Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Филология «как служба понимания». Значение филологии для развития современного человека и общества





 

Ни сегодня, ни в перспективе филология, если она претендует, по мнению А.Ф. Лосева, относиться «к области точных наук о действительности» [Лосев 2004: 275], не может забывать о своем важнейшем социальном предназначении – являться научным свидетельством о фундаментальных законах общественной жизни и прежде всего – о процессе человеческой коммуникации, ибо «коммуникация заключается в том, что из безбрежного моря действительности мы выбираем нечто такое, о чем мы хотим сделать сообщение другому человеку и в соответствующей обработке того, что мы почерпнули в безбрежной действительности» [Там же: 249]. Очевидно, что значение филологии в этом смысле переоценить невозможно.

Социальные «проекции» современной филологии многомерны. В этой главе охарактеризуем лишь некоторые из них, наиболее актуальные.

Для филологии, ориентированной в своей познавательной деятельности не только на системный и антропологический принципы, но и прежде всего исповедующей логоцентризм, понимание мира как слова является органичным способом постижения бытия, в том числе бытия социального и личного. Слово воспринимается как первооснова мира, социума, личности и самого знания, всегда направленного к своей цельности через постижение человека и его общественного бытия. Читаем у основоположника русской религиозной философии Сергея Николаевича Булгакова: «Природа человекообразна, она познает и находит себя в человеке, человек же находит себя с Софии и чрез нее воспринимает и отражает в природу умные лучи божественного Логоса, чрез него и в нем природа становится софийна. Такова эта метафизическая иерархия. Этим дается ответ на вопрос о природе человеческого творчества. Человеческое творчество – в знании, в хозяйстве, в культуре, в искусстве – софийно… Первоэлементом познания является вовсе не представление и не ощущение, а идея, суждение, именование. …Все это осуществляется уже словом…, и потому основной вопрос познания все-таки о слове-смысле, об идеальности реального, о его мыслимости и именуемости» [Булгаков, 1993: 158, 185]. И далее – у Владимира Фёдоровича Эрна, полагающего, что, в отличие от западного рационализма и схематизма, подлинная идея познания «воспринимает весь мир в категории личности» [Эрн 1991: 291]. Профессор МГУ Людмила Олеговна Чернейко так разъясняет обращение познания к логоцентрическим представлениям о «языковлении» действительности: «Реальностью, по А.Ф. Лосеву, является выраженная действительность. Универсальной… формой выражения действительности и перевода ее в реальность является слово» [Чернейко 1997: 23]. Нам же теперь уже хорошо известно, что словом как познавательным инструментом обладает именно филология.

Именно с силой слова как беспрецедентного способа осознания мира и самопознания человека связаны размышления академика С.С. Аверинцева о филологии «как службе понимания». Рассуждая о том, почему филология представляется скорее «строгой», чем «точной» наукой, ученый пишет: «Ее строгость состоит не в искусственной точности математизированного мыслительного аппарата, но в постоянном нравственно-интеллектуальном усилии, преодолевающем произвол и высвобождающем возможности человеческого понимания. Одна из главных задач человека на земле – понять другого человека, не превращая его мыслью ни в поддающуюся «исчислению» вещь, ни в отражение собственных эмоций. Эта задача стоит перед каждым отдельным человеком, но и перед всей эпохой, перед всем человечеством. Чем выше будет строгость науки филологии, тем вернее сможет она помочь выполнению этой задачи. Филология есть служба понимания» [Аверинцев 1969: 100-101]. С.С. Аверинцев утверждает, что понимание в филологии не может быть осуществлено ни путем «панибратства» с объектом исследования (нарочитой «актуализации» материала, путь нескромно-субъективного «вчувствования»), ни путем алгебраически точных методов, лишенных личного участия и сочувствия исследователя, путем полного отказа от субъективности: «Филолог ни в коем случае не имеет «права на субъективность», то есть права на любование своей субъективностью, на культивирование субъективности. Но он не может оградиться от произвола надежной стеной точных методов, ему приходится встречать эту опасность лицом к лицу и преодолевать ее. Дело в том, что каждый факт истории человеческого духа есть не только такой же факт, как любой факт «естественной истории», со всеми правами и свойствами факта, но одновременно это есть некое обращение к нам, молчаливое окликание, вопрос» [Там же].

Во второй главе настоящего пособия, посвященной истории становления мировой филологии, мы уже приводили многочисленные свидетельства взаимовлияния филологических воззрений и общества. Достаточно напомнить примеры детерминированности филологических концепций общественным укладом и уровнем развития самой словесности и ее фактуры, а также воздействия складывающихся национальных филологических традиций на этнокультурную идентичность и ментальность формирующих их народов и стран. Мы помним, что риторика (как искусство и наука) не могла бы возникнуть, не будь она вызвана мощнейшим общественным запросом и социальным устройством демократического греческого полиса с его важнейшими институциями, требовавшими от граждан владения публичной речью: народным собранием, советом пятисот и судом. Не менее очевидно, что, скажем, финское национальное самосознание не могло быть сформировано вне программирующей его филологической парадигмы «Калевалы».

Состояние словесности и ее институтов во многом определяет фон общественной жизни, толерантный или агрессивный, плюралистичный или авторитарный. С другой стороны, приоритетные общественные запросы, несомненно, отражаются в речевой практике как в повседневном, бытовом общении, так и в деятельности средств массовой коммуникации. Векторы социальной атмосферы конфликтости или согласия, подозрительности и ненависти или доверительности и терпимости, изоляционизма или открытости, разрушения или созидания, милитаризма или миролюбия, гражданской нестабильности или устойчивости во многом обусловлены общественным пафосом словесности, ее приоритетами, выстраиваемыми в литературе (особенно – в публицистике), журналистике, политическом и рекламном дискурсе (чаще – в контенте социальной рекламы).

«Четвертая» власть оказывает существенное влияние на умонастроения и духовное состояние социума. Так, исследованная О.В. Старовой технология телекоммуникации приводит ее к таким выводам: «длительная экспозиция насилия по телевидению может: увеличивать агрессивность поведения зрителей; уменьшать факторы, сдерживающие агрессию; притуплять чувствительность к агрессии; формировать у зрителей образ социальной реальности, не вполне адекватный действительности». Выяснилось, что «люди, смотрящие телевизор не менее 4-х часов в день, более уязвимы для агрессии со стороны других и считают мир более опасным, чем те, кто проводит у телевизора два часа в день или меньше» [Старова 2000: 17, 20]. А чего стоят механизмы рекламы, действующей в расчете на подавление сознания потребителей и изготавливаемой с соблюдением инструкций подчас весьма искушенных филологов? В качестве иллюстрации приведем небольшой отрывок из книги Тэффи, написанной еще в начале прошлого века: «Обратили вы внимание, как составляются новые рекламы? С каждым днем их тон делается серьезнее и внушительнее. Где прежде предлагалось, там теперь требуется. Где прежде советовалось, там теперь внушается. Писали так: «Обращаем внимание почтеннейших покупателей на нашу сельдь нежного засола». Теперь: «Всегда и всюду требуйте нашу нежную селедку!» И чувствуется, что завтра будет: «Эй ты, каждое утро, как глаза продрал, беги за нашей селедкой!»». Каждый из нас легко подтвердит этот неутешительный прогноз Тэффи сегодняшними наблюдениями вроде «Бегом за Клинским!», «Вливайся!», «Не тормози – сникерсни!», «Требуйте в аптеках города!» и под.

