Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Кончина прежней императрицы. Меж тем колокол в храме Сияния Нирваны возвестил, что и нынешний день уже на исходе





 

Меж тем колокол в храме Сияния Нирваны возвестил, что и нынешний день уже на исходе. Вечернее солнце склонилось к закату, и как ни жаль было государю расставаться с прежней императрицей, пустился он в обратный путь, сдержав слезы разлуки. Она же, с новой силой вспомнив былое, не сумела скрыть слезы разлуки, и запруда-рукав был бессилен стать преградой соленой влаге... Долго глядела она вслед государю, а когда императорский поезд скрылся вдали, обернулась к изваянию Будды и, заливаясь слезами, стала молиться: «Дух покойного императора да сподобится просветления в нирване! Да обретут как можно скорее упокоение в Будде все мертвые духи Тайра!»

О скорбь! В минувшие времена, обратившись к восходу, она взывала к великой богине в святилище Исэ, к великому бодхисатве Хатиману в храме Ивасимидзу: «Да продлится жизнь государя! Да здравствует он десять тысяч веков!» — а ныне, увы, обратившись к закату, молилась: «О мертвые духи Тайра! Да проляжет ваш путь в Чистую землю, дабы стали вы буддами в раю Амитхабы!..» На створках бумажных ставен в опочивальне начертала она стихи:

 

Поведай, о сердце,

когда научилось грустить

о днях, пролетевших

под царственным кровом дворца,

в кругу приближенных, друзей...

Коль скоро былое,

как призрачный сон, унеслось, —

должно быть, не вечна

и эта обитель в горах,

отшельницы жалкий приют...

 

А сопровождавший государя Дзиттэй, Левый министр, начертался на бумажных створках:

 

В минувшие годы тебя мы привыкли

равнять с луной незакатной —

увы, за вершинами гор угасло сиянье луны!..

 

Проливая горючие слезы, размышляла государыня о днях минувших, о днях грядущих, а в это время в небе над головой раздался грустный голос кукушки, и государыня сложила:

 

Ну что ж, посчитаем,

кем больше пролито слез,

кукушка лесная!

Ведь и мне в этом бренном мире

довелось безутешно плакать...

 

Итак, всех взятых живыми в плен в битве при Данноура провезли на позор по широким дорогам, а затем обезглавили или, разлучив с женами и детьми, сослали в изгнание. Никто не сохранил жизнь, никто не остался в столице, кроме князя Ёримори, дайнагона из Усадьбы у Пруда... Но о сорока с лишним женщинах не вышло никакого распоряжения, и они либо укрылись у родных, либо, положившись на узы дружбы, нашли приют у прежних знакомцев. И все же не оставалось ни единого дома, будь то разукрашенные яшмой палаты знати, где тихо веял бы мирный ветер, будь то сплетенная из сучьев хижина простолюдина, где улеглась бы пыль, взметенная вихрем бедствий... Супруги, делившие ложе, разлученные, исчезли в заоблачной дали, родители, лелеявшие дитя, скрылись неизвестно куда. В бесконечной тоске друг о друге тянулись их дни и луны.

А случились все эти беды только из-за того, что Правитель-инок всю Поднебесную средь четырех морей самовластно сжимал в своей деснице, выше себя — не боялся даже самого государя, ниже себя — не заботился о народе, казнил, ссылал, поступал своевольно, не стыдился ни людей, ни всего белого света. И воочию явилась тут истина: «За грехи отцов — возмездие детям!»

Миновали луны и годы, и недуг одолел государыню Кэнрэймонъин, и, держась за шнур, другой конец коего был привязан к Руке священного изваяния, она взмолилась: «Славься, о великий будда Амида, властитель Чистой земли, что лежит на закате! Отведи меня туда, не дай в пути заблудиться!» А госпожи Дайнагон-носкэ и Ава-но Найси, сидя у ложа государыни и понимая, что конец ее близок, не щадя голоса, плакали и стенали. Когда же слова молитвы, замирая, стали звучать все тише и тише, в небе на западе протянулись пурпурные облака, вся келья наполнилась дивным благоуханием, и с неба донеслись звуки музыки. Так, во 2-м году Кэнкю, во второй декаде одиннадцатой луны, месяца Инея, навсегда прервалось дыхание государыни Кэнрэймонъин, ибо всякой жизни в конце концов положен предел.

С того самого времени, как впервые вступила государыня во дворец, обе женщины прислуживали ей безотлучно, и теперь, понимая, что расстаются навеки, были так безутешны, что с горя едва не помутились в рассудке. Никого из родных у них не осталось, преклонить голову было негде. Достойно восхищения, однако, что обе они ни единого дня не провели без молитвы, прося у Будды упокоения для государыни и своих близких. И в конце концов осуществилось заветное желание обеих женщин, и они возродились к жизни вечной, подобно Ведехи[656], супруге индийского царя Бимбисары, и Рюнё[657], дщери царя-дракона.

 

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


[1]В начальных поэтических строчках «Повести о доме Тайра» излагаются два сюжета из жития Шакья-Муни (санскр., букв.: «Святой из рода Шакьев»; земное воплощение Будды). В первом из них речь идет о буддийском монастыре Гион (санскр. Джэтавана-ви-хара), построенном на юге Индии богачом Судатта, прозванным Анатха-пиндада (санскр. «подающий бесприютным»), ревностным последователем Будды. В монастыре имелся Павильон Непостоянства — лазарет для больных и престарелых монахов. В час кончины кого-либо из обитателей Павильона колокола, висевшие по четырем углам кровли, начинали звонить сами собой, выговаривая слова буддийской молитвы: «Все в мире непостоянно, все цветущее неизбежно увянет...» и т. д. (в санскр. подлиннике — стихотворение «гатха»).

Второй эпизод описан в «Нирвана-сутре», одной из канонических скрижалей буддизма, и рисует смерть Шакья-Муни, т. е. его переход в нирвану; как только дыхание смертного Будды прервалось, четыре пары деревьев сяра (санскр. «сала» — тиковое Дерево) склонилось над его ложем, скорбя о том, что Будда покинул земную юдоль, и окраска их листвы и цветов мгновенно изменилась — они увяли.

Оба сюжета призваны в образной форме иллюстрировать одну из главных идей буддизма — быстротечность и непостоянство всего сущего. В средневековой Японии обе притчи были широко известны и не нуждались в более подробном их изложении. В дальнейшем же начальные строчки «Повести» нередко воспринимались как своеобразный эпиграф ко всему эпосу, интерпретирующий его содержание в духе буддийского мировоззрения.

 

[2]Чжао Гао — евнух первого циньского императора Ши-хуана (годы правления — 246—210 гг. до н. э.), вынудивший совершить самоубийство второго циньского императора — Эрши-хуана, за что сам поплатился жизнью. Историческая традиция рисует его интриганом и коварным злодеем.

 

[3]Ван Ман (45 г. до н. э.—23 г. н. э.) — родственник ханьского императорского дома по женской линии. Когда в 1-м г. до н.э. в Китае был объявлен императором девятилетний Пин-ди, императрица-регентша вручила всю власть Ван Ману. В 5-м г. н. э. Ван Ман убил Пин-ди, а через три года, низложив очередного императора Ин-ди, объявил себя императором. Он пытался проводить многочисленные реформы, но потерпел неудачу. В 23-м г. был убит. Историческая традиция рисует его честолюбцем и жестоким деспотом.

 

[4]Чжоу И (502—556) — могущественный сановник при императоре У-ди династии Лян.

 

[5]Лушань — Ань Лушань, тюрок по происхождению, военный губернатор Шаньдуна. В 755 г. поднял мятеж против танского императора Сюаньцзуна, но вскоре (в 757 г.) был убит своим сыном.

 

[6]Масакадо — Масакадо из рода Тайра. В 938 г. поднял восстание в восточных областях о-ва Хонсю, объявил себя императором. Убит карательными отрядами в 940 г. В истории Японии эти события известны как смута годов Сёхё.

