Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Глава I. Масонство, духовное достояние





(101) Мы живем в век беспрецедентного алкания света, истины, красоты и мудрости. Мы живем в век, когда распространение организаций, претендующих нести свет истины, не имеет себе равных. Повсеместно появляются наставники, во всеуслышанье притязающие на то, что они несут нечто специфическое, благодаря чему можно стяжать знание Бога, достичь мира, или просветления, овладеть собой или же обрести собственность, здоровье и могущество. Мужчины и женщины повсюду мечутся от одного наставника к другому в жажде получить то, что принесет им покой и свет. Всякий принадлежит к той или иной группе правдоискателей – метафизической, эзотерической или ортодоксальной. Организации наподобие Христианской Науки, Новой Мысли или Единства исчисляют своих приверженцев тысячами, и любой наставник, умающий громко говорить и не скупиться на обещания, легко набирает себе аудиторию.

В хаосе, возникающем из-за рьяной приверженности разным формулировкам истины, сама истина забывается. В сшибке личностей, громогласно поддерживающих каждая своего наставника и его представление Реальности, пока еще негромкому голосу мудрости не удается быть услышанным; в раздорах, возбуждаемых доктринами, догмами и “измами”, и в усилиях, растрачиваемых на возведение или низвержение форм, могущих приниматься истиной, ее духовное значение теряется.

В итоге всего этого многие искренние искатели, наблюдая триумф и падение разных наставников и школ мысли, вопрошают себя: а можно ли вообще найти истину, включающую, а не исключающую по своему охвату? Можно ли нащупать такую формулировку мудрости веков, которая удовлетворяла бы универсальной потребности? Возможна ли организация, чьими характеристиками были бы безличность и неиссякаемая терпимость, но которая (102) в то же время ставила акцент на устоях, приемлемых для всех, игнорируя все спорные детали?

Похоже, должен существовать некий надежный ориентир при нашем движении на Восток, где зарождаются всякий свет и жизнь, и безусловно могут быть найдены кое-какие межи, безопасно ведущие странника по дороге, охраняющие его, когда он спотыкается в темноте.

Такая организация, такое хранилище истины существует; платформа ее настолько широка и представляемая истина настолько унипверсальна, что она способна удовлетворить мировую надобу. Весьма любопытно, однако, вот что: организация эта так хорошо известна, что само знакомство с ней не позволяет нам в должной мере вместить ее цель. Она, как особое строение, пользуется таким всеобщим признанием, что учение, которым она обладает, и истины, которые она предназначена нести, оттесняются на задний план излишней значимостью, придаваемой ее формальному аспекту. Я имею в виду масонское движение.

В любой стране мире наличествует эта своеобразная система морали, закуалированная аллегориями и иллюстрируемая символами, и еще вопрос, было ли когда-нибудь такое время, когда масонства в той или иной форме не существовало на нашей планете. Изучающему масонство, способному доискаться до знания, приходящему с ритуалами, понимающему духовное значение символов, обстановки и оснащения ложи, могущему уловить подоплеку работы, исполняемой на полу храма, постепенно уясняется, что оно – хранитель включающего представления истины. В символической форме масонского делания для человечества сбережено откровение, которое (будучи исследовано) явит собой ключ к тайне самой вселенной и водительство, позволяющее человеку постичь суть тайны, коей является он сам.

Если бы все многоразличные представления истины во всем мире были утеряны и если бы ортодоксальные религии, церкви и секты перестали существовать, то – как полагают многие серьезные мыслители – осталась бы возможность компенсировать эту потерю постижением масонства. Через изучение масонской символики и через практическое осуществление его моральных и этических норм можно было бы восстановить все, (103) что человеку нужно знать о Боге и Его методах и законах, действующих во вселенском хозяйстве, а также уловить отношение индивидуальной души человека к Превышней Душе и связь, наличествующую между единицей, образующей часть великого раскрывающегося плана Храма, и Великим Зодчим, уявляющим Свою идею во всем целиком здании.

