 103 человека имели лошадей — 180, коров — 40, овец — 150, коз — 15 голов. Цифры говорят о нерентабельности кочевого хозяйства. В том же 1842 г. засевали 40 пудов озимого и 392 пуда ярового хлеба.

Отдельные из жителей засевали хлеба свыше ста пудов. Это — Сибай Габдулгазизов (ПО пудов), Баймурат Аккучуков (118), Ахмет Байгильдин (115), Абубакир Сайтов и Бикбай Габдулгазизов по 130 пудов.

Эту деревню сегодня называют Старое Байрамгулово,хотя она сравнительно позднего происхождения, чем другая деревня такого же названия. В 1919—1930 гг. входила в Тунгатаровскую волость Тамьян-Катайского кантона.

В 6 верстах от д. Тунгатарово возникла д. Курамино.Основал ее начальник 4-го кантона, чиновник 14-го класса Курами Муйнаков (1760—1828), выходец из д. Муйна-ково. Курами стоял во главе кантона до 1819г., когда его заменил вымогатель-взяточник и притеснитель народа юртовой старшина Тухватулла Утявов, опорочивший Муйнакова ложными доносами и в 1832 г. сосланный в Сибирь на вечное поселение с лишением чина и звания личного дворянина. Курамино как поселение барын-та-бынцев известно с начала XIX в. В 1834 г. в 33 дворах проживало 214, в 1859 г. — в 57 дворах 451 житель. 3 семьи были перечислены в д. Бурылайгыр. В 5 семьях была полигамия.

Известны имена сыновей Курами. Это — Ишнияз (его дети Шарияз, Юнус, Шагиахмет), Уразай, Сахаутдин (его дети Мухаметфарук, Абдулзяппар).

Кураминцы — полукочевники. Из 33 дворов на кочевку выезжало 30 кибиток. Кочевали близ деревни на Солонсаке, на вершине горы Урал, по pp. Алтмыш Кулан и Ямаза. Кураминцы на 33 двора имели 250 лошадей, 100 коров, 300 овец, 15 коз. На 214 человек (33 двора) было засеяно 1040 пудов ярового хлеба.

В 1920 г. в 156 домах проживали 746 человек.

Д. Каримовона карте 1786 г. и по материалам V ревизии отсутствует. Но зато она показана на карте Оренбургской губернии за 1802 г. VIII ревизия зафиксировала в ней 115 мужчин и 149 женщин. По X ревизии — в 69 дворах 633 жителя. В 17 дворах отмечены двоеженцы и один троеженец (кантонный начальник сотник Абдулнафик Итжимясович Кутуев). В 1920 г. в 189 дворах проживали 877 человек. Нам не известен первопоселенец из кара-табынцев. Не удалось установить и имена его детей. В конце XIX в. жители основали д. Тупеево,находившуюся, как и коренная д. Каримово, в 12 верстах от центра Тунгатаровской волости. В 1920 г. в ней был 41 двор со 178 жителями. И вот X ревизия перечислила сыновей и внуков Тупея, живших в д. Каримово. Старший сын Гай-нулла, 1809 г., его дети Валиулла (его Ярулла, Габдулла), Халиулла (его Шарафетдин, Камалетдин, Фазлитдин, Галямитдин), Хамидулла (его Хайрулла), Гибатулла и Хайрулла. Средний сын Галиулла, 1812 г., его сын Мир-


ТРОИЦКИЙ УЕЗД ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ



 


хайдар. Младший Мирас, 1823 г., его сыновья Рахма-тулла, Гатиятулла, Шайхетдин. В том же 4-м Загорном кантоне Троицкого уезда в 5-й юрте была деревня той же Кара-Табынской волости под названием Тупеево, но земли ее отошли казакам Уйской станицы. В эту юрту еще входили дд. Тухватово, Лапино и Мустаево. Д. Каримово и две деревни Тупеево принадлежали одной и той же волости. Жители этих поселений имели связи. Об этом говорят переселения жителей. В частности, в 1858 г. сюда переселились из д. Мустаево одна, из д. Бурылайгыр три семьи. Но определенно и ясно сказать о родственных связях Тупеевых крайне затруднительно.

Жители Каримово — скотоводы. В 1841 г. на 57 дворов (304 человек) приходилось 300 лошадей, 100 коров, 300 овец, 50 коз. Кочевали весной на горе Кук-Дунян, летом — на склонах горы Башмаклы, осенью — по р. Сар-накау. На всех было засеяно 24 пуда озимого и 424 пуда ярового хлеба.

* * *

А теперь охарактеризуем населенные пункты Кувакан-ской волости. Прежде всего отметим, что эта волость известна тем, что оказалась в центре башкирского восстания 1735—1740 гг., а ее старшина абыз (грамотный, ученый) Бепеня Трупбердин, казненный в г. Мензелинск в 1739 г., стал одним из его предводителей. В письме главному начальнику Оренбургского края В. Н. Татищеву Бепеня писал о добровольном характере башкирского подданства Русскому государству и причинах выступления башкир против царского правительства: «Мы, башкирские народы, наши отцы, деды и прадеды, великому государю в подданство пришли своими волями, оставя своих ханов, а великие государи нас содержали по нашей воле, а не под саблею. И в то время, что государи дали нам землю, мы в знак того, что подданные, платили ясак. Теперь на ясачных землях строят города, башкир притесняют, и если не будет изменен этот порядок, башкиры будут сопротивляться, хотя пропасть, хотя смерть принять готовы»17.

Куваканцы в Троицком уезде имели около 38 тыс. десятин земли. Некоторые из них потеряли вотчинное право в результате подавления башкирских восстаний, захватов земель казной и заводами. Часть земли оставлена куваканцами «из-за малопригодности ее к земледелию». Бывшие вотчинники собственных земель стали припущенниками — арендаторами чужих земель.

Почти все куваканские деревни, входящие сегодня в состав Учалинского района, находились не на своей вотчинной земле, а на арендованной у Кара- и Бара-Табынской волости.

Д. Бурангулово(Новое) возникла перед самым 1819 г., тогда в ней проживал 101 человек. Через 25 лет в ней — 300 жителей. Особо она не росла, и к 1920 г. здесь в 36 дворах проживали 340 человек.

Первопоселенцу зауряд-есаулу Бурангулу Габдулзе-лилову в 1859 г. исполнилось 78 лет. От двух жен у него было два сына — первый Мухаметшариф, у которого были дети Иксан и Фахрислам. Второй Мухаметзариф, его сын Ислам. Здесь жили и братья Бурангула — Зиганша, Курамша и Кулбак.


На 100 человек приходилось лишь 48 лошадей, 42 коровы, 65 овец и 24 козы.

И в д. Татлембетовожили куваканцы — припущенники Кара-Табынской волости. Причем эти земли оспаривались Златоустовскими заводами. В 1795 г. в ней в 16 дворах проживало 72 жителя. Через 64 года — в 25 дворах — 100 человек. В 1920 г. было 43 двора с 231 жителем.

Деревня имеет и второе название — Бикчурино. Оба названия происходят от антропонимов, но не удалось точно установить ни первопоселенцев, ни их детей.

Жители деревни имели несколько мест кочевок: на местностях Урман Карсига и Сарнакумган, а также по р. Черная. 32 двора (123 человека) имели 200 лошадей, 60 коров, 130 овец и 80 коз. Конечно, эти цифры не могут свидетельствовать о рентабельности ни коневодства, ни молочного животноводства. В том же 1841 г. каждым двором было засеяно по 7,5 пуда ярового хлеба, это означало примерно по 2 пуда на душу обоего пола. Но требовалось засевать по 3 пуда на душу. Семян даже в русских селах и деревнях не хватало. Чтобы выполнить приказ военного губернатора, для покупки семян бедные башкиры вынуждены были продавать последнюю лошадь. Следствием таких мер было постепенное массовое обеднение полукочевых жителей. Современники выступали через печать в защиту башкир. Вот что писал один из них в 1860 г.: «Ломать хозяйственный быт народа никто не имеет права, сколько бы предполагаемые преобразования ни казались благодетельны. Опыт учит, что все насильственное непрочно, все несвоевременное гнило. Делать кочевника оседлым пахарем есть поэтому насилие»18.

Между 1859—1866 гг. при р. Ташлыгалды возникла д. Абсалямово (Этимган— вскормленный собакой). В 1864 г. здесь было 27 дворов. Советская перепись показала 61 двор с 331 жителем.

Жители выезжали на кочевку на склоны гор Урала при pp. Кашлаубар, Яшинаткан, Сибарат-Елга.

Посев на каждого из 331 жителей составлял по 2 пуда ярового хлеба. В 1920 г. в одной версте от деревни была мельница, которую содержал Захаров.

Д. Байсакаловобыла расположена на спорной земле Куваканской волости с Златоустовскими заводами. История ее сложна и не совсем ясна. Байсакаловцы в одно время жили по согласию вотчинников Кара-Табынской волости и жителей Уйской крепости в башкирской д. Лапино (ныне Челябинская обл.). Затем земля отошла к крепости. Тогда в 1808 г. военный губернатор Г. С. Волконский переселил байсакаловских безземельных башкир «на пусто-порозжую землю казны» близ Чисто-озерской крепости. Но сказать, что это ее современная территория — затруднительно. В эту деревню было приписано 92 казаха. После того как часть казахов оказалась в бегах, много жителей было распределено по другим деревням - в д. Кулбаево 68 человек, в д. Тугузлино — 5 семей и т.д. Как бы то ни было, в 1834 г. в д. Байсакалово на берегу р. Белая в 23 дворах проживало 162 человека. По X ревизии там 174 человек.

В 1841 г. на 30 дворов имели 60 лошадей, 48 коров, 250 овец, 20 коз. На летовку жители не выходили из-за отсутствия мест и достаточного скота. Те же дворы засевали 24 пуда озимого и 352 пуда ярового хлеба. И скота,


 


ОИБ. Уфа, 1956. Т. 1. Ч. 1. С. 179.


Вестник промышленности. М., 1861. Т. 11. № 1.



УЧАЛИНСКИЙ РАЙОН


 


и хлеба было крайне недостаточно. Поэтому часть жителей занималась извозом, возила главным образом руду на заводы. Часть людей прибегала к промыслам как к дополнительному источнику существования.

Недалеко от этой деревни было известно месторождение серебра. История открытия его такова. Участник башкирского восстания 1735—1740 гг. житель д. Кускиль-дино Кудейской волости Сибирской дороги Нуруш Кинзикеев в 1740 г. на допросе заявил, что он знает «в вершинах Белые реки в вотчине Табынской волости в горе Алабаше серебряную руду». Он показал одному сибиряку — русскому, который плавил ее для пробы19.

Другие куваканские поселения — Новохусаиново (Иксаново), Яльчигулово, Шарипово (Авязово), Азнаше-во (Сейтембетово) — относятся сегодня к Учалинскому району. Жители — все припущенники, зависимые от припускавших их на свою землю кара-табынцев, получавших от первых по 10 коп. с двора.

Д, Иксаново(Новохусаиново) была самым большим из всех куваканских и кара-табынских поселений Троицкого уезда. В 1795 г. на каждый из 48 дворов приходилось по 5 жителей (всего 240 человек). VIII ревизия показала по 7 человек в каждом из 49 домов (всего 348 жителей).

Жители вышеназванных четырех деревень с 30-х гг. прекратили выезды на летовку из-за отсутствия пастбищных мест. Но жители занимались прежде всего скотоводством. В 1841 г. на 52 дома приходилось лошадей — 450, коров — 110, овец — 611, коз — 40 голов. Что касается хлебопашества, то по данным конца XVIII в. иксановцы сеяли рожь, ячмень. Озимого хлеба еще не знали и к 1842 г. На такое же число домов было засеяно 1040 пудов ярового хлеба.

Деревня эта с середины XIX в. называется Новохусаиново.Жил в ней 53-летний зауряд-хорунжий Хусаин Айтутанов, записавшийся в 1858 г. с другими пятью одно-аульцами в Оренбургский казачий полк № 8.

Д. Яльчигулововозникла между VII—VIII ревизиями. В 1834 г. проживало 86 мужчин и 84 женщины. X ревизия


показала 28 дворов со 196 жителями. Тогда сыну первопоселенца Абдулгалиму Яльчигулову исполнилось 77 лет, он жил с двумя сыновьями — Хуснутдином (его Низаметдин) и Хисаметдином.

В 1841 г. 31 двор с 168 жителями имел 150 лошадей, 50 коров, 150 овец и 25 коз. Засевали 320 пудов ярового хлеба.

Д. Сейтембетово (Азнашево)известна с начала XIX в. В 1834 г. в ней было 98, в 1859 г. - 134, в 1920 г. - 195 человек. По X ревизии в 5 дворах из 30 отмечена полигамия.

Основатели по материалам архива не известны. Но сыновья Азнаша зафиксированы X ревизией 1859 г. Это Абдулвахит, 1808 г. и Зиганша, 1809 г.

В 1841 г. на 98 человек (22 двора) приходилось 60 лошадей, 30 коров, 40 овец, 10 коз. Ими было засеяно 134 пуда ярового хлеба. В начале XX в. имелись две водяные мельницы.

Д. Шарипово (Авязово)известна также с начала XIX в. По VIII ревизии в ней было 234, по X — 316, в 1920 г. — 348 человек.

Как видно, в деревнях Троицкого уезда жили одни башкиры. Они вели полукочевое хозяйство, занимались промыслами и примитивным земледелием.

Изучение материалов ревизий показало, что среди башкир Троицкого уезда встречались крещеные. В дд. Су-лейманово, Балбуково, Тунгатарово, Новохусаиново, Старомуйнаково, Бурангулово, Мулдакаево, Каримово и в других количество молодых людей, принявших христианство между 1850—1859 гг., доходило до 30. Переходили они в другую веру во время военной службы по охране Оренбургской пограничной линии по р. Урал. Крещеные оставляли свои родные места и определялись на жительство в города и села с православным русским населением. Переход в христианство поощрялся материально. За крещение они получали по 7 руб. серебром и освобождались от всяких податей в течение 3—4 лет. Все это привлекало неимущих людей.


НАУНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 12. Д. 46. Л. 1580.


ВЕРХНЕУРАЛЬСКИИ УЕЗД


 








Date: 2015-07-10; view: 437; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.027 sec.) - Пожаловаться на публикацию