 

[7]...в годы, Сёхё.. — т. е. с 931—938 гг. Уже на самом раннем этапе своей истории в VI—VII вв. японцы заимствовали систему летосчисления из Китая. В Китае император, вступая на престол, обычно избирал себе какой-нибудь многообещающий девиз, который, впрочем, мог в любое время сменить на новый. В Японии дело обстояло несколько иначе. Хотя новое название лет часто совпадало с воцарением нового императора, однако случалось, что под одним девизом царствовали несколько императоров. И наоборот — в царствование одного императора девизы могли меняться несколько раз. Обычно название годов заменяли из-за какого-нибудь «несчастливого» происшествия или стихийного бедствия — землетрясения, морового поветрия, засухи и т. п. Так, например, девиз годов Хэйдзи (букв.: Мирное Правление, 1159— 1150 гг.) был немедленно заменен из-за смуты — попытки дворцового переворота, случившейся в последний месяц 1159 г. и ликвидированной в первом месяце 1160 г. Таким образом, 1160 г., являясь 2-м годом Хэйдзи, в то же время уже считался 1-м годом Эйряку (букв.: Долгий Век, 1160-1161 гг.)

Эта система летосчисления сохраняется в Японии по настоящее время, с тою лишь разницей, что после буржуазной революции 1868 г. названия годов стали точно совпадать с началом царствования нового императора.

Для удобства читателей названия лет и соответствующие им годы по европейскому летосчислению вынесены в отдельную таблицу в конце книги и расположены в порядке алфавита.

 

[8] Сумитомо — Сумитомо из рода Фудзивары, одновременно с восстанием Масакадо выступил в юго-западном районе Японии против центральной власти. Убит карателями в 941 г. — так наз. смута годов Тэнкэй (938—947).

 

[9]Ёситика — Ёситика из рода Минамото, правитель Цукуси (древнее название о-ва Кюсю). Был обвинен в жестокости и других злодеяниях и убит карательными отрядами в 1117 г.

 

[10]Нобуёри — Нобуёри Фудзивара (1138—1159). Один из главных участников неудавшегося дворцового переворота. Казнен в 1159 г. Эти события известны в истории Японии как смута годов Хэйдэи(1159).

 

[11]Усадьба в Рокухаре — обширный район в юго-западной части столицы Хэйан (современный г. Киото), где находились дворцы, сады, разные службы и прочие строения, принадлежавшие дому Тайра: главе рода Киёмори и его родичам.

 

[12]Асон (букв.: вассал государя). — Это звание носили придворные ниже четвертого ранга. О рангах см. ниже примеч. 24.

 

[13]Сыскное ведомство (Кэбииси-тё) осуществляло судебные и карательные функции.

 

[14]Правитель земли Сануки — Вся земля в средневековой Японии формально считалась собственностью государства. Центральные власти в столице (г. Хэйан) назначали правителей земель, в обязанности которым вменялись сбор и поставка различных податей, а также наблюдение за порядком. В XII в., однако, все чаще случалось, что правитель, не утруждая себя этими обязанностями, продолжал вести «элегантную» жизнь в столице, а в назначенный ему край посылал своего наместника, облеченного всей полнотой власти.

 

[15]Государь-инок Тоба (1103—1156) был объявлен императором в возрасте пяти лет. Фактическими правителями страны были ре-генты: дед Тобы, бывший император Сиракава и вельможа Тададза-нэ Фудзивара. Под их давлением Тоба, будучи в возрасте двадцати одного года, вынужден был отречься от трона в пользу своего малолетнего сына Сутоку (1119— 1164). Регентом по-прежнему оставался Сиракава, теперь уже прадед монарха. Однако, когда вскоре, в 1129 г., Сиракава скончался, двадцатишестилетний Тоба вновь очутился у власти. В 1141 г. Тоба принял постриг, стал именоваться государем-иноком, но, разумеется, не удалился от мира, а, напротив, еще более активно участвовал в политической жизни. В том же году он объявил своего семнадцатилетнего сына императора Сутоку (которого недолюбливал) «отрекшимся» от трона в пользу другого своего сына, двухлетнего императора Коноэ (род. в 1139 г.). Когда же Коноэ скончался в возрасте шестнадцати лет, Тоба посадил на трон своего четвертого сына Го-Сиракаву, минуя старшего Сутоку. Эти произвольные назначения, происходившие на фоне обострившихся противоречий между формально стоявшей у власти аристократией и набиравшим силу самурайским сословием, привели после смерти Тобы к вооруженному столкновению, известному в истории Японии как смута годов Хогэн (1156).

 

[16]Кэн — мера длины (1,81 м). Однако в данном случае слово «кэн» означает всего лишь пространство между колоннами, необязательно этой длины.

 

[17]Праздник Изобилия ежегодно отмечался во дворце в одиннадцатую луну, в день Дракона.

 

[18]Сигнальная веревка — веревка с колокольчиком, протянутая между личными покоями императора, дворцом Прохлады и Чистоты (Сэйрёдэн), и соседним помещением. Дергая за эту веревку, дежурный придворный вызывал слуг.

 

[19]Запретные покои , Запретный город — императорский дворец. Термин заимствован из Китая.

 

[20]Дворцовая стража несла охрану дворца, а также выполняла церемониальные обязанности. Отряды дворцовой стражи (их было три) делились каждый на Левый (т. е. Первый) и Правый (т. е. Второй). По древнему обычаю, идущему из Китая, левая сторона всегда считалась более почетной.

 

[21]Бухта Акаси — расположена на побережье Внутреннего Японского моря; славилась красотой и была издавна воспета в классической поэзии и прозе.

 

[22]«Собрание Золотых листьев» («Киньё-вака-сю», 1127 г.) — поэтическая антология стихотворений жанра танка.

 

[23]..мятеж Ёринаги... — Ёринага Фудзивара (1120—1156), один из главных инициаторов дворцового переворота. Переворот не удался, мятеж был подавлен, Ёринага убит, а его сыновья сосланы (смута годов Хогэн).

 

[24] ...пожалован придворным званием второго ранга.. — Табель придворных рангов для аристократов и чиновников государственного аппарата имела тридцать градаций, сгруппированных в десять разрядов. Высшие ранги — первый, второй и третий — делились каждый на старший («Сё») и младший («Дзю»), Четвертый — восьмой ранги, кроме деления на старший и младший, делились еще на высший («Дзё») и низший («Гэ»), образуя, таким образом, двадцать градаций для этих пяти рангов. Они считались гораздо менее почетными и присваивались лицам из недостаточно знатных семейств. Девятый и десятый ранги, также делившиеся на высший и низший, присваивались низшим чиновникам государственного аппарата.

Ранги соответствовали должностям. Так, первый старший ранг соответствовал высшей государственной должности — Главному министру, главе Государственного совета (Дадзёкан, иногда Дай-дзёкан), высшего административного органа. Вторые ранги соответствовали должностям Левого и Правого министров и т. д. (Подробно о Государственном совете см. примеч. 28.)

К концу XII в., по мере того как в процессе ожесточенной борьбы власть постепенно переходила от родовой аристократии к военному дворянству (самурайству), придворные ранги, так же, как и соответствовавшие им должности, все больше приобретали чисто номинальный характер. Тем не менее представители саму-райства усиленно добивались получения этих, в сущности, уже наполовину фиктивных званий и должностей; очевидно, в силу многовековой традиции эти ранги и звания все еще сохраняли в их глазах ореол почета и власти.

 

[25]...помощником правителя Дадзайфу — Управление Дадзайфу, в ведении которого находился о-в Кюсю с о-вами Цусимой и Ики, было не столько территориальной, сколько административной единицей с резиденцией на севере о-ва Кюсю. Управление было создано в ранний период японской истории, первоначально как военный форпост на юго-западе страны, наиболее близком к материку (Корейскому полуострову), а также для контроля над морской торговлей. Впоследствии в его функции стал входить также контроль над всеми девятью землями (провинциями) о-ва Кюсю.

 

[26]Сайсё — советник. Термин заимствован из Китая, из табели о рангах Танской империи (618—907). Звание сайсё следовало за званиями дайнагон, тюнагон, сёнагон (старший, средний и младший советники), число которых было определено еще в начале VIII в., но варьировалось в разные исторические эпохи. Эти звания присваивались лицам не ниже третьего придворного ранга.