Словесная агрессия в христианской антропологии воспринимается как проявление греховности человека, как препятствие в получении Божественной благодати. Вспомним многократные упоминания об этом в Священных текстах и Священном Предании. В Послании апостола Павла к Галатам: «Дела плоти известны; они суть: прелюбдеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царства Божия не наследуют». В первом Послании к Коринфянам: «Или не знаете, что неправедные царства Божия не наследуют?»; апостол Павел предупреждает, что не стоит «обманываться» в этом и «злоречивым» людям. Святой Иоанн Лествичник говорит о речевой гармонии и преодолении злословия как греховного движения, «гнездящегося в душе». Русский риторический идеал, формировавшийся в лоне православной традиции, качества словесной гармонии и «доброречия» рассматривал в этическом контексте духовной морали, смирения и кротости («Пчела», «Домострой»). Вот как увещевал преподобный Кирилл Белозерский князя Андрея, сына Дмитрия Донского: «Тако же, господине, уймай под собою люди от скверных слов и от лаяния, понеже то все прогневляет Бога». «Низкие, грязные и пошлые слова разрушают нравственные опоры и уничтожают духовное; разрушается язык – разрушаются души… Поверженное слово в любой стране равно крушит мир людей, животных и растений – разрушение природы везде начинается с разрушения слова», – пишет в своей работе «Об экологии слова» В.С. Миловатский [Миловатский 2004: 14].

В современном обществе все более значимыми становятся факторы речевого воздействия на людей, находящие выражение в многочисленных стратегиях языковой манипуляции сознанием, PR-технологиях и др. Отношение к речевой агрессии и степень ее порицаемости в той или иной национальной культуре создают ту самую словесную среду, которая характеризует социо-культурные стереотипы и нравственные ориентиры общества. В.И. Аннушкин отмечает: «Именно СМИ задают тон в сегодняшней речевой жизни общества, формируя совокупность идей, которыми мы живем, значит, общество должно осознать, какими идеями и словами оно создает стиль своего бытия» [Аннушкин 2004: 280].

Особенно популярным приемом в последнее время можно считать создание газетных заголовков и подзаголовков, часто обыгрывающих известные пословицы, поговорки, идиомы, отрывки из песен, цитаты, а также имена широко известных в медийном пространстве персонажей. Апелляция к читателю в этом случае не ограничивается исключительно обращением к семантике языковой единицы с набором ее заданных, известных смыслов. Автор текста приводит в динамику стабильные, находящиеся в состоянии системного равновесия компоненты значения, переформатирует их, обеспечивает индивидуально-личностное и «реально-жизненное», социально узнаваемое понимание исходного значения. Обратимся к иллюстрациям, материалом для которых послужили заголовки статей в «Новой газете». «Чу Гевара». Подзаголовок: Покушение на Чубайса. Зачем из полковника ГРУ лепят народного героя. От: Че Гевара. Автор статьи говорит о появлении нового «Че Гевары», т.е. своеобразного народного мстителя, борца за «справедливость», который покушался на Чубайса. Актуальная интерпретация междометия чу, выражающего призыв отозваться, отыскаться и одновременно намекающего на потерпевшего.«Кандолиза-прайс». Подзаголовок: У Америки свой счёт с Лукашенко. От: Кандолиза Райс (госсекретарь США). Контекстное значение слова ‘прайс’ дается в подзаголовке, при этом происходит актуальное совмещение семантики: «прайс» – перечень товаров и услуг и цен на них, иными словами, счёт; и устойчивое словосочетание сводить счёты. «Фантом-ас».Подзаголовок: Виртуальный персонаж блестяще закрепился на самой вершине.От: Фантомас. В статье речь идёт о Путине и искусственно культивируемой любви к нему. Актуально интерпретируется семантика идеи прецедентного имени киногероя Фантомас в свете контекстной семантики существительных фантом и ас: фантом, ибо – виртуален, ас – блестяще умеет управлять общественным сознанием).

Способы трансформации заголовков, как чаще всего оказывается, определяются такими авторскими стратегиями (намерениями), которые, с одной стороны, призваны обеспечить узнавание читателем исходного прецедента и лежащего в его основе архетипа, а с другой – четко зафиксировать позицию языковой личности автора статьи в отношении к общественно-политической, культурной, этической, правовой сфере, событиям отечественной истории.

Государство, осознавая значимость словесной среды, функционирования языков и важность состояния речевой культуры общества, понимая ответственность за поддержание социальной стабильности в этой сфере, предпринимает различные меры регулятивного характера. Среди них – законодательное ограничение использования инвективной и обсценной лексики («Кодекс об административных правонарушениях»), учет в судебном разбирательстве данных юрислингвистической экспертизы в решении вопросов о защите чести и достоинства личности, а также арбитражных спорах и проч. Общенациональную значимость приобретают объявляемые властями филологически ориентированные памятные даты и события, например, Год русского языка, Год Пушкина, Год литературы. С 26 сентября 2001 г. официально отмечается Европейский день языков, в его мероприятиях участвуют тысячи людей из 45 стран, поддерживающих идеи развития языкового разнообразия и способности людей говорить на другом языке. В России, Белоруссии, на Украине существует день филолога – 25 мая, профессиональный праздник тех, кто посвятил себя филологической деятельности, отсылающий нас к памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, основателей славянской письменности. В Болгарии, на родине славянских первокнижников, 24 мая является Государственным праздником и выходным днем.

Вопросы функционирования языков регулируются Конституцией и специальным законодательством о языках, в т.ч. «Законами о языках» в национальных республиках Российской Федерации. Известно, что в этой сфере существуют и законодательные акты наднационального характера. В частности, 5 ноября 1992 г. в Страсбурге была принята Европейская хартия языков (с ее текстом можно ознакомиться в интернете), которая, правда, по политическим причинам не всеми странами была ратифицирована. Нет сомнений, что если бы не только в правоприменительной практике, но и прежде всего при составлении подобных нормативных документов в большей степени учитывалось мнение специалистов и филологической общественности, эффективность соответствующего законодательства (в частности, законов о языках) была бы намного выше. В этом случае удалось бы избежать таких остро негативных последствий в развитии потенциально взрывоопасных языковых ситуаций и конфликтов, которыми изобилует современный мир: вспомним югославский сценарий, борьбу за права баскского языка в Испании, юридическое положение русскоязычного населения в Прибалтике или сегодняшнее кровавое вооруженное противостояние на Украине.

Комплекс мер государственного характера, направленный на сознательное регулирование общественных функций взаимодействующих языков, в котором отчетливо доминирует филологическая составляющая, принято обозначать терминами «языковая политика» и «языковое строительство». Вот как определяет понятие языковой политики известный отечественный социолингвист Юнус Дешериевич Дешериев: это «выражение отношения общества в лице господствующего класса к решению языковых проблем в данном государстве» [Дешериев 1977: 254]. Как сознательное воздействие общества на языковую ситуацию, функционирование, развитие и взаимодействие языков, языковая политика может быть ориентирована либо на сохранение существующего статус-кво, либо на определенные изменения существующих языковых приоритетов социума, она может стремиться к достижению согласия различных социальных групп и этносов в этой сфере либо, наоборот, учитывать только интересы отдельных социальных слоев, доминирующих этнических коллективов. Понятно, что в этом смысле языковая политика напрямую зависит от национальной политики в стране и ее отражением является языковое законодательство. По мнению академика Виды Юозовны Михальченко, под языковым строительством следует понимать «совокупность государственных мер, направленных на позитивное изменение функционального статуса бытующих в нем языков: создание письменности, введение языков в систему образования, массовую коммуникацию и т. п.» [http://sociolinguistics.academic.ru/926/]. В рамках языкового строительства идет целенаправленная работа по совершенствованию структуры языка (языков), нормализации терминосистем; в ряде случаев с этой целью при исполнительных органах власти специально создаются терминологические комиссии, возглавляемые авторитетными филологами (например, Терминологическая комиссия при Президенте Республики Татарстан, Терминологическая комиссия при Правительстве Республики Тыва и под.). Под эгидой Президента РФ работает Совет по русскому языку, консультативный орган, осуществляющий рассмотрение вопросов и подготовку предложений, касающихся поддержки и развития государственного языка страны, а также расширения использования русского языка в межнациональном и международном общении, повышения культуры владения русским языком, выработки предложений по улучшению подготовки специалистов, деятельность которых связана с профессиональным использованием русского языка, подготовки рекомендаций по развитию фундаментальных и прикладных научных исследований в области русского языка, содействия созданию действенной системы популяризации знаний о русском языке через средства массовой информации и путем издательской деятельности в области русского языка.

Важными каналами влияния филологии на социальную жизнь являются обработка литературного языка (создание мастерами слова общезначимых и образцовых произведений словесной культуры), ортологическая и кодификационная деятельность, включающие сознательное нормирование литературного языка.

Языковая политика и языковое строительство особенно значимы в полиэтнических странах и регионах. Так, многоязычие (полилингвизм, мультилингвизм) понимается как использование нескольких языков, ограниченных пределами определенной территориальной или социальной общности, группы людей. Употребление в этом случае одного из известных индивидууму языков (регистров, идиом) обусловлено конкретными целями речевого общения, лингвокультурными и социолингвистическими факторами. В условиях многоязычия связи между языками представляют собой иерархию, взаимоотношения в которой определяются юридическим статусом, численностью говорящих на данной территории (в социальной группе) на каком-либо из языков как на родном, набором общественных функций и сфер применения каждого из языков, оценками говорящих степени престижности и авторитетности того или иного языка, языковой компетенцией говорящих. Важную роль в формировании многоязычия играют также история становления и сложившаяся на данной территории типология языковых контактов, а также степень генетической близости контактирующих языков. Многоязычие можно рассматривать и как проблему, проявляющую себя в условиях выбора того или иного языка коммуникации, этноязыковой идентификации человека и мотивации предпочтений, отдаваемых какому-либо языку в зависимости от целого ряда обстоятельств, детерминируемых языковой ситуациейи языковой политикой в данном социуме. В то же время к многоязычию можно относиться и как к важному культурному и коммуникативному ресурсу, позволяющему многоязычным людям более эффективно взаимодействовать, потенциально имея более широкие возможности в сфере межкультурной, межконфессиональной и межъязыковой коммуникации. В современном мире многоязычные нации преобладают над одноязычными, при этом наибольшее распространение многоязычие получило в многонациональных государствах, в том числе в России. Проиллюстрируем это на примере Республики Башкортостан.

В Башкортостане как одном из полиэтнических регионов России многоязычие сложилось на основе национально-русского (прежде всего башкирско-русского и татарско-русского) билингвизма. Именно контактное, массовое и преимущественно одностороннее тюркско-русское двуязычие стало питательной средой и своеобразной матрицей, определяющей современную многоязычную модель Башкортостана. Кроме того, основной характер многоязычия в республике задается взаимоотношением трех «лидирующих», или «больших» языков: русского языка как добровольно принятого средства межнационального общения, а с 1993 г. государственного языка Российской Федерации; башкирского языка как «титульного» и также государственного языка Республики Башкортостан; татарского языка как близкородственного башкирскому, объемного по числу носителей в РБ и как вспомогательного средства межнационального общения на территории Поволжско-Уральского языкового союза. По данным последней переписи населения, русским языком владеют 93,0% башкир, 96,4% татар и не менее 90% лиц других национальностей, постоянно проживающих в РБ, в общей сложности русским языком владеет 96,4% населения Башкортостана; башкирским языком владеют 109799 татар, 14765 русских, 9126 чувашей, 3548 марийцев, 2951 удмуртов и еще около 4000 лиц других национальностей; татарским языком владеют 449207 башкир, 27330 марийцев, 22345 чувашей, 21519 русских, 8623 удмурта и еще около 8000 лиц других национальностей. Т.о., лингвистическая ситуация в Башкортостане складывается как по меньшей мере трехъязычная. Важным фактором для поддержания данного языкового состояния Башкортостана являются республиканские СМИ (печатные и электронные), функционирующие преимущественно на трех названных языках. Существенное влияние на многоязычие оказывают еще десять языков этносов, компактно проживающих в Башкортостане: чувашский (98488 носителей), марийский (лугово-восточный – 95405 чел. и горномарийский – 3381 чел.), украинский (25719 чел.), удмуртский (21475 чел.), мордовский (мокша и эрзя – 19394 чел.), казахский (6943 чел.), белорусский (3999 чел.), латышский (975 чел.), эстонский (184 чел.), немецкий (64 900 чел. с учетом числа указавших на овладение им через общеобразовательную и профессионально-образовательную системы). В местах компактного проживания их носителей издается периодическая печать, имеются библиотечные фонды, осуществляется школьное обучение родным языкам; республиканское телерадиовещание также поочередно выходит в эфир с программами на данных языках. Население таких районов преимущественно обладает национально-русским типом билингвизма, однако в ряде случаев представители названных десяти этносов указывают также на владение башкирским и татарским языками. Многоязычная ситуация в Башкортостане опирается на особую роль, которую выполняет в ней русский язык. Доминирование русского языка объясняется его коммуникативной и демографической мощностью, не сопоставимой с соответствующими характеристиками ни одного из взаимодействующих с ним языков. Наиболее высокая степень language loyalty (эта социолингвистическая и социально-психологическая категория все активнее осваивается современными парадигмами этих наук), которую демонстрируют по отношению к русскому языку представители всех этно-языковых групп, базируется не только на максимальном объеме коммуникативных функций и, следовательно, наибольшей степени коммуникативной пригодности во всех сферах общественной жизни, но и по-прежнему привлекательностью, престижем и культурно-эстетической ценностью русского языка. Кроме того, для слабо институционализованной системы с сильными бюрократическими традициями, которую наследует современное Российское государство, немаловажен и тот факт, что русский язык остается единственным языком управления и официально-деловой сферы. «Неравновесность» и «однополюсность» многоязычия в Башкортостане (именно так его можно оценить в соответствии с современными категориями социологии языка) воспринимаются как вполне естественные, исторически сложившиеся и коммуникативно обусловленные черты языковой ситуации и не вызывают негативной эмоциональной реакции той части населения, для которой русский язык не является родным, материнским или первым языком, не провоцируют в этой среде сколько-нибудь серьезных националистических настроений. Во многом это объясняется и тем, что русский язык является для большей части нерусского населения республики так называемым вторым родным языком. Большинство жителей Башкортостана, независимо от их национально-языковой принадлежности, воспринимает русский как язык, посредством которого открываются возможности профессионального и карьерного роста, бизнес-перспектив, самореализации и продвижения на Всероссийском и международном уровне. Русский язык также оценивается в качестве ключа к более широким пространствам межкультурной коммуникации и языка-посредника, предоставляющего говорящему максимальные стартовые возможности для овладения другими типами многоязычия, существующими в мире. Конфигурация многоязычной ситуации в Башкортостане не является единой и монолитной, поскольку зависит от ряда социолингвистических переменных. Существующие варианты многоязычия определяются характером взаимодействующих языков, компактно представленных в том или ином районе, городе, населенном пункте, самим числом идиомов и количеством использующих эти идиомы носителей, степенью выраженности и соотношением у говорящих идей «изначальной» или «инструментальной» этничности и связанными с этим жизненными предпочтениями в отношении к языкам и их выбору, возможностями избрания данной идиомы дошкольниками и школьниками в качестве родного языка в учебном плане образовательного учреждения, наличием на данной территории культурно-просветительских центров, пропагандирующих изучение соответствующих языков и осуществляющих их преподавание через сеть кружков и воскресных школ (например, латышского центра в Архангельском районе, украинского и польского центров в Уфе и т.п.), сочетанием демографических факторов, степенью урбанизации населения, глубиной и укорененностью конфессиональных традиций и др. При этом для всех модификаций многоязычия, существующих в Башкортостане, инвариантным признаком следует считать именно фактор максимального уровня language loyalty по отношению к русскому языку; полагаем, что данный фактор оказывает всеобъемлющее и решающее воздействие на условия и состояние полилингвизма в республике.

Филология на службе общества призвана осуществлять следующие функции: 1) культурно-мировоззренческие, 2) закрепления, регулирования и воспроизводства общественных отношений как системы правил и норм поведения, фиксирующих, стандартизирующих поведение членов общества и делающих это поведение предсказуемым, 3) интеграции стремлений, действий и отношений в рамках процессов сплочения, взаимозависимости и взаимоответственности членов различных социальных групп, 4) трансляции социального опыта приходящим в социальный институт новым поколениям и людям, предусматривающей механизмы, позволяющие им социализироваться к общественным ценностям, нормам и ролям. Иначе говоря, филология обладает функциями социальной силы, связанной с тем, что ее знания и методы ныне всё шире используются при решении самых различных проблем, возникающих в ходе общественного развития. Филология является также одной из практических служб, в которых нуждается современный социум. А.А. Волков справедливо полагает, что если речь является «инструментом общественной организации», то филологическое знание становится «основой компетентного управления обществом» [Волков 2006: 7].

 

 

§ 2. Филологическое образование и филологические профессии. Важнейшие научно-исследовательские учреждения филологического профиля (академические и вузовские)

Одним из важных социальных институтов является филологическое образование.

В Российской Федерации (в рамках филологической сферы) можно пройти обучение по следующим специальностям: «Филология» (в классических университетах) и «Филологическое образование» (в классических и педагогических университетах). С получением высшего профессионального образования выпускнику присваиваются соответствующие квалификации: филолог, преподаватель, бакалавр филологии, магистр филологии, бакалавр филологического образования, магистр филологического образования. Елена Николаевна Ковтун и Светлана Евгеньевна Родионова отмечают: «В последние десять-пятнадцать лет практически все “классические” университеты открыли в своих подразделениях (в том числе на филологических факультетах) различные дополнительные специализации, конкретизирующие профессиональную подготовку выпускников и повышающие их востребованность на рынке труда. В рамках специальности… Филология в настоящий момент существует 42 дополнительные специализации, накладывающиеся на так называемые базовые профили обучения (отечественную, зарубежную, классическую филологию или на изучение языков и литератур народов РФ). Некоторые из дополнительных специализаций имеют научный характер (“Теория языкознания”, “Онтолингвистика”, “Балтистика”, “Библеистика” и др.), но большая часть является прикладными. В числе последних – такие популярные ныне профили обучения, как “Филологическое обеспечение документоведения”, “Литературная критика и редактирование”, “Филологическое обеспечение журналистики”, “Филологическое обеспечение информационно-издательской деятельности”, “Переводоведение и практика перевода”, “Филологическое обеспечение рекламы”, “Менеджмент в филологическом образовании”, “Филологическое обеспечение связей с общественностью” и т. п.)» [Ковтун, Родионова].

Виды профессиональной деятельности филолога и необходимые для успешного осуществления этой деятельности компетенции определяются Государственными образовательными стандартами специалиста, бакалавра и магистра филологии. Сферами профессиональной деятельности филологов в современном мире являются как непосредственно филологические и общегуманитарные исследования, так и общественная языковая коммуникация, в том числе межкультурная, образование, культура и управление. Подготовка специалистов по филологии осуществляется филологическими факультетами вузов. Объектами профессиональной деятельности филологов являются: 1) языки (отечественные и иностранные, естественные и искусственные, древние и новые) в их теоретическом и практическом, синхронном, диахронном, социокультурном и этнопсихологическом аспектах; 2) художественная литература (отечественная и зарубежная) и устное народное творчество в их историческом и теоретическом аспектах, с учетом закономерностей бытования и развитияв разных странах и регионах; история их научного изучения; литературная жизнь в ее связях с историей, культурой и религией; литературный процесс и его отдельные формы и закономерности; 3) различные типы текстов – письменных, устных и электронных (включая гипертексты и текстовые элементы мультимедийных объектов); письменная и устная коммуникация.

После окончания вуза филолог может обучаться в аспирантуре и докторантуре, а также через институт соискательства и получить, защитив соответствующую кандидатскую и докторскую диссертации, степень кандидата или доктора филологических наук по следующим специальностям высшей научной квалификации: русская литература, литературы народов Российской Федерации, литературы стран нового зарубежья, литературы народов Европы, Америки и Австралии, литературы народов Азии и Африки, теория литературы, фольклористика, журналистика, текстология; русский язык, языки народов Российской Федерации, славянские языки, германские языки, романские языки, тюркские языки, финно-угорские и самодийские языки, иранские языки, кавказские языки, классическая филология, балтийские языки, монгольские языки, семитские языки, теория языка, сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание, структурная, прикладная и математическая лингвистика, языки народов зарубежных стран Азии, Африки, аборигенов, Америки и Австралии.

Считается, что по предмету труда филолог относится к типу – «человек–знаковая система», апо характеру труда его деятельность является профессией творческого класса.Среди профессионально значимых качеств филолога называют следующие: педантичность; самостоятельность; способность аргументировано отстаивать свое мнение; стремление к профессиональному совершенству; трудолюбие; самокритичность; устойчивость зрительной чувствительности во времени; хорошее зрительное восприятие текста; речевой слух (восприятие устной речи); внимание к деталям; аналитичность (способность выделять отдельные элементы действительности, способность к классификации) мышления; ассоциативность и логичность мышления; предметность (объекты реального мира и их признаки) мышления; долговременная память; зрительная память; текстовая память; развитая словесно–логическая память; умение грамотно выражать свои мысли; усидчивость; навыки письменного изложения информации; склонность к исследовательской деятельности; способность заниматься длительное время кропотливой работой.

Филологи работают в сферах управления, культуры, науки, образования, производства и т. д., которые требуют филологического сопровождения основной деятельности, коммуникабельности, грамотности, умения общаться; они востребованы в сфере коммуникации, рекламы, связей с общественностью, в средствах массовой информации, книгоиздании; журналистике (публицистика и литературно-критическая деятельность).

Прослеживая эволюцию филологического образования в нашей стране, Е.Н. Ковтун и С.Е. Родионова пишут: «Филологическое образование претерпело значительную эволюцию на протяжении XIX–XX столетий… С развитием отечественного филологического образования увеличивалась его профилизация (как самостоятельные области изучения оформились русистика, славистика, зарубежная филология, теория языка и литературы и т. п.), усложнялась структура (филологические факультеты ныне состоят из множества отделений, обеспечивающих подготовку по разным специализациям) и росла массовость (как правило, набор филологов в “классическом” университете ныне достигает 80–100 человек ежегодно). Филологические факультеты существовали практически во всех университетах СССР, продолжали они открываться и в постперестроечные годы» [Там же].

В последние десятилетия значительно снизился престиж филологической профессии: «Вслед за изменением ценностных приоритетов в обществе неизбежно перестала действовать и прежняя мотивация получения образования у абитуриентов. Прошли те времена, когда побудительным стимулом для поступления на филологические факультеты у вчерашних школьников становилась любовь к чтению книжек (или нелюбовь к математике), память о хорошей учительнице по литературе, желание писать стихи или печататься в “толстых” журналах». И тем не менее для квалифицированно подготовленного филолога находится применение в самых разных сферах деятельности, в том числе и такой, которая в современном общественном сознании расценивается как весьма престижная. «Филолог в состоянии найти себя во многих областях деятельности, в том числе самых престижных. Получившие специальность “Филология” выпускники ныне работают в многочисленных коммерческих фирмах, как отечественных, так и зарубежных, переводчиками, секретарями, офис-менеджерами, заведующими персоналом и т. п. Немало филологов находят работу в банках (и это именно работа по специальности – например, редактирование различной документации), дипломатических учреждениях, в издательском деле, в рекламе, в сфере управления. Мало того, в большинстве случаев шансы филолога на успешную карьеру в этих областях оказываются выше, чем у выпускников специализированных вузов... На филологическом факультете университета обучающийся приобретает прежде всего обширные фундаментальные и “фоновые” знания – от теоретических постулатов, методологических принципов различных наук и информации о культурных достижениях человечества до практического лингвистического материала и корпуса художественных произведений с античности до наших дней… Именно фундаментальные и “фоновые” знания формируют в выпускнике филологического факультета способность к самостоятельным суждениям, позволяют ему создавать собственные научные концепции и вырабатывать новые практические умения в изменяющихся обстоятельствах», - вполне обстоятельно и аргументированно рассуждают Е.Н. Ковтун и С.Е. Родионова [Там же].

«Располагая богатыми традициями, филология активно реагирует на новые направления, которые неизбежно проявляются в связи с общим развитием науки, расширяя филологические границы и обогащая методологический аппарат науки о слове»,– пишет Дмитрий Юрьевич Ильин [Ильин 2008: 27]. Именно в этом русле движется современный вектор филологического образования, предлагающего студентам широкий спектр производственно-прикладной деятельности. В его рамках сейчас активно реализуются новые профили и специализации, в частности, «Прикладная филология», «Юрислингвистика» и «Эколингвистика». Овладевая прикладными навыками, филологи осваивают современные коммуникативные процессы в обществе, изучают законы и правила эффективного речевого воздействия, работают в сфере выборных технологий, подготовке рекламных текстов и роликов, в бизнес-тренинге, сфере связей с общественностью, имиждмейкинга, спичрайтинга, рекламы и паблик рилейшенз. Юрислингвисты выполняют экспертизу текстов разных типов по заявкам судов, органов следствия, прокуратуры, арбитража, силовых структур. Предметом перспективного направления эколингвистики становится взаимодействие между языковой личностью и окружающей средой.

В системе академических учреждений ключевую роль в разработке филологической проблематики играет Отделение историко-филологических наук (ОИФН) РАН. В его состав входят 16 институтов исторического и филологического профиля, расположенных в Москве и Санкт-Петербурге, и 18 региональных научных учреждений комплексного характера, находящихся под научно-методическим руководством РАН. Среди них такие известные и авторитетные академические учреждения, как Институт языкознания РАН (ИЯ РАН), Институт русской литературы (Пушкинский дом) РАН (ИРЛИ РАН), Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН (ИРЯ РАН), Институт мировой литературы им. Горького РАН (ИМЛИ РАН), Институт лингвистических исследований РАН (ИЛИ РАН) в Санкт-Петербурге, Институт славяноведения РАН (ИСл РАН), Институт востоковедения РАН (ИВ РАН), Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН (ИЭА РАН) и др. Основным направлением деятельности Отделения является широкая презентация и фундаментально-теоретическая разработка языкового, культурного, художественного наследия народов России. Изданные учеными институтов ОИФН РАН многотомные труды (более 800 книг в год) не имеют равных в мировой гуманитарной практике по полноте представленных материалов, глубине их комментирования и качеству редакционно-издательской подготовки. Каждый четвертый сотрудник Отделения занят преподавательской и научной деятельностью в вузах.

Вузовская филология представлена соответствующими факультетами университетов, институтов, академий и профильными кафедрами, лабораториями, центрами. Среди ведущих – старейшие вузы России, традиционно задающие тон и определяющие приоритеты филологических исследований. Это МГУ им. М.В. Ломоносова (филологический факультет, факультет иностранных языков и регионоведения, факультет журналистики, Высшая школа перевода, Высшая школа телевидения), Санкт-Петербургский госуниверситет, Российский государственный гуманитарный университет (Москва), Московский педагогический государственный университет, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена (Санкт-Петербург), Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина (Москва), Казанский (Привожский) федеральный университет и др. Самые крупные из них имеют наиболее разветвленную систему структурных подразделений. Так, на филологическом факультете МГУ работают кафедры общего и сравнительно-исторического языкознания, теории литературы, классической филологии, славянской филологии, русского языка, истории русской литературы, истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса, русского устного народного творчества, византийской и новогреческой филологии, германской и кельтской филологии, английского языкознания, немецкого языкознания, иберо-романского языкознания, романского языкознания, французского языкознания, финно-угорской филологии, истории зарубежной литературы, теоретической и прикладной лингвистики, дидактической лингвистики и теории преподавания русского языка как иностранного, общей теории словесности (теории дискурса и коммуникации), русского языка для иностранных учащихся гуманитарных факультетов, русского языка для иностранных учащихся естественных факультетов, русского языка для иностранных учащихся филологического факультета; функционируют лаборатории общей и компьютерной лексикологии и лексикографии, устной речи, фонетики и речевой коммуникации, этимологических исследований, обеспеченного компьютером обучения, «Русская литература в современном мире»; при факультете созданы учебно-научные центры когнитивных исследований, новых информационных технологий в гуманитарном образовании, «Язык средств массовой информации», балтистики, Камоэнса, компьютерный центр. На базе филологического факультета МГУ действует Президиум Совета по филологии. В структуру филологического факультета СПБГУ входят Институт русского языка и культуры, Институт современных иностранных языков, Институт письменного и устного перевода им. А.В. Федорова, кафедры русского языка, русского языка как иностранного и методики его преподавания, истории русской литературы, истории зарубежных литератур, общего языкознания, классической филологии, библеистики, славянской филологии, английской филологии и лингвокультурологии, английской филологии и перевода, немецкой филологии, романской филологии, скандинавской и нидерландской филологии, финно-угорской филологии, иностранных языков и лингводидактики, фонетики и методики преподавания иностранных языков, математической лингвистики, непрерывного филологического образования и образовательного менеджмента, теории и методики преподавания искусств и гуманитарных наук, здесь функционируют центры лингводидактического тестирования, переподготовки и повышения квалификации научно-педагогических кадров по филологии и лингвокультурологии, образовательный центр дополнительных квалификаций.

