Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Округ Юма, Аризона, США. Нога пришла в норму как раз за пару недель — доктор не обманул





 

Нога пришла в норму как раз за пару недель — доктор не обманул. Не то чтобы исцелилась полностью, до этого пока далеко, но ходить без палки уже можно, почти не хромая при этом. Все эти две недели я всё больше бездельничал, читая и перечитывая электронные книги в лэптопе, которые давно скачал из сети, сидел над картами, забивая основные точки будущего маршрута в навигатор. Система GPS ещё работала, никаких заметных ошибок пока вроде бы не выдавала.

Ещё бесконечно возился со снаряжением, чистил оружие, распределял и перераспределял груз в фургоне. Когда начал более-менее ходить, повадился гулять по посёлку — благо никто меня не норовил запрячь в работу, как раненого. Организовали здесь бар, в котором можно было посидеть в прохладе и выпить пива, заплатив за него чем-нибудь полезным — вроде тех же патронов, что я и делал ежедневно.

Паблито пропадал на работе до вечера, старшие его сыновья были вместе с ним. Мария с младшими проводила большую часть дня на пляже. Майк пристроился к команде «электриков-мародёров» и гонял с ними по каким-то складам мёртвого города, вывозя оттуда не только солнечные панели, а всё, что касается электричества. Панелей, кстати, было много: целые поля на окраине посёлка заставлялись ими, и я даже сомневался в необходимости установки гидротурбин на плотине.

Дрика взялась помогать медсёстрам, но от идеи поездки в Европу не отказалась. Сказала, что всё равно покоя не будет, пока не выяснит, что с мамой. А дальше посмотрит, куда податься. Поэтому мы каждый день с ней выезжали в пустыню на «бронко», и она училась ездить, а заодно и стрелять. Как ни давила жаба на патроны, но на учёбу я их не жалел. Я для этого, собственно говоря, коробку с патронами, оставшуюся от Джеффа, и прихватил.

Нашлись вполне приличные гантели «женского веса», с которыми я заставлял её заниматься, укрепляя руки и плечи «под пистолет». Снайпера Молдагулову из неё сделать так и не получалось, но стреляла она вполне прилично — могла прикрыть спину, и не надо было прикрывать самому каждый её шаг. Заодно со «штайром» она осваивала ещё и М-4 с «акогом» — тоже оружие для ведения боя на дистанции, хоть и на меньшей, чем со снайперкой. Сумела она меня раз с дистанции прикрыть — пусть и дальше на эту специальность, так сказать, учится.



Пару дней назад я вместе с Майком и его новыми коллегами выбрался в город грабить очередной склад. Они по делу, а я — размяться. С делом справились легко, но вид города, лишившегося своих жителей и заполненного бродячими мертвецами, нагонял тоску, я даже пожалел, что отправился. Потом спохватился, правда: сколько таких городков мне предстоит проехать по пути к своей цели? Привыкать надо заново, а то расслабился я в посёлке, в безопасности и в окружении живых людей.

Хоть Дрика и не осталась с Майком, но что-то там между ними произошло. По крайней мере, я с утра несколько раз его видел, выходящего из её трейлера. Ну и хорошо, им обоим на пользу, наверное, и у меня положение не такое ложное: все разобрались, что к чему и кто с кем. Я с ней поговорил, так что свои обязательства перед Майком выполнил. Ну, и он свои исполнить не замедлил: прямо на крыше фургона на кронштейнах и опорах разместилась большая солнечная панель, от которой шли провода к заряднику, аккумулятору и всему прочему — всё смонтировал Майк.

Паблито тоже внёс свою лепту в оборудование транспорта. Повозившись несколько вечеров, он сделал кронштейны для оружия на потолке, между сиденьями и в других, подчас неожиданных местах, открытых и укромных, а в завершение прикрепил к окнам самодельные решётки и к дверям изнутри приделал самодельные, грубые, но простые и надёжные замки, и в машине теперь можно было вполне надёжно запереться.

Дольше всего пришлось думать, какой маршрут предпочесть: почти прямой, как стрела, по главным дорогам или по всяким просёлкам и второстепенным шоссе, который длиннее и дольше? Выбрал всё же второй вариант, потому как рассудил: если кто и устроит на дороге засаду, так на главной, где ещё есть смысл ожидать какого-то движения. А второстепенные бандитам добычи не сулят. К тому же центральные шоссе ведут к центральным же городам, где всё забито зомби, что опять же грозит всякими неприятными случаями. Лучше уж через глубинку.

Маршрут получился «крюком», но относительно пологим. По моим прикидкам, удавалось обогнуть с севера все крупные города, которые должны были попасться по пути к Порт-Артуру. А таких ведь немало — и аризонский Финикс, и Таксон, и Эль Пасо в Нью-Мексико, и Форт-Уорт с Хьюстоном в Техасе, между которыми как раз получалось проскочить. Надеюсь, что навигационная система не отрубится по пути — не хотелось бы где-то заблудиться и искать дорогу.