 

[27]..минуя должности Правого и Левого министров... — Левый министр считался старше Правого.

 

[28]...стал Главным министром... — Государственный совет, учрежденный в 645 г., первоначально состоял из трех министров — Левого, Правого и Среднего (последний фактически являлся министром двора, в его ведение входило в основном управление ритуалом и всей жизнью Запретного города). Впоследствии (в 702 г.) была дополнительно учреждена должность Главного министра, которому подчинялись все ведомства, осуществлявшие управление страной.

 

[29]Регент (Сэссё) назначался при несовершеннолетнем императоре. По достижении императором совершеннолетия регента сменял канцлер (Кампаку), как правило, — одно и то же лицо. Начиная с IX в. должность регента-канцлера стала наследственной привилегией аристократического дома Фудзивара, способствуя его растущему политическому и экономическому могуществу. Регент-канцлер был фактическим правителем страны и пользовался неизмеримо большей властью, нежели Главный или другие министры.

 

[30]Инь и Ян — Древняя китайская натурфилософия различала два противоположных постоянно взаимодействующих начала, которые лежат в основе мироздания: Ян — светлое, сильное, активное начало, и Инь — темное, слабое, пассивное. Иными словами, достоинства Главного министра должны быть так велики, чтобы ему были подвластны даже стихии.

 

[31]...всю Поднебесную средь четырех морей... — Древние китайцы считали, что их страна, которую они нередко называли Тянь-ся — Поднебесная, расположена средь четырех морей. Впоследствии образное выражение «Земля средь четырех морей» заимствовали другие народы Дальнего Востока для обозначения в высоком стиле своих собственных стран.

 

[32]Кумано — Комплекс синтоистских храмов Кумано (земля Кии совр. префектура Вакаяма) возник на заре японской истории и был посвящен многим богам исконной японской религии Синто в том числе богу Идзанаги, одному из старших богов японского пантеона. В Средние века, когда с распространением буддизма многих японских богов стали отождествлять с буддийскими божествами, популярность храмов Кумано еще более возросла.

 

[33]...в лодку чжоуского князя У-вана прыгнула белая рыба... — В «исторических записках» Сыма Цяня (ок. 135 г. до н. э.—93 г. до н. э.) рассказывается предание о том, что в лодку чжоуского князя У-вана (XI в. до н. э.), когда он переправлялся через р. Хуанхэ, неожиданно прыгнула белая рыба, которую он собрался принести в жертву духам. По толкованию оракулов, белый цвет символизировал цвет тогдашней Иньской династии, а рыба, покрытая чешуей, — воинов, одетых в латы. Все это было воспринято как знак У-вану разгромить последнего порочного государя династии Инь и основать свою династию Чжоу.

 

[34]Десять заветов Будды запрещают убийство, воровство, прелюбодеяние, сквернословие, пьянство, обжорство, алчность, лживость, расточительство, увеселительные зрелища.

 

[35]Правитель-инок. — Так стали называть Киёмори после принятия им духовного сана.

 

[36]...столичные чиновники отводили глаза... — парафраз текста китайской новеллы «Повесть о вечной печали» Чэнь Хуна (VIII в.), где говорится о высокомерном, заносчивом поведении родичей Ян-гуйфэй, фаворитки танского императора Сюаньцзуна (712— 756).

 

[37]В соответствии с табелью о рангах чиновники обязаны были носить одежду строго определенных цветов.

 

[38]..конец света... — Согласно буддийскому учению неизбежно наступит время, когда учение Будды захиреет, люди перестанут соблюдать его заветы, порядок в обществе нарушится, начнутся всевозможные бедствия и приблизится конец света — «Маппо» (букв.: «Конец Закона»; слово «закон» в буддийской терминологии всегда означает учение Будды). Идея «Маппо» или «Массэ» (букв.: «Конец света») в Средние века усердно пропагандировалась буддийской Церковью и была широко распространена в сознании людей.

 

[39]Тюнагоном с улицы Сакуры... — старший сын Митинори Фудзивары, убитого в 1159 г. в смуту годов Хэйдзи. Брак с сыном участника смуты стал невыгодным союзом для входившего в силу Дома Тайра.

 

[40]Великая богиня Аматэрасу (букв.: «Озаряющая небо») — главное божество синтоистской религии, олицетворение солнца, жизнеутверждающее начало. В японской мифологии она считается прародительницей императорского дома.

 

[41]Кэнрэймонъин — Токуко Тайра (1155—1212), дочь Киёмори Тайра, супруга, затем вдова императора Такакуры (1161 — 1181). Следуя китайской историографической традиции, с самого начала повествования Токуко Тайра именуется почетным титулом Кэнрэймонъин. Этот титул присваивался императрице лишь в том случае, если она являлась матерью совершеннолетнего царствующего императора (в данном случае было сделано исключение, об этом см. примеч. 45). «Ин» — означает «удалившаяся от мира»; первую же часть титула по традиции заимствовали из названий многочисленных ворот в ограде Запретного города. Эти ворота («мон») по традиции носили многозначительные, торжественные названия — Ожидания Мудрости, Приветствия Радости и т. п. «Кэнрэймон» (букв.: «ворота Утверждения Гармонии») и по сей день находятся на южной стороне внутренней дворцовой ограды в г. Киото. Мать страны — неофициальный титул, скорее прозвище той супруги императора, сын которой объявлен наследником престола.

 

[42]Мотодзанэ Фудзивара (1143— 1166).

 

[43]Мотомити Фудзивара (1160—1233).

 

[44]..светлой богини в Ииукусиме... — Синтоистский храм Ицуку-сима на о-ве Миядзима (сейчас — полуостров близ г. Хиросимы) посвящен дочери владыки морей, царя-дракона Сагара. Храм пользовался особым покровительством дома Тайра, богатство которого в значительной степени зависело от контроля над морской торговлей.

 

[45]...супруги младшего ранга. — Жены императоров тоже имели ранги: высший — «кого» (императрица), средний — «тюгу» (букв.: «та, что во дворце»), младший — «него» (букв.: «благородная госпожа»). Звание «него» могли носить также служившие при дворе аристократки. Но наиболее почетным был ранг «монъин» (перед ним добавляли название дворцовых ворот). Такой ранг именовался «инго» (яп.).

 

[46]Золото из Янчжоу... — Перечисление редкостных для Японии изделий, которыми славились отдельные районы Китая, подчеркивает богатство и роскошь дома Тайра, недоступное для других знатных домов. Янчжоу — город в нижнем течении р. Янцзы, славившийся как крупный торговый центр.

 

[47]...вазы для состязания в метании стрел.. — С древних времен в Китае во время пиршеств устраивали игру-состязание «то-уху» (кит.); игроки метали стрелы, стараясь попасть в узкое горлышко вазы. Победившему подносили вино.

 

[48]...рыба превращалась в дракона.. — также одно из развлечений во дворцах Древнего Китая. Сперва профессиональные лицедеи-фокусники плясали в костюме и масках, изображающих рыбу возле источника и водоема (непременного атрибута загородных дворцов в Китае), потом бросались в воду и, вдоволь там наплескавшись, внезапно выскакивали из воды, незаметно для зрителей сменив маску рыбы на маску дракона.

Следует подчеркнуть, однако, что ни та, ни другая игра никогда не практиковалась в Японии. Упоминание о них в данном контексте объясняется, очевидно, только желанием создателей «Повести о доме Тайра» блеснуть своей эрудицией в области древней классической китайской литературы.

 

[49]Один коку — около 150 кг, один кан — 3,75 кг.

 

[50]..имя начинается словом «Ги» — «божество». — В некоторых списках «Повести» слово «Ги» передается другим иероглифом, означающим «искусство». Мы придерживаемся первого варианта.

 

[51]Хотокэ — Будда (яп.).