Наряду с образовательной деятельностью филологические факультеты вузов ведут плодотворную научно-исследовательскую работу. При этом в последние десятилетия центрами некоторых перспективных направлений современной филологии постепенно, но все более устойчиво становятся провинциальные вузы. Так, широкую известность получили школа когнитивно-семантического анализа Воронежского госуниверситета, психолингвистическая школа Тверского университета, направление политической лингвистики, разрабатываемое в Уральском федеральном университете, исследования ученых Саратовского университета в области лингвистики речевых жанров, юрислингвистические лаборатории Барнаула и Кемерово.

 

§ 3. Филологические издания и их виды; периодические издания. Интернет-издания

Издания по филологии представляют собой отраслевой массив, в состав которого входят публикации произведений всех основных функциональных типов литературы: научной, научно-популярной, учебной и справочной. В основу представленного здесь обзора филологических изданий, помимо собственных наблюдений, легла работа С.А. Карайченцевой «Книговедение: Литературно-художественная и детская книга. Издания по филологии и искусству» [Карайченцева 2004].

Научные издания по филологии представляют весь спектр научных филологических исследований - разнообразные по жанрам научные работы отечественных и зарубежных специалистов (монографии, статьи, доклады, очерки, биографии и др.). Основными видами научных филологических изданий выступают следующие: моноиздание (отдельное издание одного произведения), сборник и собрание сочинений. Отдельно публикуются, как правило, научные исследования, созданные в жанре монографии одним автором или коллективом авторов (коллективные монографии). Сборник научных трудов – наиболее часто встречающийся среди научных филологических изданий вид, подразделяется на авторский (тематический, жанрово-тематический, тематико-хронологический, итоговый и пр.) и коллективный (тематический, тематико-хронологический и пр.). Среди научных коллективных филологических сборников встречаются и такие разновидности, как антология, отражающая наиболее значительные научные и/или литературно-критические работы определенного периода, и альманах, фиксирующий какие-либо направления развития современной филологической науки, результаты деятельности конкретных научных сообществ. Особое место в отечественном репертуаре филологических изданий традиционно занимают продолжающиеся сборники научных трудов (в том числе ежегодники), в подготовке и выпуске которых активное участие принимают крупнейшие научно-исследовательские центры: профильные институты Российской академии наук (мы называли их в предыдущем разделе), филологические факультеты высших учебных заведений. Например, «Вестник Московского университета. Серия «Филология»», «Логический анализ языка» под редакцией Н.Д. Арутюновой (с 1987 г.), межвузовский научный сборник «Исследования по семантике», выходящий в Башкирском государственном университете с 1972 г. (вышло уже 25 выпусков).

Собрание сочинений как вид издания научных филологических трудов представлено в основном собранием избранных сочинений (включающим все значительные, законченные научные и/или литературно-критические работы разных периодов деятельности автора) выдающихся филологов, прежде всего отечественных ученых: В.В. Виноградова, Л.В. Щербы, М.М. Бахтина, В.Я. Проппа, Д.С. Лихачева, Ю.М. Лотмана и др. В советский период были изданы сочинения выдающихся отечественных литературных критиков ХIХ века, принадлежавших к революционно-демократическому направлению: В.Г. Белинского, Н.Г. Чернышевского и Н.А. Добролюбова, чье теоретическое и литературно-критическое наследие сохраняет значение для истории литературы и филологической теории.

Крупнейшими достижениями мировой редакционно-издательской практики являются полные собрания сочинений классиков отечественной литературы. Огромный опыт в подготовке академических изданий накоплен в советские годы. В последнее время вышли в свет собрания сочинений С.А. Есенина, А.М. Ремизова, Велимира Хлебникова, фундаментальный 20-томный компендиум «Библиотека литературы Древней Руси». Литературоведы РАН в настоящее время ведут работу над изданием полных собраний сочинений И.А. Гончарова, А.А. Блока, В.В. Маяковского, А.П. Платонова, М.А. Шолохова, М. Волошина и др.

Изучение литературного наследия русских писателей неотделимо от научной разработки материалов, связанных с биографическими аспектами их жизни и творчества. Образцовыми изданиями такого рода стали тома (уже более 100) «Литературного наследства», где широкая документальная база позволяет представить художественный мир писателя, литературный процесс во всем его богатстве и многогранности. В составе «Литературного наследства», выходящего с 1931 года, в единой, сквозной нумерации представлены разнообразные по принципам составления сборники - тома вводимых в научный оборот документов, материалов, посвященных одному писателю, литературному деятелю (И. Гете, М.Е. Салтыков-Щедрин, А.С. Пушкин, Л.Н. Толстой, А.И. Герцен, М.Ю. Лермонтов, А.С. Грибоедов, Н.А. Некрасов и др.); целым литературным направлениям («Декабристы-литераторы», «Символисты») и историческим периодам («Из истории русской литературы и общественной мысли. 1860-1890», «Из истории советской литературы 1920-1930 гг. и др.); литературным связям («Русская культура и Франция», «Русско-английские литературные связи. ХVIII - первая половина ХIХ века» и др.), отдельным произведениям («Первая завершенная редакция романа «Война и мир», «Неизданный Достоевский» и др.). В составе серии есть и так называемые «сборные» тома, в которых публикуемые материалы объединяет только их новизна и значимость для истории литературы.

Т.о., научные филологические издания часто представлены фундаментальными книжными сериями, большой опыт подготовки которых накоплен издательством «Наука», выпускающим серии «Литературное наследство», «Из истории мировой литературы», «История литератур Востока», «Языки мира». Последняя, в частности, пополнилась недавно томами «Семитские языки. Аккадский язык. Северозападносемитские языки», «Древние реликтовые языки Передней Азии» и «Новые индоарийские языки».

Научные филологические издания адресуются достаточно узкому кругу читателей: специалистам-филологам, преподавателям и студентам филологических факультетов высших учебных заведений; средний тираж изданий этого типа невелик. Значительная часть научных филологических изданий выходит (начиная с 90-х гг.) при поддержке различных российских и международных фондов, в частности Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), учрежденного в 1994 году, Фонда Сороса и др.

