Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Понятие и сущность упрощенного уголовного процесса. Виды упрощенного судопроизводства





Упрощенное судопроизводство означает упрощенный порядок, ускоряющий судебное разбирательство с целью обеспечения более высокой эффективности системы уголовного правосудия и сведения к минимуму расходов.

Традиционно упрощенные процедуры уголовного судопроизводства в России и ряде других государств реализуются в рамках дознания, которое может быть охарактеризовано как сокращенное расследование.

Одной из черт УПК РФ является большая степень дифференциации судебного производства. Наряду с производствами с более сложной процессуальной формой, можно выделить производства, отличающиеся большей простотой и более полной реализацией принципа диспозитивности. В большинстве зарубежных стран упрощение коснулось и досудебного производства, но в отечественном законодательстве данная тенденция не столь ярко выражена.

Потребность в упрощении процедур рассмотрения уголовных дел не нова, еще в Древнем Риме существовали нормы, регламентирующие ускоренное уголовное судопроизводство ( per sponsionem), наряду с обычным производством (legis actiosacramento in rem). Сокращенные формы уголовного судопроизводства практически во всех странах обоснованно заняли основополагающие позиции. Объективными причинами упрощения являются увеличение объёма информации и недостаток времени на её восприятие, усиление борьбы с преступностью. Тесная связь материального и процессуального уголовного закона обуславливает различные криминалистические и процессуальные процедуры для уголовных дел различных категорий. В пользу упрощения правосудия выступает и Комитет министров Совета Европы, указывая, что увеличение числа массовых и мелких преступлений требует реакции государства с целью недопущения дискредитации уголовного права и принципа неотвратимости наказания.

Мнение о необходимости устранения из процессуальной формы излишеств, реализации принципа процессуальной экономии разделяется большинством учёных. Против упрощения судопроизводства высказывались такие известные процессуалисты, как М.С.Строгович и И.Л.Петрухин. Не вдаваясь в спор о целесообразности введения в уголовное судопроизводство ускоренных форм осуществления правосудия, которые составляют правовую действительность, рассмотрим основные проблемы применения институтов, предусмотренных в главах 40-41 УПК РФ.

Любое упрощение судебного разбирательства должно отвечать двум критериям. Во-первых, сокращение объема гарантий допустимо, если это не препятствует осуществлению основных принципов процесса. Во-вторых, эффективность упрощенной формы зависит от непротиворечивости её регламентации.

При производстве у мирового судьи по делам частного обвинения (глава 41 УПК) проблемным является вопрос о собирании доказательств. Суд в условиях состязательности не собирает доказательства, поэтому мировые судьи часто направляют жалобу органу дознания с требованием проведения дознания. Участие органов дознания в подготовке к рассмотрению данной категории дел противоречит самому существу частного обвинения, при необходимости в проведении расследования и применении мер пресечения, в отсутствие оснований ч.4 ст. 21 УПК, стоит предусмотреть механизм взаимодействия суда и органов расследования.

Наиболее спорным является институт особого порядка судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением (гл.40 УПК). Противоречия в названии раздела X и главы 40 порождают неясность, в какой форме должно проводиться судебное заседание. С равной степенью обоснованности можно сделать как вывод о том, что судебное заседание должно происходить с соблюдением всех общих условий разбирательства, так и о том, что никакие правила гл. 35 УПК применяться не будут. Сокращенная форма делает излишним исследование всех доказательств, но полномочия судьи не сводятся к проверке соблюдения формальностей. Ограничение действия принципов законности, состязательности и равноправия сторон, таким образом, недопустимо. Следует определить природу данного института и в ч.1 ст. 316 УПК указать о том, в какой мере действуют нормы главы 35 УПК.

Распространение особого порядка на тяжкие преступления необоснованно, ибо упрощение разбирательства касается дел о мелких преступлениях, поэтому представляется необходимым вернуться к первоначальной редакции ч.1 ст. 314 УПК РФ.

Исходя из вышеописанной позиции, стоит внести изменения и в Уголовный Закон, обладающий приоритетом в регулировании вопросов назначения наказания. В качестве смягчающего обстоятельства УК РФ не предусматривает согласие обвиняемого с предъявленным обвинением, в то время как ч. 7 ст. 316 УПК РФ содержит норму о смягчении наказания.

Схожие с гл.40 УПК недостатки имеет и глава 40.1, регламентирующая особый порядок принятия решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Данный институт близок американской сделке о признании вины, он должен развиваться по пути закрепления и расширение гарантий прав обвиняемого.

За 10 лет действия УПК не было предпринято заметных шагов по совершенствованию регламентации и обогащению форм упрощенного производства. Остается лишь надеяться, что в условиях роста и усложнения преступности законодатель более внимательно отнесётся к дифференцированным видам судопроизводства.
Особый порядок судебного разбирательства — институт, впервые появившийся в российском уголовном процессе в 2001 г. в связи с принятием УПК РФ. При рассмотрении дела в особом порядке суд в случае согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением вправе постановить обвинительный приговор без судебного разбирательства уголовного дела по существу. При этом назначенное подсудимому наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК.

 

Особый порядок судебного разбирательства применяется в современном отечественном уголовном судопроизводстве с момента введения в действии УПК РФ в 2002 г. Относительно указанной упрощенной формы уголовного судопроизводства теоретики и практики приводят множество аргументов «за» и «против». Несмотря не полярность суждений, они сходятся во мнении, что данный институт уже востребован судебной практикой и не рассматривается как копия американской сделки о согласии или о признании вины, хотя и нуждается в совершенствовании.1

 

В Концепции судебной реформы РФ отмечается, что до сих пор остается нерешенным вопрос о доктринальном обосновании критериев дифференциации форм уголовного судопроизводства. Ни те, кто ратует за упрощение процесса по некоторым делам, ни их противники, отстаивающие унификацию, не привели пока убедительных аргументов в пользу того или иного подхода. Вместе с тем разработчики Концепции судебной реформы РФ, с учетом того, что в пореформенный период уголовный процесс утратит унифицированность и обогатится новыми подходами, определили, что уголовное судопроизводство будет дифференцировано в зависимости:

 

· от категории рассматриваемого правонарушения (дела об уголовных проступках, влекущих наказание в виде лишения свободы на срок до шести месяцев, будут слушаться в суммарном порядке мировыми судьями, а о преступлениях — единоличными судьями, коллегиями в составе трех судей, судами присяжных);

 

· фактического участия присяжных заседателей (появляются особые институты — безмотивного отвода присяжных, напутственного слова судьи и другие; кроме того, оправдательные мотивы присяжных будут проверяться вышестоящими инстанциями лишь с точки зрения законности условий их постановления);

 

· кассационного или апелляционного порядка пересмотра решений, состоявшихся в суде первой инстанции; при этом апелляционное производство предполагает новое рассмотрение дела с привлечением дополнительных доказательств;

 

· характера принимаемых решений (предполагается до некоторой степени разделять порядок разрешения правовых вопросов и вопросов факта, а также назначения наказания; известно, что в англосаксонских странах определение меры воздействия на осужденного отделено во времени и процессе от процедуры признания виновным, а во Франции категорически запрещено сообщать сведения о прежней судимости лица)1.

 

Так, И.Л. Шмарев выделяет три критерия уголовно-процессуального производства: задачи производства и материально-правовые основания, лежащие в его основе; степень сложности уголовного дела; степень соотношения в производстве публичных и диспозитивных начал2.

 

Более подробный перечень критериев упрощенного судопроизводства предложил М.Л. Якуб, отнеся к ним;

 

· степень общественной опасности преступления и тяжесть меры наказания, предусмотренной законом за данное преступление;

 

· степень сложности дел данной категории в разрешении как фактической, так и правовой стороны;

 

· общественно-политическое значение дел данной категории;

 

· значение, которое имеет преступление для интересов отдельных лиц, организаций и предприятий1.

 

Следует заметить, что сторонники упрощения уголовного судопроизводства называют следующие причины, обусловливающие необходимость упрощения процедуры судебного разбирательства: необходимость обеспечения конституционных прав граждан на судебную защиту; быстрота восстановления нарушенных преступлением их прав и интересов; экономия средств, затрачиваемых на судопроизводство по конкретному делу.

 

Анализируя понятия упрощенного уголовного судопроизводства, данные различными авторами, следует заметить, что не все они отражают признаки, необходимые и присущие упрощенному производству по уголовным делам. Так, Р.Д. Аширов считает, что в понятии упрощенного судебного производства должен содержаться хотя бы один из следующих признаков: сжатые сроки; отсутствие отдельных стадий; упрошенная процессуальная форма2. Такой подход, по нашему мнению, представляется не совсем верным, так как он не учитывает такие важные факторы, как задачи, которые должно выполнять данное упрощенное производство, в нем нет указания на необходимость соблюдения основных принципов уголовного процесса.

 

По мнению Т.В. Трубниковой, под упрощенным уголовным судопроизводством должно пониматься производство по категории дел, обладающих особенностями, объективно требующими быстроты осуществления уголовно-процессуальной деятельности и простоты уголовно-процессуальной формы, осуществляемое в большинстве случаев быстрее и с меньшими затратами, чем производство, осуществляемое в общем порядке. Причем ускорение и удешевление производства по большинству дел данной категории достигается путем внесения существенных изменений в уголовно-процессуальную форму на нескольких стадиях уголовного процесса. Эти изменения могут выражаться в ликвидации ненужных формальностей, а также в смене форм выражения процессуальных гарантии.1

 

Не оспаривая в целом данное Т.В. Трубниковой определение упрощенного судебного производства по уголовным делам, Н.П. Дубовик отмечает, что основной его недостаток заключается в том, что в нем акцент сделан на необходимость ускорения и удешевления уголовного судопроизводства. Вместе с тем, по мнению указанного автора, задачи, стоящие в целом перед уголовным процессом, являются и задачами упрощенного судебного производства, к которому следует подходить как к неотъемлемой части уголовного процесса и его важной составляющей.

 

Представляется верным определение, которое дал Н.П. Дубовик: под упрощенными судебными производствами следует понимать самостоятельные производства, которые в целях скорейшего обеспечения конституционных прав граждан, объективно требуют по определенной категории уголовных дел более эффективного, более экономичного судебного разбирательства, по сравнению с общим порядком рассмотрения дела, при этом существенно изменяется уголовно-процессуальная форма, но соблюдаются те основные принципы уголовного судопроизводства, на которых базируется действующий уголовно-процессуальный закон.2

 

Указанная сокращенная форма уголовного судопроизводства, сохранив процессуальные гарантии прав участников, судебного разбирательства, позволяет более оперативно экономно осуществлять правосудие по уголовным делам, сократить временные, материальные и моральные издержки участников процесса, а также стимулирует позитивное посткриминальное поведение обвиняемого в период предварительного несовершенство, некоторую пробельность и противоречивость соответствующих положений закона, особый порядок столь широко используется судами при осуществлении правосудия по уголовным делам.

 

Как верно отмстил Л.И. Шмарев, для него характерно наличие определенной материально-правовой базы, которая отличается законодательным регулированием, комплексностью и наличием существенных различий по сравнению с обычным порядком производства1.

 

В действующем УПК РФ особому порядку судебного разбирательства посвящен разд. 10 гл. 40, что свидетельствует о законодательном регулировании и наличии материально-правовой базы. Комплексность особого порядка судебного разбирательства характеризуется тем, что упрощенная форма не просто связана с категорией уголовных дел о тяжких преступлениях, а также небольшой и средней тяжести, но и зависит от позиции сторон в отношении возможности применения особого порядка судебного разбирательства и иных оснований и условий для его применения.

 

Особый порядок не может быть применен по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних, так как данная категория уголовных дел предполагает применение более сложной процессуальной формы судопроизводства, обусловленной необходимостью установления условий их жизни и воспитания, уровня психического развития и иных особенностей личности подсудимого, влияния на него старших по возрасту.

 

Следует отметить то обстоятельство, что при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства не исследуются и не оглашаются доказательства вины подсудимого, оглашаются лишь материалы, характеризующие личность подсудимого, а также обстоятельства, смягчающие либо отягчающие вшгу подсудимого. Такой этап судебного разбирательства, как судебное следствие в особом порядке судебного разбирательства, вовсе отсутствует.

 

По мнению К.А. Рыбалова, «под особым порядком судебного разбирательства следует понимать упрощенную процессуальную форму судебного производства по отдельным категориям уголовных дел, в процессе которого суд на основании ходатайства подсудимого, согласившегося с предъявленным ему обвинением, и с согласия сторон, без проведения судебного следствия в полном объеме и, основываясь на доказательствах, собранных в ходе предварительного расследовании но делу, постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наказания, предусмотренного за совершенное преступление»1.

 

При введении особого порядка преследовались цели упрощения судопроизводства путем сокращения времени, затрачиваемого на данное производство, а также ликвидации излишних процессуальных формальностей, что обусловило изменения уголовно-процессуальной формы.