 

[52]...спой нам песенку имаё! — Имаё, Имаё-ута (букв.: современная песня, песня на новый лад) — лирическая песня, состоящая из четырех или восьми стихов (схема строфы — четверостишие), получившая распространение в Х-ХШ вв. Сохранилось много песен имаё главным образом религиозного содержания, возможно, потому, что бытовые и любовные песни не считались достойными записи. Песня, которую исполняет Хотокэ, — славословие в честь хозяина дома, — типичный образец бытовой народной поэзии.

 

[53]Журавль, черепаха, сосна отличаются долголетием, и потому издавна считалось, что они приносят счастье. Предметы традиционного японского быта и в наше время часто украшены их изображениями.

 

[54]...кто... вместе укрывался под сенью одного дерева... — В образах притчи раскрывается еще одна кардинальная идея буддизма — концепция кармы — причины и следствия. Несколько мгновений, проведенных вместе случайными спутниками под сенью одного дерева, трактуются не как простое, случайное совпадение, а как закономерное следствие каких то причин. Случайная встреча, казалось бы, незнакомых людей указывает, что в минувших перерождениях между ними существовала некая связь. О перерождении, точнее говоря, о круговращении жизни и смерти см. примеч. 58.

 

[55]Время Ткачихе-звезде с Волопасом воссоединиться. — В седьмой день седьмой луны по лунному календарю отмечался праздник двух звезд — Волопаса (звезда Вега в созвездии Орла) и Ткачихи (звезда Альтаир в созвездии Лиры), когда эти звезды максимально сближаются. Древняя легенда китайского происхождения повествует о любви Ткачихи и Волопаса, разлученных по воле Небесного владыки, недовольного тем, что, выйдя замуж, Ткачиха перестала ткать небесную парчу (облака). Отныне им разрешалось встречаться лишь один раз в год, переходя через разделяющую их Небесную реку (Млечный Путь) по мосту, который, слетаясь, образуют для них сороки, сочувствующие влюбленным.

 

[56]..злой дух Мара.. — Злой демон Мара (санскр.) смущает душу верующих, чтобы помешать им обрести рай.

 

[57]Священный обет Амиды. — Будда Амида (санскр. Амитабха) — властитель рая. Этот рай находится в неизмеримой дали на западе и именуется Чистой землей (яп. Дзёдо) в противовес земному миру, полному скверны. Среди сорока восьми священных обетов Амиды особенно популярным был восемнадцатый, в котором он поклялся принять в Чистую землю каждого, кто будет взывать к нему от чистого сердца. Эта идея послужила основой для возникновения отдельной буддийской секты «Дзёдо-сю» — «Учения (о) Чистой земле», окончательно сформировавшейся и ставшей весьма популярной в Х1-ХИ вв. Буддийские доктрины, представленные в «Повести», почти целиком восходят именно к вероучению «Дзёдо-сю». В отличие от более ранних вариантов буддийского вероучения, «Дзёдо-сю» не требовало от верующих ни сурового послушания, ни богатых жертвоприношений, иными словами, отличалось гораздо более общедоступным, если можно так сказать, «демократическим» характером, что и обеспечило этой разновидности буддизма популярность в народе.

 

[58]...как бы долго ни продолжалось круговращение жизни и смерти, сколько бы раз ни довелось умирать и снова рождаться! — Согласно буддийской религии человек проходит ряд перерождений, и от его поведения зависит, в каком из Шести миров ему суждено возродиться к новой жизни. Эти Шесть миров суть Ад, царство Голодных Демонов, царство Скотов, царство демона Асуры, мир людей и, наконец, Небеса (которые, в свою очередь, подразделяются на несколько разрядов, так же, впрочем, как и ад).

 

[59]...возродимся к новой жизни в едином венчике лотоса! — В раю Амиды каждому праведнику уготовано прекрасное сиденье — благоуханная чаша лотоса. Любящие души могут поместиться там вместе. В особенности часто мечтают и молятся об этом любящие супруги.

 

[60]Тамэёси . — Тамэёси Минамото (1096—1156), один из главных участников борьбы во время смуты годов Хогэн (1156). Казнен по приказанию Киёмори Тайра.

 

[61]Ёситомо. — Ёситомо Минамото (1123 —1160), старший сын Тамэёси (см. примеч. 60). В смуту Хогэн сражался на стороне Киёмори Тайра против отца и братьев. Именно ему Киёмори поручил казнить взятого в плен Тамэёси, т. е. родного отца, но Ёситомо удалось уклониться от выполнения этого приказания. Об этом подробно см. «Повесть о годах Хогэн» («Хогэн-моногатари»).

Однако уже через три года, в 1159 г., Ёситомо выступил против Тайра (смута годов Хэйдзи), но потерпел поражение и был убит во время бегства вероломным вассалом. Его старшие сыновья погибли, но младшие уцелели, в том числе тринадцатилетний Ёритомо, будущий диктатор Японии, и самый младший — Ёсицунэ, будущий победитель дома Тайра, в ту пору — грудной младенец. Об этом подробно см. «Повесть о годах Хэйдзи» («Хэйдзи моногатари»).

 

[62]...как будто стояли у края пучины... — Цитата из «Книги песен», древнего собрания китайской народной поэзии XI-VII вв. до н. э. («Ши цзин», «Ода о неправых советниках», II, V, I).

 

[63]...осталась супруга, вдовствующая императрица — Масаруко (иначе — Таси) Фудзивара, дочь Правого министра Кинъёси, принадлежавшего к боковой ветви дома Фудзивара, носившей фамилию Токудайдзи. Род Токудайдзи также был причислен к высшей аристократии, но без права занятия должности регента или канцлера.

 

[64]Гао Лиши — евнух китайского императора Сюаньцзуна (см. примеч. 36), поставлявший красавиц в императорский гарем. Именно он отыскал для Сюаньцзуна красавицу Ян-гуйфэй.

 

[65]Вдова императора Тайцзуна, вдовствующая императрица У Цзэ-тянь вышла замуж за своего пасынка Гаоцзуна. Активно вмешивалась в политические дела и после смерти Гаоцзуна объявила себя императрицей.

 

[66]Император Тайцзун — второй император Танской династии (626-649).

 

[67]Император Гаоцзун — третий император той же династии (649-683).

 

[68]Император Дзимму — легендарный японский император. Согласно японской мифологии по велению богини Аматэрасу сошел с неба на землю и в 660 г. до н. э. основал японский императорский дом, став первым «земным» повелителем Японии.

 

[69]У Сына Неба нет отца и нет матери! — Цитата из китайского сочинения «История северных династий» («Бэй ши»), созданного в эпоху Тан Ли Яныпоу.

 

[70]...стал повелителем десяти тысяч колесниц. — Заимствованное японцами метафорическое название императора, принятое в Древнем и средневековом Китае.

 

[71]Сисиндэн — парадный дворец в дворцовом комплексе Запретного города в столице Хэйан, букв.: «Небесный Чертог», то есть обитель «Владыки Неба», императора.

 

[72]...нарисованы мудрецы и святые — Далее перечисляются герои (некоторые из них — легендарные) древней истории Китая: И Инь — мудрый советник иньского государя Танвана (эпоха Инь — 1401 — 1122 гг. до н. э.): Ди Улунь — добродетельный сановник времен правления позднеханьского императора Чжан-ди (75—88); Юй Ши-нань — мудрый советник танского императора Тайцзуна; Тайгун Ван — наставник чжоуского государя У-вана, содействовавший свержению жестокого деспота последнего иньского государя Чжоу (Синя) и победе У-вана (XI в. до н. э.); Жань Ли-сянынэн — один из «Четырех белобровых старцев», четырех мудрецов Ханьской эпохи: Ли Цзы — министр и сподвижник танского императора Тайцзуна; Сыма — комментаторская традиция не установила личность этого персонажа.

 

[73]...в зале Демонов — полководец Ли, как живой — Военачальник Ли Гуан, служивший при ханьском императоре У-ди (годы правления — 141—87 до н. э.) и отличившийся многократными победами над племенами сюнну (гуннов) на северо-западных границах Ханьской империи. На ширмах, изображающих Ли Гу-ана (находящихся не во дворце Небесный Чертог, как ошибочно указано в тексте «Повести», а во дворце Прохлады и Чистоты), изображен популярный сюжет — Ли Гуан стреляет в камень, по ошибке приняв его за лежащего тигра.

 

[74]Оно-но Тофу (иначе — Митикадзэ из рода Оно, 896—966) — знаменитый каллиграф.

 

[75]Канаока из рода Косэ — основатель средневековой школы живописи, преимущественно религиозного (буддийского) содержания (IX в.). Легенда гласит, что конь, нарисованный им в храме Ниннадзи в г. Хэйан, каждую ночь оживал и носился по окрестностям.

 

[76]Чжоу-гун , по имени Дань, младший брат основателя Чжоус-кой династии У-вана (см. выше) — дядя малолетнего правителя Чжоуского Чэн-вана, сына У-вана, которого он наставлял на путь добра, историческая традиция рисует его добродетельным мудрецом.

 

[77]Чжоуский Чэн-ван — правитель древнего китайского царства Чжоу (II тыс. до н. э.).

 

[78]Монастырь Энрякудзи — буддийский монастырь, расположенный к северу от столицы Хэйан (современный г. Киото на горе Хиэй, иначе Хиэйдзан), основанный в 785 г. (по японскому летосчислению— в 4-м году Энряку; отсюда название) монахом Сайте (767—822, посмертное имя Дэнгё-дайси), одним из ведущих деятелей буддийской церкви в эпоху раннего Средневековья в Японии. Центр буддийского вероучения Тэндай (букв.: «Оплот Небес»), встретившего резкую оппозицию со стороны ранее утвердившихся в Японии буддийских сект Кэгон, Хоссо и др.

Монастырь Энрякудзи, своеобразный «научный центр» Средневековья, воспитавший многих идейных лидеров XII, XIII, XIV вв. — Хонэна, Синрана, Догэна, Нитирэна и др., — был крупной феодальной единицей, обладавшей экономической и военной мощью, располагал многочисленными отрядами воинственных монахов («со хэй») и активно участвовал в политической жизни. Добиваясь каких-либо своих требований, монахи нередко устраивали форменные набеги на столицу, наводя ужас на ее жителей. Конец могуществу монастыря Энрякудзи положил только в 1571 г. Ода Нобунага, один из объединителей страны, который после осады сжег монастырь дотла. С окончанием феодальной раздробленности страны монастырь Энрякудзи, хотя и отстроенный заново, утратил политическое значение.

 

[79]Монастырь Кофукудзи в г. Наре (г. Нара, столица Японии в VIII в., расположен к югу от столицы Хэйан (Киото); отсюда название «Южная столица») заложен в VII в. Каматари, основателем аристократического рода Фудзивара, и считался как бы «семейным» храмом этого дома. Монастырь процветал по мере усиления рода Фудзивара, обладал обширными землями и, так же, как монастырь Энрякудзи, располагал значительными отрядами монахов-воинов. Центр буддийского вероучения Хоссо, проникшего в Японию еще в VI в.

 

[80]Великий Восточный храм Тодайдзи основан в 728 г. в г. Наре. Центр буддийского вероучения Кэгон. Воздвигнутая в этом храме в 741 г. бронзовая статуя Будды (санскр. Маха-Вайрочана, яп. Бирусяна, сокр.: Русяна; букв.: «Светоносный», «Озаряющий весь мир», «Лучезарный») является самым большим в мире металлическим изваянием Будды, имеет 16,9 м высоты. Также, как монастыри Энрякудзи и Кофукудзи, Великий Восточный храм обладал значительной экономической и военной мощью.

 

[81]Обитель Миидэра (букв.: «храм Трех Источников»; другой вариант названия — «храм Святого Источника». Официальное название Ондзёдзи — «Несокрушимый вертоград»). Основан во 2-й половине VII в. в живописном месте на берегу оз. Бива, у города (в те времена — селения) Оцу, неподалеку от г. Киото. Расцвет и усиление могущества этого монастыря наступили в середине IX в. и связан с деятельностью монахов Кёдая и Энтина (посмертное имя последнего — Тисё-дайси). Энтин, выходец из монастыря Энрякудзи, покинул гору Хиэй и обосновался в обители Миидэра из-за расхождений по вопросам монастырского устава и ритуала. С тех пор между обителью Миидэра и монастырем Энрякудзи не прекращались распри, несмотря на то что оба монастыря фактически принадлежали к одному и тому же вероучению Тэндай, хотя и расходились по вопросам второстепенного характера. Достаточно сказать, что монахи Энрякудзи свыше пяти раз нападали на обитель Миидэра и всякий раз сжигали ее дотла.

 

[82]Вода символизирует монастырь Кофукудзи, солнце — монастырь Энрякудзи.

 

[83]Храм (монастырь) Киёмидзу (букв.: «Чистый Источник») основан в 798 г. и живописно расположен на весьма крутом склоне небольшой горы Киёмидзу, к востоку от столицы Хэйан. Пользовался большой популярностью не только в дворцовых кругах, но и в народе. Подведомственный монастырю Кофукудзи в Наре, храм Киёмидзу также принадлежал к секте Хоссо и потому тоже не раз подвергался нападениям монахов горы Хиэй, сжигавших как самый храм, так и кельи монахов. Храм посвящен богине Каннон.

 

[84]...в час Коня... — в 12 часов дня.

 

[85]Богиня Каннон (иначе — Кандзэон: санскр. Авалокитешвара: букв.: «внимающая звукам мирским»). — Название Кандзэон, или, сокращенно, — Каннон является переводом этого понятия на язык китайских иероглифов.

Бодхисатва — в буддизме Махаяны «праведник, достигший совершенной мудрости» благодаря соблюдению шести добродетелей (санскр. Сад-парамита; яп. Року-харамицу, сокр.: Рокухара). Буддийские божества-бодхисатвы могли бы пребывать в совершенном покое (нирване), но, движимые любовью и состраданием, являют себя в мире, чтобы помочь людям обрести путь к спасению, т. е. к избавлению от страданий земной жизни (напр., бодхисатвы Каннон, Мондзю, Фугэн, Мироку, Дзидзо, Сэйси и др.),

Бодхисатва Каннон мыслился в Китае и в Японии в женском облике, в виде прекрасной богини, милосердной и всепрощающей, заступницы обиженных и несчастных, своего рода «дальневосточной Девы Марии». Ее часто изображали со множеством рук — символом ее всемогущества («Тысячерукая Каннон») или с несколькими головами, повернутыми во все стороны в знак того, что ей видно и слышно все («Одиннадцатиликая Каннон»).

 

[86]...отбыл в свой дворец-храм Обитель Веры, Ходзюдзи. — Так именовалась резиденция бывшего императора Го-Сиракавы, так как среди многочисленных строений, располагавшихся на территории резиденции, находился небольшой буддийский храм, именовавшийся Обитель Веры, и вдобавок сам прежний император Го-Сиракава после принятия пострига именовался «государем-иноком». Отсюда название храма Обитель Веры стало обобщенным названием всей его резиденции.

 

[87]...боги и будды... — Боги — божества исконной японской религии Синто; будды (букв.: «просветленные»), т. е. уже обретшие вечную жизнь праведника, число которых неисчислимо. Последним буддой был Шакья-Муни, явившийся в земном воплощении, чтобы указать людям путь к спасению, следующим буддой станет через миллиарды лет бодхисатва Майтрея (яп. Мироку) и т. д.

 

[88]Церемония Очищения. — Перед вступлением на трон будущий император совершал омовение на берегу р. Камо в столице. Этот обряд, уходящий корнями в глубокую древность, сопровождался сложным ритуалом.

 

[89]Великая церемония Первого Подношения риса — торжественная церемония, совершавшаяся лишь однажды, при вступлении на царство (в отличие от обычной, совершавшейся ежегодно). Император подносил вареный рис и сакэ богам Неба и Земли.

 

[90]Государыня Кэнсюнмонъин — Сигэко Тайра, последняя супруга императора Го-Сиракавы, взятая вопреки многовековой традиции не из аристократического дома Фудзивара, а из самурайского сословия, ранее презираемого, — явное свидетельство растущего могущества дома Тайра и всего самурайства в целом. Сигэко была младшей (сводной) сестрой супруги Киёмори Тайра, госпожи Ниидоно.

 

[91]Ян Гочжун — брат Ян-гуйфэй (дамы Ян), фаворитки танского императора Сюаньцзуна (см. примеч. 36), пользовался огромной властью.

 

[92]Садамори. — Садамори Тайра с отрядами своих воинов уничтожил восставшего в 940 г. Масакадо Тайра (см. примеч. 6); за эту заслугу получил должность правителя земли Муцу (на северо-востоке о-ва Хонсю).

 

[93]Хидэсато. — Хидэсато Фудзивара вместе с Садамори воевал против Масакадо Тайра и собственноручно отрубил голову Масакадо, когда тот, раненый, упал с коня; в награду получил должность правителя земли Симоцкэ.

 

[94]Ёриёси. — Ёриёси (иначе — Райги) Минамото (995 — 1082); воевал в северо-восточных областях Японии (земля Муцу) против Ёритоки Абэ, отказавшегося подчиняться правительству в столице Хэйан. Военные действия длились с перерывами девять лет (фактически даже больше — двенадцать) и закончились разгромом восставших. В истории Японии эти события известны под названием Девятилетней войны. В награду Ёриёси получил четвертый придворный ранг (младший) и должность правителя земли Иё (современная префектура Эхимэ, о-в Сикоку).

 

[95]Садатоо и Мунэтоо — сыновья восставшего Ёритоки Абэ. Погибли вместе с отцом.

 

[96]Ёсииэ — Ёсииэ Минамото (1041 — 1108), старший сын Ёриёси (см. примеч. 94). С пятнадцати лет участвовал в походах отца против Абэ и проявил большую сноровку в военном деле. При обряде совершеннолетия взял себе имя Таро Хатиман (букв.: Старший Сын (бога) Хатимана). С него началось возвышение феодального дома Минамото.

 

[97]Такэхира и Иэхира. — Иэхира (племянник) и Такэхира (дядя) из старинного знатного рода Киёхара; первоначально участвовали в походах ёсииэ, Таро Хатимана (см. примеч. 96), но затем отказались ему повиноваться и в течение трех лет воевали против него на северо-востоке страны, в краю Дэва.

В истории Японии эти события известны под названием Трехлетней войны. После длительной осады Ёсииэ удалось овладеть укрепленной усадьбой Иэхиры (1087). Иэхира и все его родичи погибли. На этом прекратила существовать северо-восточная ветвь рода Киёхара.

 

[98]...совершеннолетия государя Такакуры... — В отличие от Китая в Японии не был установлен возраст, когда наступало совершеннолетие, отмечавшееся соответствующим обрядом. «Совершеннолетним» мог стать десятилетний и даже восьмилетний ребенок, который тем не менее с этого момента уже считался «взрослым». Император Такакура (годы правления 1169—1180) стал «совершеннолетним» в возрасте восьми лет.

 

[99]Министр Моронага как сын Ёринаги Фудзивары (1120— 1156), одного из главных участников так наз. смуты годов Хогэн (см. примеч. 23), в 1156 г. был сослан в край Тоса (о-в Сикоку), но в 1164 г. прощен и по возвращении в столицу получил должность Среднего, а затем и Главного министра (1177). Однако вскоре по приказу Киёмори Тайра снова был сослан и снова возвращен после смерти последнего.

 

[100]Вельможа Дзиттэй. — Дзиттэй (иначе — Санэсада) Токудайдзи, родной брат «дважды императрицы» Масарутсо (см. примеч. 63).

 

[101]Тюнагон Канэмаса. — отпрыск другой боковой ветви дома Фудзивара, носившей фамилию Кадзанъин.

 

[102]Дайнагон Наритика — Наритика Фудзивара (1138—1178). За участие в смуте Хэйдзи (см. примеч. 10) был сослан, однако вскоре прощен. Служил при дворе императора Го-Сиракавы, получил звание дайнагона.

 

[103]Храм бога Хатимана. — Бог Хатиман считался покровителем воинов. Под этим именем почитается дух легендарного императора Одзина (201—310), обожествленного после смерти. Один из трех главных храмов, посвященных Хатиману, находился близ столицы Хэйан, на склоне горы Мужей Отокояма.

 

[104]...читать... от начала и до конца всю Великую сутру Высшей мудрости (яп. Дайхання-харамитта-кё, санскр. Маха-прадж-на-парамита-сутра). — Под этим наименованием объединены шестьсот отдельных буддийских сочинений, возникших в разных районах Индии в разное время, начиная с I в. н. э. Переведены на китайский язык известным буддийским монахом Сюаньц-заном (VII в.) — Высшая Мудрость, Высший Разум (яп. «хання», санскр. «праджна»).

 

[105]Два храма Камо, Нижний и Верхний, в селении Камо, в окрестностях столицы, были посвящены богам-покровителям столичного града Хэйан: Нижний — богине Тамаёри-химэ, матери легендарного первого императора Дзимму, Верхний — другому ее сыну, богу Вакэ-Икадзути.

 

[106]Демон тьмы Дакини — злой дух ночной тьмы, обладающий способностью предугадать точное время смерти человека за шесть месяцев до кончины и наделяющий этой способностью того, кто к нему взывает и ему поклоняется.

 

[107]Князь Сигэмори Комацу (1138— 1179) — старший сын и наследник Киёмори Тайра, часто именуется в эпосе князем Комацу по названию его-усадьбы в г. Хэйан, где он жил отдельно от других родичей Тайра. В средневековой Японии, как, впрочем, и в других странах в эпоху феодализма, часто именовали знатных людей не личным именем, а по названию принадлежавшей им усадьбы или земельных владений.

 

[108]...происходил — из дама Токудайдзи... — т. е. из одного из ответвлений рода Фудзивары, ведущего начало от Киндзанэ Фудзивары (1053—1107), впервые получившего фамилию Токудайдзи.

 

[109]Преподобный Дзёкэн, сын покойного сёнагона Синдзэя... — Синдзэй — монашеское имя вельможи Митинори Фудзивары. Убит в 1159 г., в смуту Хэйдзи, одним из главных участников которой он был.

 

[110]7дм — единица измерения тканей, один тан — 10,6 м.

 

[111]Дайнагон Садафуса — сын Правого министра Масасады Минамото.

 

[112]Левый министр Цунэмунэ — Цунэмунэ Фудзивара.

 

[113]...в прошлом вассалы покойного Синдзэя. — Синдзэй — монашеское имя вельможи Митинори Фудзивары. Убит в 1159 г., в смуту Хэйдзи, одним из главных участников которой он был.

 

[114]Церемония Изгнания зла ежегодно отмечалась во дворце в последний день двенадцатой луны для удаления духов зла (яп. «Они-ярай»).

 

[115]...от счастливых времен мудрого Шао-гуна... — Шао-гун — другой младший брат основателя династии Чжоу, У-вана (XI в. до н. э.). Историческая традиция рисует его справедливым судьей, мудро решавшим споры между людьми под сенью дикой яблони (см. также примеч. 72).

 

[116]Белая гора, Хакусан (иначе Сирояма) — одна из трех «священных» горных вершин Японии (две другие — Фудзи и Татэяма). Здесь издавна селились отшельники, монахи-аскеты. Стала религиозным центром с VIII в.

 

[117]Священный ковчег. — Самой большой святыней синтоистского храма считался ковчег, в котором обитает «божественный дух». Ковчег богато украшали позолотой, резьбой и т. п. Монахи нередко использовали эту святыню, внушавшую благоговейный страх, как своеобразное средство давления при предъявлении разного рода требований.

 

[118]..поместили в храме Мародо... — У подножья горы Хиэй расположены семь синтоистских храмов — Оомия, Ниномия, Маро-одо и др., посвященных различным синтоистским божествам, в том числе богине Солнца — Аматэрасу.

 

[119]...на Белой горе, Хакусан... — На Белой горе, Хакусан (иначе — Сирояма), находится храм, посвященный синтоистскому богу Ид-занаги, прародителю многих синтоистских богов.

 

[120]...узы, соединяющие родителей и детей. — В одном из японских мифов рассказано о чудесном рождении богини Солнца Аматэрасу из правого глаза бога Идзанаги. Таким образом, бог Идзанаги является отцом, а богиня Аматэрасу — его дочерью.

 

[121]...повстречал своих правнуков в седьмом колене... — В народном сказке о рыбаке Урасима (правильное наименование — Урасима из Мидзуноэ), записанной во многих древнейших памятниках японской письменности, говорится о том, как рыбак Урасима пробыл три года в гостях у царя подводного мира; когда он вернулся на землю, оказалось, что прошло несколько веков и вместо своих родных он встретил своих потомков в седьмом колене.

 

[122]...превыше радости сына, покинутого отцом еще до рождения... — В одном из эпизодов, рисующих житие будды Шакья-Муни, говорится, что когда Шакья-Муни, в поисках просветления, покинул дом и семью, его супруга Ясодхара (яп. Ясюдара) ждала рождения ребенка. Рахула (яп. Рагора), сын Шакья-Муни, родился и вырос без отца. Став взрослым, он приобщился к буддийскому учению, сделался ревностным буддистом и пришел на Орлиный пик, где будда Шакья-Муни читал проповеди ученикам. Здесь впервые состоялась встреча отца и сына.

 

[123]Орлиный пик (санскр. Гридхракута, яп. Рёдзюсэн) — горная вершина к северо-востоку от столицы древнего индийского царства Магадха в Центральной Индии (современный штат Бихар), где, по преданию, проповедовал Будда.

 

[124]Министр-казначей Тамэфуса. — По требованию монахов Тамэфуса Фудзивара был сослан в 1092 г. в край Ава (о-в Сикоку); Сузнака Фудзивара в 1105 г. также подвергся ссылке по настоянию монахов. Он был сослан в край Суо (современная префектура Ямагути).

 

[125]Высшие избегают советовать, опасаясь лишиться щедрых окладов... — парафраз стихотворения, написанного на китайском языке Ясуганэ ёсисигэ и озаглавленного «Высочайший указ о наградах вассалам». Стихотворение помещено под № 2 в поэтическом сборнике «Хонтё-мондзуй>> („Литературный изборник нашей страны“, 1064) — одном из наиболее значительных памятников поэзии на китайском языке, созданной японцами в Средние века.

 

[126]Масафуса Оэ был министром-казначеем, затем — правителем Дадзайфу (1041 —1111).

 

[127]Бог Хиёси — синтоистское божество, бог — покровитель горы Хиэй. Под названием Хиёси (другие названия — Хиэ, Сан-но — букв.: «Владыка горы» ) подразумевался один из главных богов синтоистского пантеона бог Окуни-нуси (букв.: «Хозяин страны»). Храм, посвященный этому божеству, находился на восточном склоне горы Хиэй задолго до создания там буддийского монастыря Энрякудзи. Монахи Энрякудзи продолжали почитать исконного японского бога Хиёси, покровителя Святой горы Хиэй.

 

[128]Дзюдзэндзи, Мародо, Хатиодзи — названия синтоистских храмов, разбросанных по склонам горы Хиэй (всего их было семь) и посвященных синтоистским (японским) богам.

 

[129]...в час Дракона... — в 8 часов утра.

 

[130]Швейная палата. — Так называлось помещение у северной ограды дворцового комплекса, где находилось учреждение, ведавшее изготовлением придворных одежд.

 

[131]Цунэмото (894—961) — внук императора Сэйвы. Участвовал в подавлении мятежей Масакадо (940) и Сумитомо (941). За эти заслуги впервые получил для себя и своих потомков наследственное фамильное имя Минамото, став, таким образом, основателем главной ветви этого феодального дома, получившей название Сэй-ва-Гэндзи, т. е. Минамото, ведущие свой род от императора Сэйва («Гэндзи» — китаизированное чтение иероглифов, которыми пишется фамилия Минамото).

 

[132]Курандо — придворное звание. Институт курандо («Курандо-докоро») был создан на рубеже 1Х-Х вв. на правах личного секретариата императора, ведавшего его делами и личными средствами (отсюда название «курандо», букв.: «казначей»). Однако впоследствии «курандо-докоро» превратилось в весьма влиятельный орган, стоявший, хоть и неофициально, над прочими ведомствами, в том числе и над Государственным советом.

 

[133]Шестирукая Каннон-Нёирин (санскр. Чинтамани-чакра) — одно из традиционных изображений бодхисатвы Каннон. Изображена шестирукой, в первой правой руке держит волшебный, заостренный кверху шар с языками пламени над ним (санскр. Чинта-мани), обладающий способностью выполнять любое желание («ней» — букв.: «согласно воле»), в другой — колесо («хорин» — букв.: «колесо закона»), означающее, что закон Будды вечно в движении, способен, как колесо, подминать и сокрушать все силы зла.

 

[134]Принц крови, преподобный Какукай. — Высшими иерархами буддийской церкви, как правило, становились младшие сыновья императора. Какукай был седьмым сыном императора Тобы. Указ, дающий право считаться принцем крови, давался таким сыновьям лишь после пострижения в монахи, а в монастыри их отдавали с юных лет.

 

[135]Гёгэн — сын регента Мородзанэ Фудзивары, учитель Какукая, был первосвященником секты Тэндай.

 

[136]...не смел более пользоваться ни водой, ни огнем — Одно из наказаний в средневековой Японии состояло в том, чтобы лишить осужденного возможности пользоваться водой, дровами, древесным углем.

 

[137]Тюнагон Нагаката — Нагаката Фудзивара назначен советником в 1181 г.

 

[138]Закон велит заменять смертную казнь ссылкой... — Согласно «Установлениям годов Энги» («Энги-сики», IX в.) наиболее суровое наказание духовным лицам за тяжкие преступления назначалось в виде ссылки в такие отдаленные по тем временам местности, как Идзу, Ава, Хитати, Тоса, о-в Садо и о-в Оки.

 

[139]Буддийское вероучение Сингон (букв.: «Слово Истины», «Истинное слово») основано в Японии монахом Кукаем (посмертное имя Кобо-дайси, 774—835), учившимся в Китае. Возвратившись оттуда в 806 (807?) г., Кукай стал усердно распространять доктрины Сингон. В основе этих доктрин, подчеркивающих значение первоисточников — «подлинных слов Будды», лежат поучения, изложенные в первую очередь в трех сутрах «Дайнити-кё», «Кон-го-кё» и «Сосицудзи-кё», несущих на себе значительную печать влияния индуистского пантеизма (санскр. названия «Вайрочана-сутра», «Ваджрасэкхара-сутра» и «Сусидхикара-сутра» ).

В первых двух сутрах мироздание изображается как присутствие будды Вайрочана в сокровенной сути каждого живого существа и явления, развивается и поясняется учение, рассматривающее Вселенную как проявление будды Вайрочана. Третья («Сусидхикара-сутра») обещает постижение истин, изложенных в двух предыдущих сутрах, посредством эзотерической практики, подробно разъясняет обряды — пострижения, возжигания священного огня, молитв, медитации и т. д.

Космический, «солнечный» характер будды Вайрочана (санскр., букв.: «Лучезарный», «Светоносный») позволил японским приверженцам вероучения Сингон отождествить его с высшим синтоистским божеством богиней Солнца Аматэрасу; ее стали считать как бы «местным» воплощением будды Вайрочана, а санскритское слово «Вайрочана» переводить японскими словами «Дайнити» — «Великое солнце». Эта концепция легла в основу дуализма религии Синто, привела к слиянию буддизма и синтоизма, позволив им сосуществовать, не отрицая друг друга.

 

[140]Храм Небесных Владык Тэннодзи... — Храм Тэннодзи (точнее— Си-Тэннодзи, храм Четырех Небесных Царей — защитников буддизма) — один из старейших буддийских храмов, построенный в 593 г. принцем Сётоку в краю Сэтцу (близ современного г. Осака). Любопытно, что для постройки этого храма велено было использовать строительный материал, взятый из разрушенного дома Мо-рия Мононобэ, непримиримого противника буддизма, после того как он потерпел поражение в борьбе за власть и был убит в 587 г. (см. также примеч. 41, свиток четвертый).