Научно-популярные издания по филологии весьма значимы, поскольку популяризация филологических знаний играет существенную роль в формировании культуры общества в целом. Основными видами научно-популярных филологических изданий выступают моноиздания. Они представлены, в основном, произведениями, созданными в жанрах научно-популярной повести и научно-популярной (научно-художественной) биографии, большинство из них посвящены жизни и творчеству выдающихся писателей - классиков мировой литературы. Поэтому традиционно большинство изданий этого типа являются литературоведческими. Число языковедческих научно-популярных изданий всегда было невелико, среди них лидируют книги о культуре речи (в советский период широкую известность получили работы К.И. Чуковского и Л.В. Успенского, созданные в жанре «занимательного языкознания»). В этом же формате написаны работы Г.Г. Граника и С.М. Бондаренко «Секреты пунктуации» (М., 1987), В.В. Одинцова «Лингвистические парадоксы» (М., 1988), показывающие, что изучение языка – увлекательная наука, полная неожиданных находок и открытий. Д.Э. Розенталь в популярном самоучителе «Говорите и пишите по-русски правильно» (М., 2003) излагает важнейшие вопросы речевой культуры, связанные с нормативностью речи, ее благозвучием, выразительностью, а также современным словоупотреблением. В.А. Плунгян («Почему языки такие разные?»; М., 2001) в популярной форме разбирает сходства и различия языков мира, их классификации и представленность на планете, освещает вопросы внутреннего устройства разноструктурных языков. В последнее время выпуск научно-популярных изданий по филологии заметно сократился, в частности средний тираж одного издания снизился в 90-е годы более чем в 10 раз: с 29 тыс. экз. в 1991 году до 2,7 тыс. - в 2000.

Учебные издания по филологии представлены учебниками, учебными пособиями, хрестоматиями, программами, методическими указаниями. Учебные литературоведческие издания более многочисленны, большая их часть приходится на издания для общеобразовательной школы, учебников и учебных пособий для средних и высших учебных заведений значительно меньше. Издания учебной языковедческой литературы посвящены обычно отдельным разделам языкознания и адресуются, как правило, студентам высших учебных заведений филологических и других гуманитарных специальностей, также имеется много изданий, посвященных изучению иностранных языков и предназначенных для языковых и неязыковых вузов, вузов определенного профиля, прочих учебных заведений, а также для читателей, изучающих языки самостоятельно.

Основными видами справочных изданий филологического профиля выступают энциклопедия и словарь, абсолютное большинство из них составляют языковедческие работы. Филологические энциклопедии, являясь отраслевыми, могут содержать материал, относящийся к комплексу научных дисциплин или его отдельным составляющим. Среди наиболее значительных изданий прошлого века необходимо назвать следующие: двухтомная «Литературная энциклопедия», вышедшая в 1925 году под редакцией Н.Л. Бродского; двенадцатитомная «Литературная энциклопедия» конца 20-30-х годов под редакцией В.М. Фриче и А.В. Луначарского; знаменитая «Краткая литературная энциклопедия», изданная в 1962-1978 годах в 8 томах под редакцией А.А. Суркова, «История всемирной литературы» в 9-ти тт. (главный редактор – академик Г.В. Бердников, институт мировой литературы им. Горького, 1983 - 1996), охватывающая период с древнейших времен, от фольклорных истоков, до окончания второй мировой войны; Лингвистический материал представлен в энциклопедиях «Русский язык» (под редакцией Ю.Н. Караулова, 1998 г.) и «Языки Российской Федерации и соседних государств». На рубеже веков филология переживает своеобразный «энциклопедический бум», появляется довольно большое число оригинальных филологических энциклопедических изданий разного уровня подготовки, восполняющих, в том числе и те пробелы, которые существовали в советский период, например «Литературная энциклопедия русского зарубежья. 1918-1940» (в 2-х тт.), выпущенная в 2000 г., энциклопедии «Ведущие языковеды мира», «Энциклопедия литературных героев».

Особой разновидностью филологической энциклопедии является так называемая персональная энциклопедия, которая обращена к творчеству одного выдающегося писателя - классика национальной и мировой литературы. В европейских странах существуют разные по составу энциклопедии В. Шекспира, Р. Бернса, Ч. Диккенса, И. Гете, Ф. Шиллера, Данте и др. В нашей стране изданы «Лермонтовская энциклопедия», «Шевченковская энциклопедия», «Энциклопедия Янки Купалы». В ряду последних энциклопедий подобного формата опубликованы «Пушкинская энциклопедия», «Булгаковская энциклопедия», «Ахматовская энциклопедия».

Особым видом энциклопедических изданий по филологии являются энциклопедические словари. Наиболее фундаментальными современными отечественными изданиями этого ряда считаются «Литературный энциклопедический словарь», впервые вышедший под редакцией В.М. Кожевникова и П.А. Николаева в 1987 году, и «Лингвистический энциклопедический словарь» (первое издание - 1990 год), вышедший под редакцией В.Н. Ярцевой. Несколько ранее усилиями крупнейших специалистов в области лингвистики и литературоведения созданы отраслевые энциклопедические словари, обращенные к старшим школьникам и призванные в доступной и занимательной форме познакомить их с основами филологии. Это «Энциклопедический словарь юного филолога (языкознание)» (составитель М.В. Панов, 1984 г.) и «Энциклопедический словарь юного литературоведа» (составитель В.И. Новиков, 1988 г.).

Словарь – один из наиболее авторитетных видов в филологическом репертуаре изданий, традиции словарной работы были заложены в России еще в XVIII -XIX вв. Лидерство в этой сфере принадлежит языковедам. Языковые (лингвистические) словари отличаются большим видовым разнообразием: толковый, терминологический, двуязычный (переводной), диалектный, исторический, этимологический, фразеологический, ономастический, словообразовательный, грамматический, частотный, словари просторечия, сленга (арго, жаргона), неологизмов, сокращений, иностранных слов, словосочетаний, синонимов, антонимов, омонимов, литературного произношения и т.д. Начало регулярной работы по составлению фундаментальных толковых словарей русского языка приходится на 18 в. и связано с деятельностью Академии наук, первый из них – шеститомный «Словарь Академии Российской», вышедший в 1789-1794 гг. Важнейшим событием в истории составления толковых словарей русского языка стало появление в 1861-1867 гг. «Толкового словаря живого великорусского языка» В. И. Даля, в четырех томах которого было зафиксировано более 200 000 слов. Полный «Словарь современного русского литературного языка» вышел в 1950-1965 гг. в 17 томах и включает более 120 тыс. слов. Словарь является толково-историческим и нормативным, охватывает лексику русского литературного языка с его грамматической характеристикой от эпохи А.С. Пушкина до середины ХХ века. В настоящее время (с 1991 года) выходит второе издание Словаря в 20 томах. Языковеды ОИФН РАН выпускают ныне фундаментальные словари, представляющие различные аспекты русской лексики в ее историческом развитии и системных связях: «Словарь древнерусского языка XI – XIV вв.», «Словарь русского языка XI – XVII вв.», «Словарь русского языка XVIII вв.», «Русский этимологический словарь», «Этимологический словарь славянских языков (праславянский лексический фонд)», «Словарь русских народных говоров», «Новый объяснительный словарь синонимов русского языка» и др. Крупными лексикографическими событиями последних лет стали «Большой орфоэпический словарь русского языка» и «Русский семантический словарь».

Оригинальной разновидностью лингвистических словарей является словарь языка отдельного писателя, который фиксирует нормы художественных идиостилей в их сходствах и различиях с иными идиостилями, а также с нормами литературного языка. Наиболее значительным изданием такого рода продолжает оставаться «Словарь языка А.С. Пушкина» в 5-ти тт. (1956-1961 гг.), подготовленный Институтом языкознания АН СССР (в состав редакции входили В.В. Виноградов, С.Г. Бархударов, Д.Д. Благой, Б.В. Томашевский). В 2000 году начал выходить «Словарь языка К.Г. Паустовского» в 8 томах.