Чтобы это сделать, две линии подхода возможны для заурядного мыслителя; если их проработать, они продемонстрируют действенность или никчемность вышесказанного. Одна заключается в прослеживании деятельности этого тела истины на протяжении столетий и – путем дознания до межей давних – в демонстрации непрерывности самого учения и его универсального приложения. Другая состоит в том, чтобы рассмотреть его в его нынешней форме и показать, что воплощаемые им истины, внедряемые учения и его подспудные значения всеобще приложимы и образуют логический фундамент, на котором человечество может строить. Оба пути подхода уже проложены на своих подготовительных этапах, хотя еще не доведены до конца. Что до нынешней попытки, то за ней стоит желание показать включающий охват и существенность масонской платформы, а также продемонстрировать: если теперешние масонские организации во всем мире можно побудить осознать свою ответственность и освоить свое духовное наследие, то из сегодняшнего “мрака” невежества и широко разлитой летаргии и инертности могут воссиять надежда и свет для искателей повсюду. Храм сможет подняться на земле, с дверями, распахнутыми настежь, так чтобы все смогли войти, а весть, звучащая из его пределов, будет вестью свободы, братства и равенства – свободы мысли, братской сонастроенности и равных благоприятных возможностей, как производных от наших общих происхождения, рачения и финала.

Что же такое масонство, как его определить? Нам говорят, что это “своеобразная система морали, завуалированная аллегориями и иллюстрируемая символами”; хорошо бы поразмыслить над значением этих слов. Система определяется как исполнение плана, осуществление проекта в специфических расчетах. Каковы же расчеты, в которых действует масонская система морали? (104) Не заключаются ли они в том, чтобы вытащить грубый булыжник из каменоломни, грубый камень, и при помощи рабочих инструментов каменщика, таких как резец, линейка, наугольник и циркуль, превратить его в гладкий камень, пригодный занять свое место в Храме Соломона и стать там “камнем живым”? Ученик в своей работе проходит через множество опытов, прогрессируя к свету. Прежде чем стать мастером, ему приходится освоить свое ремесло и разносторонне его применять, но в конце концов он совершенствует свою технику и заслуживает титула Мастера Каменщика, тем самым достигая высшей степени масонства, Учителя Мудрости, Строителя под началом В.А.В. Таковы расчеты масонства, таково великое назначение каждого кандидата на допуск к мистериям – стать гладким живым камнем; стать колонной в Храме Соломона, или, как излагается в К.С.У., “столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон”; пройти через уйму проверок и испытаний и воскреснуть из мертвых, как сделал наш Мастер Строитель, дабы тем самым узнать значение воскресения, через которое он вступает в свет и жизнь.

Мораль определяется как навык выбирать между правильным и неправильным, как способность мудрого различения. При тренинге кандидата всегда важно подчеркивать свободу его воли, и при любом выборе, предоставляемом ему при посвящениях, за ним оставляется право быть арбитром собственной судьбы. Так ум его тренируется рассуждать и выбирать, так он становится мудрым мастером. Он – вольный агент, располагающий собственной волей и произволением, смиренно ходатайствующий о допуске в древнюю Ложу Принятых Вольных Каменщиков.

Остается обсудить еще два слова: аллегория и символ. Из них в основном состоят масонские искусство, ритуалы, принадлежности и инструкции ложи. Аллегория – это образное представление факта, лежащего в основе, метод обучения, в образной форме передающий детскому уму то, что на протяжении веков переживали и чему наставляли знающие Бога. В возвышенных аллегориях масонства несомненно живописуется для нас действие законов Бога, демонстрирующихся в природе и человеке, и необходимые истины относительно раскрывающегося сознания человека, его пути и конечного предназначения.

(105) В великой центральной драме масонства живописуется то, ради чего “вся тварь совокупно стенает и мучится доныне”, ожидая манифестации сынов Божьих, ибо только сын Божий может быть воскрешен из мертвых своеобразным пятисоставным способом, коим был воскрешен Мастер Строитель.

Символизм масонства поддается самой расширенной интерпретации, в его знаках и паролях, рукопожатиях, инструментах, шагах и обстановке храма, да и в значении его Создателя и Меньших Светочей для посвященных сохраняются те эзотерические истины, которые обязан знать каждый, коль скоро он собирается когда-нибудь выбраться “из тьмы в свет, от смерти к бессмертию, от нереального к реальному”.