По моим прикидкам, путь должен был занять три-четыре дня. Гнать машину я точно не буду, в тёмное время суток двигаться не хочется — будем искать безопасный ночлег, желательно где-то на природе, в полном уединении, подальше от людей и живых мертвецов, и есть подозрения, что где-то придётся и пешочком что-то доразведать.



И опять я пересчитывал патроны, перекладывал груз, осматривал оружие, продумывал, как его лучше спрятать и куда запихать, чтобы легко было дотянуться, чтобы было чем отразить неожиданное нападение и можно было удивить даже заставшего тебя врасплох врага. Особых иллюзий по поводу миролюбия тех людей, которых мы ещё встретим, я не питал. Хорошие люди просто стали недоверчивы, а плохие… плохие ещё хуже. Намного хуже.

Чем лучше работала моя нога, чем ближе был день отъезда, тем больше я волновался. Настроение было даже вроде как приподнятое, но и нервишки пошаливали. Найду я ожидаемый пароход? Сумею ли на него попасть? Что делать, если не выгорит мой первоначальный план? Ни одного ответа ни на один вопрос у меня сейчас нет. Все проблемы будем решать явочным порядком. Зато есть уверенность, что я всё же их решу так или иначе, чего бы мне это ни стоило.

Моей уверенностью как-то преисполнилась и Дрика, которая считала, что она уже в Амстердаме. Разуверять я её пока не стал: нечего заранее боевого духа лишать, а обломать девушку всегда успеется — сама жизнь обломает.

Последняя перевязка в «госпитале» определила дату выезда. Когда доктор сказал, посмотрев на рану: «Нормально, всё чисто. Дальше сами прикрывайте её тампоном и сеточкой, пока не затянется окончательно», — я понял: пора.

Вернувшись в трейлер, дождался возвращения всех отсутствовавших, после чего объявил:

— Послезавтра выезжаю. — И, обернувшись к своей будущей спутнице, спросил: — Дрика, готова?

Девушка молча кивнула, уже привычно попав прядями светлых волос себе в глаза.

— А завтра вечером предлагаю допить то, что у меня осталось, — обратился я опять ко всем. — Потому что в этой жизни мы с вами уже не увидимся скорее всего.

Возражений не поступало. На следующий день Паблито и Майк отпросились с работы пораньше — блеснули деликатностью, чтобы дать нам возможность выспаться, несмотря на ранний подъём. Посидели неплохо, хоть и без барбекю, а с простыми сэндвичами. Попивая пиво, я оглядывался вокруг и понял, что буду скучать по этим людям, с которыми я прошёл через ужас первых дней катастрофы. Которые стояли горой за меня и за которых я был готов влезть в любую заваруху. Так и выжили, собственно говоря.

Ещё буду скучать по Аризоне — месту, где я встретил хороших друзей. Буду скучать по этому ощущению честно завоёванного покоя. Много по чему, хотя всего этого недостаточно для того, чтобы я даже подумал о том, что можно никуда не ехать. Всё моё — там, и все мои — тоже там, в Москве. Недостающая так мне сейчас часть души, мой смысл жизни.

Разошлись по трейлерам пораньше. Я ещё раз пересмотрел экипировку на завтра, проверил оба прицепа на предмет не забыли ли чего нужного, после чего завалился спать.

И вот сейчас, на самом рассвете, я завёл мотор фургона, сыто заурчавший немалыми своими цилиндрами под коротким покатым капотом. Дрика стояла рядом, очень серьёзная и сосредоточенная, с висящим наискосок на груди М-4 и пистолетом в кобуре на бедре. Прощаться с нами вышли все: и Майк, с явной тоской смотревший на свою подружку последних дней, и Паблито, и даже Мария слегка прослезилась. Потом сфотографировались все вместе у готового к отъезду фургона моим аппаратом, который я потом убрал подальше: единственная ведь память об этих людях остаётся. Затем пожал руки Хосе и Алехандро, перецеловал в смуглые щёки самых маленьких и полез за руль.

— А я не поведу? — спросила Дрика, усевшись справа и немного попрыгав на упругом сиденье.

— Позже. Меняться будем, — пояснил я. — Пока за наблюдателя: крути головой на триста шестьдесят градусов.

— Понятно, — серьёзно кивнула она.

— Ну, с богом!

Рычаг коробки передач скользнул в вырезе в положение «Драйв», тяжёлый гружёный фургон солидно тронулся с места и покатил, похрустывая песком на асфальте. Будка дежурного, здание администрации, блок на выезде. Там нас остановил человек в военной форме, спросил меня, вглядываясь в лицо:

— Куда направляетесь?

— Я еду домой.

 

 

 








Date: 2015-12-12; view: 48; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.009 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию