Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Архивы и проекты архивных реформ в XIX - начале XX веков





 

Первая четверть XIX века. В начале XIX века сеть высших и центральных учреждений подверглась преобразованиям. Эта реорганизация повлекла и изменения в архивном деле. В 1802 году в России создаются министерства и Комитет министров, а при них складываются комплексы документов и формируются архивы. Создание министерств положило начало множественности и дробности ведомственных архивов. При министерствах создавались департаменты, при каждом из них - свой архив. Таким образом, в каждом министерстве существовало по нескольку архивов, полностью зависевших от канцелярий министров и от директоров департаментов, что пагубно отражалось на состоянии архивов.

Такая же дробность и множественность, узкая ведомственность характеризовала и архивы в провинции.

Архивы высших учреждений. Значительные комплексы документов откладывались в этот период в архивах высших учреждений. В частности, в архиве Комитета министров (1802-1906) откладывались журналы заседаний, отчеты министров, губернаторов, градоначальников, представления ведомств и другие документы. В архиве Государственного совета (1810-1917) откладывались законопроекты, именные указы, мемории и мнения общего собрания Государственного совета и его структурных частей, фонды других учреждений. Продолжали отлагаться ценные документы (например, письма и донесения русских военачальников, и другие) и в Собственной его императорского величества канцелярии.

Архивы центральных и местных учреждений. Ценные исторические документы откладывались в архивах созданных в 1802 году министерств и их департаментов - по соответствующим направлениям их деятельности: архив Министерства внутренних дел хранил документы по управлению страной, архив Министерства иностранных дел - по истории внешней политики, архив Министерства народного просвещения - освещал организацию учебных заведений, деятельность ученых обществ и другие сферы просвещения и образования, архив Министерства финансов хранил документы о финансовом состоянии страны, архивы Военного и Морского министерств - документы об организации армии и флота, войнах, и так далее.

Изменения мало коснулись архивов на местах. Однако их характеризовала дробность, ведомственность. Если указами 1798 и 1800 годов предполагалось создание трех архивов в каждой губернии - при губернском правлении, судебной палате, казенной палате, - то по теперь архивы существовали при каждом присутственном месте. Плохо обстояло дело в провинции с помещениями для архивов. Их складировали в пустых, заброшенных, неприспособленных помещениях. Например, архивные документы складывали в “триумфальные арки”, построенные в 1812 году в Сибири после заявления Александра I о том, что он скорее уйдет в Сибирь, чем подпишет мир с Наполеоном. Из этих беспризорных помещений документы растаскивали, продавали на базарах (так, на базаре продавались мемории экспедиции Беринга, донесения воевод царям Петру и Ивану), местные жители использовали документы для оклеивания окон.

Исторические архивы. В первой половине XIX века возникли несколько новых военно-исторических архивов. Созданное в 1797 году Депо карт в начале века стало получать также текстовые документы по военной истории. В 1812 году оно было включено в состав учрежденного при Военном министерстве Военно-топографического депо в качестве его архива. В 1810 году в Депо карт были переданы многие материалы Военного министерства, а уже во второй четверти XIX века - военные материалы кабинета Александра I (в 1827 году), в 1837 году - документы фельдмаршала Остен-Сакена, дела из канцелярий Н.П.Румянцева и А.А.Безбородко, в 1850 году - собрание документов военного историка генерала А.И.Михайловского-Данилевского, бывшего в 1812 году адъютантом М.И.Кутузова. К середине века в архиве будет уже более 47 000 карт. Здесь будут сконцентрированы материалы по военной истории России за XVIII - первую половину XIX веков.

В 1819 году был учрежден еще один военный исторический архив - Московское отделение архива инспекторского департамента (позже назывался Московское отделение Общего архива Главного штаба или Лефортовский архив), он был создан для хранения документов Военной коллегии, Военного министерства до 1812 года, канцелярий военачальников, штабов армий, военных соединений и так далее. Вскоре в него стали поступать документы, созданные после 1812 года, из переполненного Архива инспекторского департамента в Петербурге.