Стало быть, масонство – не только система морали, задействующая наивысшие этические нормы, исполнение которых обеспечивает сознательное раскрытие божественности, но и великое драматическое представление возрождения. Оно изображает восстановление скрытой божественности человека, ее выставление на свет; оно показывает возведение человека из его падшего состояния в Рай через то, что инсценируется при работе ложи, демонстрируя способность достичь совершенства, дремлющего в каждом человеке, его умение стяжать целокупные зрение и понимание, тем самым становясь хозяином над собой и своей судьбой. Что верно для единицы, верно и для группы, и в масонстве для нас сохраняется гарантия финального достижения человечества – человечества, чьим мерилом достижения является совершенство и чьи ряды состоят из тех, кто (по выражению из К.С.У.) “достиг полного возраста Христова”, рода человеческого, “состоящего их беспорочных людей, каковым синтезом путешествие заканчивается”.

Вдобавок к тому, что оно является системой морали и великой драмой возрождения, масонство есть также образное представление Великого Поиска. В человеке заложена та инстинктивная тяга к знанию и самовыражению, что характерна для эволюции человеческого царства и уявляет его подлинную природу. Истина таится для нас в значении имени нашего Мастера Хирама Абиффа: Хирам, по мнению многих исследователей франкмасонства, происходит от слов “Кхи”, живой, (106) и “Рам”, тот, кто воскрешен, или вознесен, живой Сын Божий, возведенный из своего падшего состояния на “высоты”, – именно так еще интерпретируется имя Рам. “И когда я вознесен буду, – заявил Великий Плотник из Назарета, – всех привлеку к себе”, – в каковых словах содержится ключ к центральной мистерии масонства. Абифф знаменует Отца, – последним термином во всех религиях обозначается Великий Духовный Аспект.

В первых трех степенях масонства для нас изображается этот великий поиск, или алчба. Постепенно кандидату дается все больше и больше света, шаг за шагом чаяние им света удовлетворяется, и он выходит из Дворца Невежества во Дворец Учения, где искусства и науки обогащают его своими дарами. Там он узнает, что от него ожидается компетентность в ремесле, но нужно и кое-что еще. Выпуск его должен стать переходом в более высокое, лучшее состояние. Он обязан установить Потерянное Слово, пройти через различные испытания и, став под конец хозяином над собой, тем самым показать себя адептом мудрости и наставником других, раздавая им заработанную ими плату и храня доверенное ему Слово, при необходимости даже ценой собственной жизни.

Итак, поиск является трояким и характеризуется тремя степенями. Первая – это Поиск Просветления, когда кандидат упорно продвигается на Восток и утверждается в позиции слушателя и учащегося. Из сведений, сообщающихся ему, пока он обходит вокруг ложи, он узнает, что он троичен, представляет собой составную сущность, объединяющую его физическое, эмоциональное и ментальное состояния и в то же время тающую, вуалирующую за этими формами бытия внутренний свет, аналогичный Великому Свету на Востоке. Свет этот должен быть найден.

Истина о Поиске божественного Света нередко выражается в виде отлично известной аллегории:

Было время в истории расы, когда боги украли у человека его божественность и, встречаясь в высоком конклаве, обсуждали, где бы спрятать украденное. (107) Один бог предложил схоронить ее на другой планете, – там человек не сможет ее разыскать, но другой поднялся и заявил: человек от роду предприимчивый путешественник и у них нет гарантии, что он в конце концов не доберется туда. “Давайте, – сказал он, – спрячем ее в морских глубинах, в бездне океана, там она будет в безопасности”. Но вновь послышался несогласный голос, заметивший, что человек по природе своей изрядный исследователь и когда-нибудь ему может удасться проникнуть в глубиннейшую глубь, как и на высочайшие высоты. Так дискуссия и длилась, пока, наконец, один сообразительный бог не встал и не произнес: “Спрячем-ка украденную драгоценность, божественность человека, внутри него самого, ибо там он никогда не станет его искать ”. На чем дискуссия успешно и прекратилась, так как боги уразумели: найдено действительно недостижимое место, и эонами казалось, что сокрытый в человеке свет потерян навсегда.

Мало-помалу, однако, некоторые открыли секрет, и стяженное ими знание о том, как найти свет, стало достоянием больших групп мыслителей; через религию и через масонство можно установить законы, обеспечивающие откровение света.

Тем, что ему не дозволяется знать, ритуалами и работой степеней, участвовать в которых ему отказывают, он начинает мерять свое невежество и, работая во внешнем дворе Храма Царя Соломона, узнает о внутренней мистерии, проникнуть в которую он пока не в состоянии. Он учится пользоваться инструментами Ученика и через понимание их символического смысла выстраивает свой характер. Воспринимаемого им света достаточно, чтобы открыть ему необходимость мудрости, и он уразумевает свое предназначение.

Тогда он переходит на Вторую Ступень и принимается за великий Поиск Мудрости; он узнает, что жизнь – это школа и что верность своему заданию и своим собратьям по Ремеслу позволяет ему постичь немного мудрости, силы и красоты, которые В.Г.В. силится продемонстрировать в Своем Храме.

Будучи Подмастерьем, он многое узнает, (108) и не только беспрепятственно ходит по внешнему двору Храма Царя Соломона, но и имеет доступ в Святилище, где узнает, что имеется дальнейшая стадия развития и предстоит сделать следующий шаг в Сути Мистерии Масонства. Святая Святых пока не достигнута.

Он преуспел в знании и самоконтроле; он стремится встречаться со своими собратьями на уровне и олицетворять собою свободу, братство и равенство; между тем, остается еще кое-что. Он набрался осведомленности о свете, сущем в нем и едином со светом, что извечно сияет с Востока; тем самым он оснащен для финальной стадии великой драмы душевного раскрытия и берет старт в Поиске Потерянного Слова.

Это и есть алчба души, являющейся истинным сыном вдовы, тем, кому мать должна дать рождение. Слово “вдова” восходит к санскритскому слову, означающему “недоставать”, и то, чего недостает прочим формам природы (девственной материи, оккультной Деве Марии), человеческое существо способно разыскать и уявить. Последнее вступает в Храм слепым, терпящим сильную нужду, лишенным света, мудрости и знания души; через опыт двух первых степенй и драматическое освоение великой Возвышенной Степени Мастера Каменщика оно обретает то, что принадлежит ему по праву рождения, и становится Сыном Божьим, обогащенным светом, полнотой достояния, которым Царь Соломон наделяет своих каменщиков, и владеющим Словом, о коем говорится:

“В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков . . . Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир” (Иоанна, 1:4,9)

Учение трех степеней изумительно выражено для нас в древних индусских Писаниях:

“Веди меня из тьмы в свет” – учение Первой Степени.

“Веди меня от нереального к реальному” – воплощает значение Второй Степени.

“Веди меня от смерти к бессмертию” – констатация стержневого факта Третьей Степени.

(109) Из осмысления этой стороны масонского учения не следует ли, что она может обеспечить всем необходимым для формулирования универсальной религии? Разве неверно было сказано: если бы все религии и Писания выпали из мира и осталось только масонство, мы бы с его помощью восстановили великий план спасения? Самым серьезным образом должны все настоящие масоны обдумать этот пункт, ибо в мире религиозного мышления налицо ныне вопиющая нужда в великих духовных истинах – включающих, удовлетворяющих и свободных от сектантских трактовок.

Изучение этого положения откроет любому серьезному масону, что, если масонство намеревается соответствовать этому идеалу, ему невозможно выступать против какого бы то ни было человека или религии. Оно – для всех подлинных искателей света, вне зависимости от их расы или кредо. Оно предназначено показывать свет и воплощать видение братства, а не подстегивать прилив ненависти и разделенности в мире.

Оживленное масонство, состоящее из масонов, верных своим обязательствам и разумеющих Мистическую Связь, скрепляющую всех их вместе в едином истинном братстве, обеспечивает также платформу настолько универсальную, что она удовольствует нужды всякого рода мыслителей и любой школы мысли. Таким образом, масонство удовлетворяет не только религиозную нужду, являя собой универсальную религию, но отвечает и ментальной надобе, ощущаемой в наше время всеми широкомыслящими мыслителями. Ведь мы так устали от многоразличий, так утомлены полемиками по религиозному поводу, так измотаны социальными, политическими и экономическими спорами мыслителей повсеместно.

Обособленность с сопутствующими ей проблемами стягивает вниз нашу чашу весов. Между тем, если бы Масонское Братство действовало в согласии с собственной конституцией и воистину воплощало свои принципы, потребное место встречи могло быть обеспечено и нашлась бы платформа настолько охватывающая, что на ней все могли бы встречаться и расти, стараясь разобраться в точках зрения и назначении друг друга.