 

[141]..Ясутика Абэ, глава Ведомства астрологии и гаданий... — Древнекитайское натурфилософское учение о двух началах Инь-Ян в средневековой Японии свелось к астрологии, геомантике и всякого рода ворожбе. При дворе существовало специальное ведомство, где служили жрецы-гадальщики, которые занимались различного рода предсказаниями — указывали «счастливые» и «несчастливые» дни, «счастливое» или «несчастливое» направление пути, грядущие «счастливые» или «несчастливые» события. Жрецы Инь-Ян пользовались непререкаемым авторитетом, их предсказания не подвергались ни малейшим сомнениям. Должность главы этого ведомства была наследственной в семействе Абэ, ведущем свой род от знаменитого звездочета Саймэя Абэ (ум. в 1005 г.).

 

[142]В первой части сего имени сияют луна и солнце... — Имя Мэйун пишется двумя иероглифами: первый — «мэй» (ясный, чистый) состоит из двух компонентов — «луна» и «солнце», второй — «ун» — означает «облака, тучи». Облака, тучи могут скрывать луну и солнце, следовательно, по суеверным представлениям того времени, такое имя могло предвещать несчастье.

 

[143]Пагода Мондзю — пагода, посвященная бодхисатве Мондзю (санскр. Манджушри), олицетворяющему мудрость и действенность буддийского вероучения. Мондзю часто изображают верхом на льве, символизирующем грозную, непреодолимую силу этой всепроникающей высшей мудрости.

 

[144]Закон Триединства (букв.: «Триединство в едином сердце»; яп. «Иссин-санган») — определенный метод медитации вероучения Тэндай, при котором все явления рассматриваются одновременно в трех различных аспектах, а именно: поскольку каждое явление есть результат длинного ряда первопричин, оно по самой сути своей лишено постоянства и, следовательно, представляет собой пустоту (яп. термин «ку»); тем не менее эта «пустота» является хоть и временным, мгновенным, но реальным бытием, формой («кэ»). Таким образом, поскольку каждое явление есть сочетание «пустоты» и «формы», его следует рассматривать как нечто находящееся посредине между этими двумя крайностями («тю»). Все эти три аспекта взаимосвязаны и указывают на истинную суть каждого явления — его зависимость от закона причинности и временную краткость, недолговечность его существования. Эта доктрина считается одной из важнейших в вероучении Тэндай, постижение ее достигается с помощью религиозной практики, в том числе медитации.

 

[145]Мамё-бику (санскр. Ашвагхоша, 100—60 гг. до н. э.) — индийский поэт, основоположник художественной литературы на языке санскрите, создатель первых драматургических произведений на этом языке, автор эпической поэмы «Буддхачарита», воспевающей житие Будды, и многих других произведений, в том числе комментариев к сутрам. Был ревностным приверженцем буддизма Махаяны.

 

[146]Гисин (730—833) — буддийский монах, первый настоятель монастыря Энрякудзи, сподвижник Сайте (Дэнгё-дайси), основателя вероучения Тэндай в Японии.

 

[147]...на женщине тяготят Пять Запретов... — Пять Запретов (точнее — Пять Помех) означают, что в процессе круговращения жизни и смерти женщина по самой своей природе лишена возможности перевоплотиться в будд, а также в богов Индру, Брахму и др.

 

[148]И Син — (яп. Итигё), китайский ученый (688—727), выдающийся астроном, реформатор лунного календаря, принятого также и в Японии (с 763 г.). Переводчик буддийских сутр, учился непосредственно у индийских буддистов, монахов Ваджрабодхи и Субхакарасимха, долгое время живших в г. Чанъани, столице Тан-ской империи (ныне г. Сиань в Северо-Западном Китае). И Син был основоположником эзотерического буддийского учения Чжэньянь (яп. Сингон) в Китае, а также ученья Чань (санскр. Дхя-на, яп. Дзэн).

 

[149]Храм Кокубундзи — букв.: «Краевой», или «Поземельный». В 737 г. во время моровой язвы, унесшей множество жизней, было решено для избавления от напасти создать буддийские храмы-монастыри (мужские и женские) в каждой из 66 земель (краев), на которые делилась тогда Япония. Эти храмы получили название Краевых, или, иначе, Поземельных.

 

[150]Сяку — один сяку равен 30,3 см.

 

[151]Страна Кухара — древнее, заимствованное из Китая, общее название земель на территории Центральной и Малой Азии.

 

[152]Девять светил — Солнце, Луна, Марс, Меркурий, Юпитер, Венера и две воображаемые звезды Раго и Кэйто (санскр. Раху и Кэту), которые якобы иногда заслоняют (в древнеиндийских легендах — заглатывают) Луну и Солнце, из-за чего происходят солнечные и лунные затмения. По этим звездам гадали в Древней Индии. В Японии жрецы Инь-Ян тоже гадали по этим звездам.

 

[153]Мандала (букв.: сущность) — символическая картина, призванная графически изобразить космическую природу будд, бодхисатв и других божественных существ. Священная картина мандала, непременный атрибут буддийского храма, считается символом Вселенной (мироздания) и призвана способствовать сосредоточению духа во время медитации.

 

[154]Зеленела листва, распускались цветы орхидеи... — Отрывок из китайского сочинения «О политике в годы под девизом Чжэнь-Гуань» (627-649), глава «Предостережения»; тот же текст имеется в китайском сочинении «Образец для государя» (яп. «Тэйхан»), приписываемом танскому императору Тайцзуну и будто бы предназначенном в назидание наследнику престола.

 

[155]Покойный вельможа Касэй — Касэй (иначе Иэнари) Фудзивара, в свите которого состоял в отроческие годы Киёмори Тайра.

 

[156]...гэта на высоких подставках... — Деревянную обувь тэта на высоких подставках надевали, чтобы уберечься от уличной грязи; тем самым Сайко подчеркивает, что Киёмори, по бедности и незнатности, не имел ни коня, ни кареты и вынужден был ходить пешком.

 

[157]...от широкого проезда Красной Птицы, Сусяку — Сусяку (иначе — Судзяку, Сусяка, Судзяка), букв.: «Красная птица» (кит. Чжуцзяо) — символ юга в древнекитайской мифологии.

Широкий прямой проспект, начинавшийся от центральных ворот Сусяку-мон на южной стороне внешней ограды Запретного города (дворцового комплекса), пересекал столицу Хэйан в южном направлении и назывался дорогой Красной Птицы, симметрично разделяя город на восточную и западную половины.

 

[158]Хакама — широкие штаны, заложенные у пояса глубокими складками. Парадная одежда, которую носили как мужчины, так и женщины.

 

[159]Демоны Ахо и Расэцу — подручные царя преисподней Эмма (санскр. Яма); у них бычьи и конские головы, вместо ступней копыта, в руках железные вилы, которыми они терзают грешников.

 

[160]...Сяо и Фань томились в темнице... — Цитата из письма китайского полководца Ли Лина, долгие годы до самой смерти прожившего в плену у сюнну (гуннов). Это письмо, под заглавием «Ответное послание Су У», помещено в китайской антологии «Вэньсюань» («Литературный изборник», ок. 530 г.) — собрания стихов и прозы, весьма популярном в период раннего Средневековья в Японии и оказавшем большое влияние на развитие в Японии литературы (стихов и прозы) на китайском языке.

Чао Цо (275 — 154) — ханьский сановник, служивший императорам Вэнь-ди и Цзин-ди. Казнен по требованию нескольких князей, недовольных попытками Чао Цо ограничить их власть. Чжоу — Чжоу Бо (II в. до н. э.) помог восшествию на престол императора Вэнь-ди (правил с 180 по 157 г. до н. э.), но вскоре был оклеветан и подвергся опале. Военачальник, князь Вэй — Вэйци-хоу (личное имя — Доу Ин), ханьский полководец и министр (II в. до н. э.), был казнен по клеветническому доносу одного из своих соратников.








Date: 2015-12-12; view: 202; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.225 sec.) - Пожаловаться на публикацию