Так в Военном министерстве возникли два крупных хранилища военных документов: в одном хранились картографические материалы, документы стратегического и оперативного характера, труды по военно-исторической мысли; во втором - военно-административные, военно-хозяйственные документы.

Архивы в период Отечественной войны 1812 года. Тяжелый урон архивам нанесла война. Архивам российских столиц пришлось пережить эвакуацию и оккупацию. Петербургские архивы были подготовлены к эвакуации с большим опозданием. Была эвакуирована часть Петербургского сенатского архива (36 ящиков с документами), очень небольшая часть Петербургского архива старых дел (лишь 8 ящиков - в основном дела Тайной экспедиции Сената). Их документы должны были быть отправлены на Белое озеро. Но отправку затянули, грянули ранние морозы, и документы пришлось складировать близ Онежского озера в крестьянском амбаре. Весной 1813 года они были возвращены в Петербург.

Из Москвы эвакуировали также небольшую часть архивов, причем, также с опозданием, несмотря на то, что уже была известна печальная судьба архивов Смоленска, уничтоженных почти полностью. Вывезли важнейшие документы Московского архива коллегии иностранных дел (120 подвод, на которых увезли 105 больших сундуков и коробов) - во Владимир, а затем в Нижний Новгород (эти документы вернулись в Москву в январе 1813 года). Туда же была вывезена весьма незначительная часть документов Московского архива старых дел (лишь на 40 подводах - 6 миллионов единиц хранения: именные указы, жалованные грамоты, секретные документы). Эвакуировали часть дел Разрядно-Сенатского архива (300 подвод) - сначала в Нижний Новгород, затем в Казань. Не был эвакуирован Поместно-Вотчинный архив. Зато Межевому архиву для эвакуации было выделено 900 подвод, и были вывезены почти все ценные дела.

Неэвакуированные московские архивы сильно пострадали во время французской оккупации. Почти месяц в здании Московского архива коллегии иностранных дел размещались французские солдаты. Сильно пострадали и неэвакуированные документы Разрядно-Сенатского, Поместно-Вотчинного, Межевого и других архивов. Архивные документы сжигали на бивуачных кострах, выбрасывали дела во рвы вокруг Кремля и внутренние дворы. Часть документов была растащена и использовалась в качестве оберточной бумаги. Пропали также многие описи и алфавиты. Трагична была судьба неэвакуированных частновладельческих архивов и коллекций: они погибли в московском пожаре, в том числе коллекции А.И.Мусина-Пушкина, Д.П.Бутурлина.

По возвращении архивов в Москву в 1813-1814 годах началась трудная и кропотливая работа по поиску и спасению уцелевших документов, по разбору и упорядочиванию дел. Московский архив коллегии иностранных дел провел эту работу почти за год. Остальным московским архивам на это понадобилось более двадцати лет.

Изменения в архивном деле. Собирание и использование архивных документов. Рост делопроизводства в связи с бюрократизацией управления, рост объема документации, переполнение ряда архивов поставили вопрос о необходимости “разгрузки” архивов. Обычно это мероприятие приурочивалось к частичной реорганизации того или иного учреждения и часто наносило немалый вред архивам, так как ведомственные архивы руководствовались узковедомственными подходами при отборе документов на уничтожение, произвольно дробили архивные фонды. Понятие “разгрузка” включало в себя: - передачу архивных материалов из одного переполненного архива в другой архив; - переброску архивов в пустующие и чаще всего неприспособленные помещения; - массовое уничтожение архивных материалов. Уничтожение архивных документов было санкционировано в 1829-1830 годах Николаем I при разборе документов Кабинета е.и.в., а также при разборке дел петербургских Сенатского и архива старых дел. Позже - в 1857 году, - разрешение на уничтожение дел было предоставлено местным органам власти. Секретные дела сжигались, прочие продавались бумажным фабрикантам (благодаря последнему обстоятельству удалось спасти и сохранить в частных коллекциях большое количество ценных источников).