Масонство наставляет посредством “живого голоса знака”, а при учении на такой основе не может навязываться никакого авторитета или диктатуры, ибо каждый волен интерпретировать знак или символ по-своему и расти благодаря попыткам это делать. Знак или символ может нести много значений, и чем ближе человек (110) подступает к Святая Святых в Храме Царя Соломона, тем больше он видит за формой и тем величественней истина, извлекаемая им из символа. Поэтому масонство пригодно для многих типов ума при условии отсутствия деспотического навязывания какой-либо символической инстерпретации.

Было сказано, что истинный Храм Человечества, частью которого является всякая франкмасонская ложа, возводится во времени и пространстве, и различия, свидетельствуемые нами, пока мы пребываем в нашем смертном теле и обладаем нашими ограниченными чувствами, не имеют места в реальном франкмасонстве.

Выстраиваемый Цехом Храм – это объединение и гармонизация всего челове, ческого семейства. Что подытожено для нас в следующем, широко известномречении:

“Промыслом Бога род человеческий есть единое объемлющее братство, Сам Он – его Мастер, а мир – Его ложа”.

Вот видение и идеал – единое объемлющее Братство, где каждый безотказно сотрудничает с каждым, выполняя план строительства, всякий занимается своим заданием, а Сам Бог является Д.М., действующим через Своих надзирающих Мастеров Каменщиков.

Опять же, обсуждая эту универсальную платформу, подчеркнем: масонство зиждется на устоях, настолько объемных и универсальных, что трудно решить, кого из него исключить или какого представителя любой расы или нации в него не допустить, коль скоро претендент является искренним и серьезным искателем правды.

Первый пункт этой программы был выражен для нас в заявлении “О Боге и Религии” в Постановлениях 1723 г., – это самое благородное из всех, нам известных, выражение духовной универсальности Ордена:

Масон, по своему положению, обязуется подчиняться моральному закону; если он верно понимает наше искусство, он никогда не станет тупоумным атеистом или неверующим вольнодумцем. Но, хотя в древние времена масонам полагалось придерживаться религии страны или нации своего проживания, ныне представляется более целесообразным обязать их верить только в то, с чем согласны все, оставляя свое особое мнение (111) при себе, то есть быть людьми Благими и Правдивыми, или наделенными Честью и Честностью, какими бы конфессиями и убеждениями они ни различались; тем самым масонство становится центром союза и средством установления подлинного дружества между теми, кого по необходимости разделяют огромные расстояния.

Никакой масон, принимающий это заявление и старающийся жить в соответствии с ним, не допустит в своей ложе нпи малейшего раздражения или ссоры, тем паче препирательств по поводу религии, национаьной политики или международных отношений. Что касается религиозных пунктов платформы, их всего три и они столь расплывчаты, что практически все здравомыслящие люди могли бы под ними подписаться.

Первый – это вера в Бога в трех Его аспектах. Он рассматривается как В.А.В., Творец материального, естественного, мира, тот, кто вводит физическое, или материальное, тело (индивидуальное и космическое) в манифестацию. Данный термин прилагается к Нему, действующему как Третья Ипостась Троицы, аспект Святого Духа, осеняющий девственную материю и насыщающий ее жизнью и познанием. Как формостроительный аспект, великая притягательная сила вселенной, сознательная познающая душа, Он величается В.Г.В. Вторая Ипостась есть олицетворение той субъективной силы, что привела миры к бытию: “Слово было у Бога . . . и без Него ничто не нáчало быть, чтó нáчало быть” (Иоанна, 1:1,3). В Притчах Мудрость (снова второй аспект во всех вероисповеданиях) взывает: “Тогда я была при Нем Мастером Строителем” (Притчи 8:30); благодаря Ее активности была изготовлена синька плана и зародилась двизжущая сила, – мы ее называем Законом Притяжения в природе, или Любовью применительно к человеческому царству.

Наконец, Бог именуется Всевышним, что означает наивысший аспект, или аспект Отца, единую Жизнь и Принцип, лежащий в основании всего явленного, центральную энергию, что дает о себе знать через силу и через материю.

Итак, Бог для масона есть та духовная сущностная жизнь, что вовлекла все в бытие; связный (112) охранительный фактор, удерживающий все в бытии, субстанция, из которой созданы все формы, – сначала Дыхание Всевышнего, потом Слово, под конец претворение Слова в явь через материальную форму. Это не антропоморфное личное Божество, Он не описывается шибболетами разногласного человечества; Он представляется великим творческим Строителем Вселенной и сущностным Принципом в основе всех форм. На этой почве все сходятся, и хотя у каждого может быть своя личная концепция Бога, хотя любой может воображать себе Бога сообразно собственной традиции и темпераменту, но, встречаясь с собратьями-масонами на полу храма, он оставляет свое личное ограниченное представление о Боге. Он признает лишь великий Принцип и Мастера Строителя, Чья «любовь объемней меры человеческого ума», Кто достаточно безбрежен и велик, чтобы соответствовать всевозможным малозначащим формулировкам истины о Себе, но, даже и соответствуя им всем, превосходит любую концепцию о Себе. Его мулрости, силы и красоты достает, чтобы просвещать всех и объединять всех, не оставляя никого во тьме и укрепляя всякого, доколе он не найдет дорогу назад, к Свету.

Два остальных пункта платформы уже упоминались: бессмертие души и братство людей. Они закономерно вытекают из концепции Бога как Отца, наделяющего каждого из Своих сынов божественной жизнью и бессмертием и продвигающего, шаг за шагом, эволюционный процесс, пока единое отцовство и одинаковый финал не станут явственными фактами. Осуществляются же они благодаря практическому братству и уразумению скрепы, единящей всех людей: «Один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми и через всех, и во всех нас».

Никогда такая платформа не продемонстрировала свой цели наглядней, чем в хорошо известном случае на Востоке, упомянутом в письме Великого Мастера Инспектора Георгу Уильяму Шпету. Он писал:

«Я только что посвятил Маунга Бан Ама, бирманца, чьи религиозные воззрения настолько умеренны, что он признает (113) существование личного Бога. Досточтимым Мастером был парс, одним Стражем – индус, брамин, другим – христианин англиканского толка, а ???Дьяконом был мусульманин».

Г-ну Аму достаточно было верить в Бога, в бессмертие души и в братство людей. Разве недостаточно этого во всем мире, разве не может масонство – утряся свои разногласия, прекратив свои антагонизмы и широко распахнув свои двери – добиться осуществления этого идеала в большем масштабе?

Надлежит помнить, что масонство – не специфически христианское образование. В первых ложах было много свободных мыслителей, а Библия стала Великим Светочем только в 1760 г., когда началась христианизация масонства. Попытка пресечь эту тенденцию видна в прокламации, выпущенной Соединенной Великой Ложей Англии в 1842 г.; в ней утверждалось, что масонство не является составляющей какой-либо одной религии и что членство в нем должно быть открыто для всех. Интересно еще отметить, что евреев стали принимать 150 лет назад, индусов – с 1865 г., а мусульман – с 1856 г. Так утвердимся же на этой полномасштабной великодушной платформе, отказываясь ограничить первоначальный идеал узостью наших взглядов и малостью нашего видения.

Масонство воистину демократично по своей структуре управления и в то же время смоделировано по образцу той божественной иерархии, что заправляет – с субъективной стороны жизни – всеми делами нашей вселенной. Размеры ложи (символические) следующие: длина – от востока до запада, ширина – от севера до юга, охват – от наивысшей высоты до центра. Постольку, поскольку человек « свободен и добропорядочен», нет препятствий к тому, чтобы он стал Принятым Вольным Каменщиком. Все проходят в ложу в одинаковом состоянии нужды и слепоты, и на территории храма все имеют равные возможности. В идеальной ложе все под конец оказываются сидящими на Востоке на должностном кресле Царя Соломона???, тем самым символизируя равенство всех Сынов (114) Божьих и единство великого делания. Они встречаются на уровне ???на время работы в ложе, всегда расходятся на наугольнике??? и едины в духе.

Невозможно в такой короткой статье, как эта, чем только коснуться прекрасного сим и едины в духе.

Невозможно в такой короткой статье, как эта, сделать больше, чем только коснуться прекрасного символизма правления ложи масонов. Хотя налицо равные возможности для всех и дух истинной демократии, правление ложи, символически говоря, представлено тремя ее главными офицерами, – они, вместе с четырьми другими, образуют ложу масонов. Трое старших офицеров, исполняя свою должность, представляют три Ипостаси Троицы, три аспекта Божества, тогда как семеро, формирующих ложу, представляют семерицу духовных сущностей, – через нее, можно считать, работает Бог. Последние описываются по-разному: как «семь духов перед престолом», семь Архангелов, Умельцев, Строителей, Лучей или Планетарных Логосов сообразно терминологии и вероисповеданию конкретного мыслителя. Эти семеро, пока исполняют свою должность, контролируют «Принятых Вольных Каменщиков», располагающихся на колоннах в храме, а поскольку каждый в свою очередь может воссесть в должностное кресло???, в ложе масонов символически представлены подлинная демократия и живительная автократия, слаженно функционирующие одновременно.

В заключение поглядим на этот интереснейший предмет как под всемирным, так и под индивидуальным углами зрения. Разве не может быть, что, несмотря на недостатки ордена и материализацию масонства, имеющую место в наше время, несмотря на утерю видения и идеалов, столь удручающе порочащие эту организацию, масонство, как мировое движение, может быть на протяжении веков хранителем правды и метода, которые только сейчас начинают занимать свое должное место. Организация существует. Механизм служения готов к употреблению. Символы, ритуалы, знаки, жесты ???и пароли, вся атрибутика древних мистерий сохранились в целости в той или иной форме. У нас есть форма, есть работа, есть ритуалы, символизм и аллегории, и у нас есть материал, пользуясь которым можно разыгрывать великую драму раскрытия души.

(115) Было хорошо сказано:

Первое наиглавнейшее назначение и несущее основание нашего ордена, на котором он зиждется и которое не в силах истребить никакая человеческая власть, – это сохрание некоей тайны и передача ее потомству; тайна эта дошла до нас с самых отдаленных времен, даже от первого человека, и возможно, от нее зависит судьбы человеческой расы. Но поскольку особенность ее такова, что никто не может ее узнать или как-либо ею воспользоваться, если не подготовился к тому продолжительным и придирчивым очищением себя, то не каждый вправе надеяться ею завладеть.

Когда мы вычистим дом и уразумеем значение своих обязательств, когда научимся жить в соответствии с нашей Великой Хартией Вольностей, когда станем универсалистами, как нам и предназначено быть, возможно, могущество Бога низойдет на нас и последует великий сбор масонов, в духовном смысле. Когда мы утвердимся на общей платформе, причем включающей, а не исключающей, когда будем представлять из себя анти-ничто, и тем самым олицетворять братство, тогда, может, Великое Слово излетит и Свет Господа воссияет в Его Храме. Тогда будем иметь на физическом плане, в объективной, осязаемой, манифестации, восстановление мистерий, бывших – в крошечном объеме – извечно с нами, но на время изъятых, пока человек не научится, сознательно познавая, вступать в храм по собственной свободной воле. Мистерии были отовсюду изъяты на много столетий, потому что люди не освободились от традиций, навязанных авторитетом и суеверием. Нам придется освободиться, прежде чем мы сможем участвовать в мистериях. Так давайте освободимся. Разве это невозможно? Разве такого не может произойти? Разве знаки времени не указывают на то, что день этот близок?

Масонское движение наделено возможностью и потенциалом, неприметными для большинства. Средний масон не осведомлен о значении всего происходящего, не воспринимает красоту своих ритуалов и работу Цеха. Когда он пробудится к принадлежащему ему наследию, когда (116) уяснит свою привилегию содействовать унификации массы обособляющих групп и обеспечит разработку техники и демонстрации, просвещающих идивидуального искателя, тогда он постарается разобраться в своем Ремесле и работать над постройкой храма. Тогда в мире появится организация, стоящая на фундаменте такой широты видения и терпимости, что она предоставит не только универсальную платформу для мыслителей всех щкол мысли, но и универсальную религию и форму правления, могущие служить примером для метущихся народов мира.

Стало быть, масонство доступно пониманию любого индивидуального масона, ибо никакая группа людей не может понимать больше, чем составляющие ее единицы. Чаяние им света должно быть самоинициированным, ему самому приходится выходить на поиски Потерянного Слова.(Впервые опубликовано в журнале «Мастер Каменщик» в октябре 1927 г. бр-м А. А. Бейли)

 








Date: 2016-05-18; view: 29; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.044 sec.) - Пожаловаться на публикацию