 

Суть особого порядка уголовного судопроизводства состоит с том, что при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без судебного разбирательства. Так, в соответствии со ст. 314 УПК РФ судом может быть постановлен приговор без проведения судебного разбирательства. Принятию приговора предшествует упрощенная процессуальная процедура. Она в обязательном порядке включает в себя стадию назначения судебного заседания с проведением предварительного слушания. Имеются различные мнения по поводу практического применения данного института как среди ученых-юристов, так и в судебной практике. Как отмечает П.А. Лупинская, решение данного вопроса состоит в принятии нетрадиционных процедур разрешения уголовно-процессуального конфликта.2

 

Справедливо заметил Б.Т. Безлепкин, что «нормы данной главы УПК принципиально новы и нетрадиционны для российского уголовно-процессуального права. На их основе учреждается своеобразный институт процессуального соглашения, когда в ответ на безоговорочное, добровольное, сознательное признание обвиняемым предъявленного ему обвинения при полном безоговорочном согласии сторон обвинения следует, во-первых, отказ от судебного разбирательства в полном объеме, а во-вторых, назначается наказание, не превышающее двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление соответствующей нормой Особенной части Уголовного Кодекса»1.

 

Особый (сокращенный) порядок судебного разбирательства, предусмотренный гл. 40 УПК, допускается по уголовным делам частного, частно-публичного и публичного обвинения.

 

Важными отличительными признаками особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением является исключение судебного следствия. Кроме того, его социально-правовая сущность позволяет сделать вывод, что при постановлении приговора законодатель установил четкие рамки назначения наказания, в результате чего назначенное подсудимому наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Процессуальные издержки не подлежат взысканию с подсудимого, если уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

 

Особенностью данного вида судебного производства являются и пределы обжалования приговора. В соответствии со ст. 317 УПК РФ приговор не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 379 УПК РФ, а именно в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции.

 

Заметим, что производство в особом порядке проходит в два этапа движения дела; досудебный и судебный, которые существенно различаются друг от друга. Так, досудебное производство по делу может проводиться в обычной форме — предварительного следствия, а судебное разбирательство -упрощенное. Возможен и другой вариант, когда досудебное производство проводиться в упрощенной форме — дознания, и судебное разбирательство также в упрощенной форме — особом порядке судебного разбирательства.

 

Особый порядок судебного разбирательства принадлежит к числу комплексных (уголовно-процессуальных и уголовно-правовых) институтов, что в том числе порождает определенные сложности как доктринального, законодательного, так и правоприменительного характера.

 

В отличие от предусмотренной ранее действовавшим кодексом процедуры сокращенного судебного следствия в суде присяжных и в производстве мирового судьи, порядок, установленный гл. 40 УПК, вообще не предусматривает непосредственного исследования судом каких-либо доказательств по делу, за исключением обстоятельств, характеризующих личность, а также смягчающих и отягчающих обстоятельств.

 

Следует признать, что появление в уголовном процессе большинства стран процедур, в той или иной форме направленных на упрощение и ускорение обычного порядка судопроизводства, является общемировой тенденцией, вызванной в первую очередь ростом преступности в мегаполисах и чрезмерной загрузкой судов. В то же время вопрос об определении той грани, за которой заканчивается разумное упрощение процедуры и начинается произвол и нагромождение судебных ошибок, является остро дискуссионным, и не только в России.

 

С одной стороны, появление данного института в российском уголовном процессе является результатом более последовательной реализации принципа состязательности (нет спора — нет и «состязания») а также расширения элементов диспозитивности (свободного распоряжения сторонами своими материальными и процессуальными правами) в процессе. С другой стороны, не может не вызывать озабоченности столь резкое отступление от устоявшейся судебной процедуры в пользу упрощенных, менее затратных форм, которое превратилось в основополагающую тенденцию развития российского уголовного процесса. Суды присяжных ввели в большинстве регионов, но сократилась подсудность уголовных дел, рассматриваемых этими судами. До минимума сокращена подсудность уголовных дел коллегии из трех судей. Народные заседатели исключены из процесса вовсе. Решения мирового судьи в апелляционном порядке пересматривает судья районного суда единолично. В этом ряду изменения, внесенные в УПК Федеральным законом от 4 июля 2003 г., в соответствии с которыми в особом порядке могут рассматриваться также и тяжкие преступления, выглядят почти закономерными. «Почти» — потому что в последнее время даже самые ярые сторонники различных упрощенных форм судопроизводства стали выражать сомнения в целесообразности столь быстрого «усовершенствования» российского уголовного процесса. К сожалению, следует признать, что, хотя в уголовном процессе отдельных стран возможно найти институты, аналогичные вышеперечисленным, сложно назвать государство, в процессуальном законодательстве которого все эти конструкции присутствовали бы одновременно.

 








Date: 2016-02-19; view: 577; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.015 sec.) - Пожаловаться на публикацию