В первой четверти XIX века усиливается интерес к архивным документам. В 1809 году была организована специальная комиссия для обследования северных российских и украинских городов - их археологических памятников, архивных документов и древних книг. В 1810 году Н.Н.Бантыш-Каменский представил канцлеру Н.П.Румянцеву план осуществления издания грамот и договоров. В 1811 году при Московском архиве коллегии иностранных дел была создана Комиссия печатания государственных грамот и договоров, во главе с директором архива, - она занималась выявлением документов, подготовкой их к печати, их изданием (при комиссии учреждалась типография). Таким образом, архив вновь стал центром и базой публикации архивных материалов. В Комиссии сотрудничали видные ученые-архивисты - П.М.Строев, К.Ф.Калайдович, М.П.Погодин и другие. В 1813-1828 годах Комиссия выпустила четыре тома “Собрания государственных грамот и договоров” с материалами по истории России за 1265-1696 годы.

В послевоенные годы образовался так называемый “Румянцевский кружок”, в который входили более 50 ученых и архивистов - в том числе Н.Н.Бантыш-Каменский, А.Ф.Малиновский, К.Ф.Калайдович, П.М.Строев, М.П.Погодин, Д.П.Попов, А.Х.Востоков, И.И.Григорович, А.И.Тургенев, П.И.Кеппен, И.О.Штрандман, К.И.Шульц, Е.Болховитинов (митрополит Евгений), М.К.Бобровский и многие другие. Кружок сложился вокруг канцлера Н.П.Румянцева (1754-1826). Члены кружка выявляли, описывали, издавали архивные документы. Они обследовали многие архивы в Москве, Петербурге, Гомеле, Вильно, Полоцке, множество провинциальных архивов - в том числе монастырских. Они опубликовали многие ценные источники, в том числе Судебники 1497 и 1550 годов. Благодаря международным связям Румянцева члены кружка получили возможность работать в архивах многих зарубежных стран - Франции, Италии, Англии, Германии, Швеции, Австрии, Голландии, славянских стран, копировать документы. Впоследствии многие документы по истории России, хранившиеся в зарубежных архивах, были изданы членами кружка. Кружок действовал 10 лет и распался только после смерти Румянцева. Но его бывшие члены продолжали свою благородную миссию по сохранению архивных документов.

Отечественная война 1812 года способствовала подъему национального самосознания и стимулировала интерес к истории страны. В послевоенные годы заметна тенденция к расширению использования архивных документов и историками. Значительно облегчало работу исследователей в архивах то обстоятельство, что в первой четверти века определенных успехов достигло отечественное описание архивных документов. Например, в начале века появляются новые виды архивных справочников - обзоры. Одним из первых обзоров стал “Обзор внешних сношений России (по 1800 год)” Н.Н.Бантыша-Каменского.

В первой четверти XVIII века появляется один из первых проектов архивной реформы в России - проект Г.А.Розенкампфа. Розенкампф был членом Комиссии по составлению законов и осознавал, что упорядочение архивного дела отвечает интересам государственного аппарата и управления. В 1820 году Розенкампф представил свой проект архивной реформы - “План о приведении в лучшее устройство архивов вообще”. План предусматривал: 1) объединение всех столичных исторических архивов в единый государственный архив (в него не должен был входить Московский архив коллегии иностранных дел); 2) подчинение единого государственного архива Главному управлению архивами (который, в свою очередь, подчинялся бы Государственному совету); 3) составление единой описи на все дела государственного архива для облегчения использования архивных материалов, в частности - для облегчения работы комиссии по составлению законов; 4) укрепить архивы сведущими, грамотными людьми, обучать архивистов. Но это проект так и остался неосуществленным.

Вторая четверть XIX века. Архивы высших и центральных учреждений. В этот период усиливается бюрократизация правительственного аппарата. Возникают новые бюрократические органы. В 1826-1842 годах создаются I, II, III, IV, V, VI отделения Собственной его императорского величества канцелярии. В них отлагаются документы по истории законодательства, документы политического сыска, дела по управлению воспитательными учреждениями и благотворительными заведениями, материалы по управлению казенными крестьянами Петербургской губернии, документы о политике на Кавказе, и другие.

Во второй четверти XIX века начинается концентрация архивов департаментов министерств. В 1827 году был учрежден центральный архив Морского министерства, для хранения оконченных дел Морского министерства и его учреждений (кроме “частей Гидрографической и Ученой”). В 1828 году документы ведомства государственного контроля были объединены в Общий контрольный архив. Чуть позже - уже в 1852 году, - были объединены все архивы Министерства государственных имуществ.

Исторические архивы. Одним из самых значимых исторических архивов в этот период оставался Московский архив коллегии иностранных дел, переименованный в 1832 году в Московский главный архив Министерства иностранных дел. В 1830-е годы архив получил из петербургского архива ценные материалы за вторую половину XVIII века, в том числе документы Екатерины II, документы канцелярии Г.А.Потемкина. Архив стал важнейшим архивным и научным центром. В 1851 году была создана коллекция документов допетровского времени - Государственное древлехранилище хартий и рукописей (особый отдел Оружейной палаты, в ведении управляющего Московским главным архивом МИД). В 1882 году документы Древлехранилища вошли в состав Московского главного архива МИД.

Еще в 1801 году в Петербургском архиве министерства иностранных дел стал складываться документальный комплекс из документов, касавшихся царского дома - своеобразный архив царствующего дома. В 1829 году этот комплекс был обособлен от остальной документации. Основной комплекс документов архива составил Первый главный архив министерства иностранных дел, а документация царской семьи - Второй главный архив министерства иностранных дел. В этот второй архив собирались документы из других архивов, касавшиеся царской семьи.

В 1830 году вышел сенатский указ о разборке Комиссией сенатора С.Ф.Маврина документов Петербургского государственного архива старых дел и Петербургского сенатского архива. Комиссия работала четыре года. В результате ее деятельности из двух названных архивов была отобрана самая важная документация. Документы Петербургского архива старых дел надлежало распределить по трем местам: 1) часть - в Московский государственный архив старых дел, 2) часть - в архивы существовавших ведомств, 3) часть - в Петропавловскую крепость (туда документы не приняли, и они хранились в подвалах Сената). После разборки дел указом 17 июня 1834 года Петербургский государственный архив старых дел был упразднен. Второй главный архив Министерства иностранных дел был преобразован в Государственный архив Министерства иностранных дел - Государственный архив МИД. В литературе его часто называют также Государственный архив Российской империи. А Первый главный архив МИД - хранилище дипломатических документов, - стал называться Петербургским главным архивом МИД. Государственный архив МИД хранил более 40 000 дел. В 1830-е годы в него поступили из Петербургского главного архива МИД документы Литовской метрики (государственный архив Польско-Литовского государства), в середине века - документы Брауншвейгской фамилии, другие дипломатические документы. Сюда поступали и документы крупных государственных чиновников. К началу 1860-х годов архив пополнился еще на 20 000 единиц хранения.

Комплектование так называемых московских сенатских архивов - Московского государственного архива старых дел, Поместно-Вотчинного архива, Разрядно-Сенатского, - заметно сократилось. В Московский государственный архив старых дел после ликвидации Петербургского государственного архива старых дел поступили некоторые его фонды - Юстиц-конторы, Комиссии о строении Петербурга и Москвы, и другие. Сюда поступили и дела некоторых московских учреждений. В Разрядно-Сенатский архив поступали дела московских департаментов Сената. В Поместно-Вотчинный архив - дела бывшей Вотчинной конторы.