Литературоведческие справочные издания представлены, главным образом, биографическими, содержащими сведения о жизни и деятельности поэтов, писателей, критиков, и биобиблиографическими словарями, включающими биографические сведения об авторах, списки их трудов и литературы, освещающей их жизнь и деятельность. Среди наиболее значительных изданий - «Словарь русских светских писателей, соотечественников и чужестранцев, писавших в России» Е.А. Болховитинова (митрополита Евгения), вышедший в двух томах в 1845 году; незавершенный «Источник словаря русских писателей» С.А. Венгерова, четыре части которого были изданы в 1900-1917 годах, и др. В советское время десятилетиями издавались биобиблиографические словари «Русские советские писатели. Прозаики» (в 7 т. Л., 1959-1972) и «Русские советские писатели. Поэты» (издание начато в 1977 году и не закончено). В конце 80-х годов ХХ века издательство «Советская энциклопедия» начало выпуск серии биографических словарей «Русские писатели. 11-20 вв.» с фундаментального, отличающегося поисковым, исследовательским характером издания «Русские писатели. 1800-1917», первый том которого вышел в 1989 г. В 1990 г. под редакцией П.А. Николаева вышел двухтомный биобиблиографический словарь «Русские писатели», включающий более 300 статей об авторах и критиках XIX – начала XX в. (дооктябрьский период), представляющих личность, гражданскую позицию, ведущий пафос творчества и своеобразие поэтики писателя, отношение к нему критики и современников. Усилиями литературоведов ОИФН РАН в последнее время вышли справочные издания по широкому кругу вопросов историко-литературного характера: «Литературы народов России. ХХ век» (2005 г.), «Пушкин в прижизненной критике» (в 4-х тт., 2008 г.), «Словарь русских писателей XVIII в.», включающий более 900 статей (в 3-х тт., 2010 г.), «Лексикон южнославянских литератур» (2012 г.).

Наибольший вклад в филологическое книгоиздание вносят научные и учебные учреждения, выпуская самостоятельно, главным образом, малотиражные издания. Частные издательства пришли на рынок филологической книги только в 90-е гг., однако заняли на нем ключевые позиции по сравнению с государственными издательствами (крупным государственным издателем научной филологической книги, академических словарей русского языка по-прежнему продолжает оставаться издательство «Наука»). Среди филологических книг, выпущенных частными издательствами в начале 90-х годов, высока доля переизданий (в том числе репринтных повторений) наиболее известных в предшествующий период книг. Универсальные издательства «ЭКСМО», АСТ, «Олма-Пресс», профилированное - «Дрофа», возглавляющие группу лидеров отечественного книгоиздания, выпускают в основном учебные, справочные, научно-популярные и детские издания филологической тематики, рассчитанные на внимание массовой покупательской аудитории. «Терра», «Рипол Классик», «Вагриус», другие достаточно крупные издательства с универсальным или профилированным репертуаром регулярно выпускают научно-популярные и научно-художественные биографии известных писателей, мемуарно-документальные издания, рассчитанные в основном на подготовленного читателя, а также учебные и справочные книги по филологии. Научные филологические и литературно-критические издания появляются в репертуарах таких стабильно работающих профилированных издательств, как «Ладомир», «Слово/Slovo», «Симпозиум» и др.

Назовем еще ряд частных издательств, в репертуаре которых значительное место занимает филологическая проблематика. «Гнозис» - издательство (и книжный салон), созданное в Москве в 1989 г. (серии: «Пирамида», «Феноменология. Герменевтика. Философия языка», «Язык. Семиотика. Культура»). «Наследие» - издательство, основанное в 1989 г. в Москве, существует при Институте мировой литературы РАН; выпускает фундаментальные научные, издания (серии: «Библиотека Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН», «Пушкин в ХХ веке», продолжающиеся сборники «Герменевтика древнерусской литературы», «Летопись жизни и творчества А.П. Чехова», «Московский пушкинист» и др.). «Новое литературное обозрение» - издательство одноименного журнала, основанного в Москве в 1992 г., книгоизданием занимается с 1995 г. (серии: «Филологическое наследие», «Научная библиотека», «Россия в мемуарах», «Историческая библиотека», «Библиотека Черновика», «Historia Rossica», «Премия Андрея Белого», «Премия имени Аполлона Григорьева»). «О.Г.И.» (объединенное гуманитарное издательство) основано в Москве в 1992 г. (до 1997 г. носило название «ИЦ - Гарант»); серии: «Материалы и исследования по истории русской культуры», «Перекресток культур» и др. «Академический проект» - издательство, основанное в Санкт-Петербурге в 1993 г. (серии: «Современная западная русистика», «Новая библиотека поэта», «Пушкинская библиотека», «Пушкин и его современники» и др.). «Алетейя» - издательство, основанное в Санкт-Петербурге в 1994 г. (серии: «Античная библиотека», «Византийская библиотека», «Библиотека средних веков», «Петербургская серия», «Gallicinium», «Славянская библиотека. Biblioteca Slavica» и др). «Едиториал УРСС» - издательство, основанное в Москве в 1994 г. (серии «Школа классической филологии» (учебные издания), «Лингвистическое наследие ХХ века»). «Русские словари» - специализированное филологическое издательство, основано в Москве в 1993 г., выпускает, в основном, справочные и научные издания, наиболее значительные проекты: Поспелов Е.М. «Имена городов: вчера и сегодня.1917-1992» (1994), Елистратов В.С. «Словарь московского арго» (1994) и «Словарь русского арго» (2000), Бахтин М.М. «Собрание сочинений» (в 7 тт.) и др. «Языки русской культуры» - издательство, созданное в Москве в 1994 году, специализируется на выпуске лингвистических и культурологических изданий, главным образом – научного и справочного типа; серии: «Язык. Семиотика. Культура», «Studia poetica», «Полное собрание русских летописей».

Репертуар филологической периодики сложился, в основном, еще в советское время. К числу наиболее авторитетных периодических изданий относятся академические журналы «Вопросы языкознания» (с 1952 г.), «Вопросы литературы» (с 1957 г.), «Русская литература» (с 1958 г.), «Филологические науки» (с 1958 г.), «Русская речь» (с 1967 г.), «Вопросы филологии» (с 1998 г.), печатный орган РОПРЯЛ «Мир русского слова» (с 2000 г.), «Вопросы ономастики» (с 2004 г.), «Сибирский филологический журнал», издаваемый сибирским отделением РАН, вузовские журналы «Язык и речевая деятельность» (СПБГУ, с 1998 г.), «Язык и культура» (Томский ГУ, с 2007 г.), «Филология и человек» (Алтайский ГУ), мультиязычный сетевой научный журнал филологического факультета МГУ «Stephanos», «Московский лингвистический журнал» Института лингвистики РГГУ. Важную роль играют периодические издания «Литературная газета», «Новое литературное обозрение», «Литературоведческий журнал».

Пространство филологических изданий сегодня активно развивается в глобальной сети Интернет. Это многочисленные порталы и сайты, библиотеки филологической литературы, национальные корпуса языков и т.д.








Date: 2015-12-13; view: 898; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.17 sec.) - Пожаловаться на публикацию