Как уже упоминалось, московские архивы сильно пострадали от французской оккупации и более 20 лет приводили свои дела в порядок. В 1835 году был учрежден особый Комитет для описания московских архивов - Разрядно-Сенатского, Поместно-Вотчинного и Московского государственного архива старых дел, - так называемый “Дашков комитет” (по фамилии руководителя - Д.В.Дашкова). который должен был обеспечить сохранность документов, описать их. Однако сделано было немного. Дашков умер в 1839 году. По распоряжению министра юстиции в 1842 году “Дашков комитет” был закрыт и “окончательное устройство архивов” было возложено “на собственную их ответственность”. Однако в ходе работы комитета стало очевидно, что прежде чем описывать московские архивы, их необходимо объединить. В 1843 году было начато дело об объединении московских архивов. Дело объединения московских сенатских архивов завершится только в 1852 году созданием нового исторического архива - Московского архива Министерства юстиции, который возглавил П.И.Иванов, бывший член “Дашкова комитета”. В дальнейшем этот архив станет главным научно-методическим центром для архивов России.

Внимание правительства в этот период привлек еще один комплекс документов, что привело в дальнейшем создание новых исторических архивов. После разделов Польши и введения на территории Белоруссии, Литвы и Украины общероссийских губернских учреждений, провинциальные архивы пришли в большое запустение. Они стали широкой ареной фальсификации документов для приобретения дворянского звания, ведь конституции 1815 года для Польши шляхта получала права дворян. К 1816 году только в Литве и Белоруссии оказалось 400 000 “дворян”, из которых только 16 000 владели землей, а большая часть получила дворянство по подложным документам. К 1830-м годам фальсификация приняла массовый характер: едва 4 % представляемых документов оказывались подлинными. В 1830-1850-е годы на западе страны существовали целые мастерские по изготовлению поддельных документов - во Львове, Могилеве, Бердичеве, других городах такие документы можно было купить по рублю за штуку. Актовые книги (в них заносили составлявшиеся публично-правовые и частноправовые акты), рассеянные по замкам и учреждениям, подверглись настоящему нападению фальсификаторов: в незаполненные места в них вписывали несуществовавшие документы, из переплетов вырывали целые тетради подлинных актов и вставляли новые - фальшивые.

Еще 19 декабря 1833 года правительство создало три комиссии для рассмотрения метрических и актовых книг: 1 - для Виленской, Гродненской и Белостокской губерний, 2 - для Киевской, Волынской и Подольской губерний, 3 - для Витебской, Могилевской и Минской губерний. Эти комиссии должны были все сохранившиеся на местах актовые книги скрепить, перечеркнуть чистые места, прошнуровать и запечатать чистые бланки, записать все книги в журнал. Но комиссии, составленные из чиновников министерств юстиции и внутренних дел, офицеров корпуса жандармов, губернских стряпчих, были некомпетентны, они механически штамповали книги, узаконивая подделки и фальшивки предыдущих лет.

В 1842 году были назначены новые комиссии с более широкими функциями: им предписывалось выявить сомнительные и фальшивые документы. Но деятельность и этих комиссии оказалась малопродуктивной. Некоторый эффект дала работа лишь Киевской комиссии, возглавлявшаяся генерал-губернатором Юго-Западных губерний Д.Г.Бибиковым. Эта комиссия исключила из дворянского сословия свыше 64 000 шляхтичей с фальшивыми документами. Бибиков в речи перед помещиками Киевской губернии 8 мая 1851 года так вспоминал о начале работы Киевской комиссии: “Когда я приехал, то застал здесь, что все были дворяне - лакей за каретою, дворянин кучер, дворянин форейтор, дворянин сторож, дворянин в кухне стряпал, дворянин подавал ему (хозяину. - С.М.) сапоги, и когда он, рассердясь, хотел взыскать с него, тогда служитель отвечал ему: “Не имеешь права, я тебе равен”...”. Комиссия предприняла два важных шага: 1 - образовала ученую комиссию из профессоров Киевского университета (археографическая комиссия Писарева и Шодуара) для рассмотрения старинных актов в архивах правительственных учреждений и монастырей; 2- осознавая необходимость концентрации архивных материалов, подняла вопрос о создании для актовых книг трех центральных исторических архивов - в Киеве (для Украины), в Вильно (для Литвы), в Витебске (для Белоруссии). Эти архивы, в которых должны были быть сконцентрированы актовые книги по 1799 год (всего 12 миллионов актов), были учреждены указом от 2 апреля 1852 года. Киевский архив древних актов и Виленский архив древних актов подчинялись одновременно местным генерал-губернаторам и органам министерства народного просвещения. Витебский архив древних актов - генерал-губернатору. Киевский и Виленский архив начали функционировать сразу в зданиях местных университетов. А Витебский, ввиду отсутствия помещения, начал работу только в 1863 году.

Постановка архивного дела. Как уже упоминалось, в середине XIX века местные органы власти получили разрешение уничтожать архивные документы. Вопрос об уничтожении “ненужных бумаг” решали чиновники, малокомпетентные в вопросах исторической значимости документов.

С другой стороны, в этот период совершенствуется дело описания архивных документов. Большой вклад в это внес и Комитет для описания московских архивов и лично член этого Комитета, будущий руководитель Московского архива Министерства юстиции П.И.Иванов: были упорядочены множество архивных дел, создан ряд архивных справочников. В частности, Иванов подготовил ряд путеводителей - “Путеводитель по государственным архивам, состоящим при правительствующем Сенате” (Москва, 1845) и “Описание государственного архива старых дел” (Москва, 1851), ряд справочников, представлявших собой своеобразные тематические обзоры. Наряду с описями прежних образцов, обеспечивавших в основном учет дел, стали создаваться и описи, раскрывающие содержание этих дел и предназначенные для исследователей, работающих в архивах. В архивоведении выявились две точки зрения на описание документов. Первую представлял П.М.Строев (1796-1876), бывший сторонником краткого описания исторических документов: его схема описания включала предисловие, аннотацию источника, именной, географический, предметный указатели. Вторую точку зрения представлял А.Х.Востоков (1781-1864), считавший необходимым включать в описания цитаты из источников, воспроизводить начертание букв, анализировать текст, устанавливать авторство, время, место создания документа и другие реквизиты. Этот спор о методах описания дел продолжался до начала XX века.

Собирание архивных материалов. Археографическая экспедиция и Археографическая комиссия. В 30-50-е годы XIX века наблюдается значительное усиление интереса ученых к работе в архивах. Если раньше центром научных исследований был в основном Московский архив министерства иностранных дел, то теперь историки обратили внимание и на другие московские архивы, и не только на московские.

В архивном деле началось невиданное ранее широкое и планомерное выявление документов в местных архивах. Пионером в этой области стал выпускник Московского университета и бывший член “Румянцевского кружка” Павел Михайлович Строев (1796-1876). Он выступил с собственным проектом собирания архивных материалов по всей России.

В 1823 году Строев прочел доклад об этом плане в Московском обществе истории и древностей российских (основано в 1804 году при Московском университете). Строев предлагал, после “пробного” обследования библиотеки Новгородского Софийского собора, разбить работу экспедиции на три этапа: на 1-ом этапе обследовать библиотеки и архивохранилища в северных губерниях (Новгородская, Санкт-Петербургская, Олонецкая, Архангельская, Вологодская, Вятская, Пермская, Костромская, Ярославская, Тверская губернии); на 2-ом этапе обследовать архивы и библиотеки губерний средней части Европейской России (Московская, Владимирская, Нижегородская, Казанская, Симбирская, Пензенская, Тамбовская, Рязанская, Тульская, Калужская, Смоленская, Псковская губернии); на 3-ем этапе обследовать архивы западных губерний, украинских и части центральных (Витебская, Могилевская, Минская, Волынская, Киевская, Харьковская, Полтавская, Курская, Орловская губернии). Каждый этап должен был занять по 4-5 лет, в течение которых члены экспедиции должны были “обозреть, разобрать и ... описать” все собрания документов и рукописей. Затем предполагалось напечатать все “каталоги”. И после этого должно было наступить время “изданий и критики”.

Однако Общество отнеслось к проекту Строева довольно равнодушно. Не встретив понимания, Строев обратился в Академию Наук, членом-корреспондентом которой состоял. Здесь ему благоприятствовали такие обстоятельства, как то, что президент Академии граф С.С.Уваров интересовался научными экспедициями академиков XVIII века, то, что в пополнении материалов были заинтересованы многие академики. В 1828 году Строев представил в Академию Наук свой исправленный вариант проекта: теперь обследованию подлежали и архивы ряда местных учреждений и продолжительность каждого этапа увеличивалась до 6-7 лет.

Получив одобрение Академии и финансирование от ряда министерств, в начале 1829 года Строев отправился в экспедицию с двумя сотрудниками Московского архива министерства иностранных дел. Через год они оставили Строева, и все годы экспедиции ему помогал новый единственный сотрудник - Я.И.Бередников. За первый год экспедиция обследовала архивы и библиотеки Архангельской и Вологодской губерний. За остальные пять лет - архивы и библиотеки Олонецкой, Новгородской, Псковской, Тверской, Московской, Ярославской, Костромской, Владимирской, Нижегородской, Казанской, Вятской губерний. Материалы обследований по нескольким уездам Пермской губернии Строеву прислали в Москву. Всего было обследовано 200 хранилищ (главным образом монастырей и духовных учебных заведений, но также и архивы провинциальных правительственных учреждений) в 14 губерниях и собрано более 3 000 документов и рукописей XIV-XVII веков.

Экспедиция обнаружила массовую гибель архивных материалов в провинции. Архивные документы гнили, горели, ветшали. Например, в 1815 году в Казани сгорел архив губернского правления с ценнейшими документами - в том числе грамотами царей, начиная с Ивана Грозного. Это обстоятельство привело Строева к мысли о необходимости изъятия документов из монастырских и других местных архивов и сосредоточении их в столицах.

Другой вывод, к которому пришла экспедиция - необходимость подготовки грамотных архивных кадров, создания “археографической школы” по образцу парижской Ecole des Chartes - Школы хартий, созданной в 1819 году.

Главным результатом Археографической экспедиции Строева стало создание в 1834 году Археографической комиссии, которая ввела собранные экспедицией документы в научный оборот. Однако комиссию возглавил не ученый, а чиновник - директор департамента Министерства народного просвещения князь П.А.Ширинский-Шихматов.

В деятельности Археографической экспедиции были и недостатки. Так, сильна была тенденция к коллекционированию: материалы собирались выборочно, в какой-то степени разрушались фонды. Не все сдавалось в Археографическую комиссию: многое перешло в частные руки, коллекционерам - например, в коллекции купца Царского, в собрание Уварова, в коллекцию самого Строева (его собрание позже купил историк М.П.Погодин).

Источники по истории России выявлялись во второй четверти века также в зарубежных архивохранилищах. Так, брат инициатора археографических экспедиций, С.М.Строев познакомился с документами 26-ти архивов и библиотек Западной Европы, составил “Описание памятников славяно-русской литературы, хранящихся в публичных библиотеках Германии и Франции” (Москва, 1841). В 1830-1840-е годы в архивах Парижа, Берлина и Веймара работал А.И.Тургенев, собравший шесть портфелей копий документов XVIII века, которые были переданы в Государственный архив МИД.

Работа по публикации документов с 1840-х годов проводилась также на Украине, в Белоруссии и на Кавказе. В 1843 году возникла Киевская археографическая комиссия, в 1842 году - Виленская временная археографическая комиссия (постоянная с 1864 года). Основной издательской базой комиссий уже во второй половине XIX века станут Киевский и Виленский архивы древних актов. Но использовались также документы частновладельческих, монастырских, правительственных архивов. Комиссии выпустили ряд сборников, наиболее фундаментальными из которых были выпускавшиеся вплоть до начала XX века издания - 41 том “Архива Юго-Западной России”, 38 томов “Актов” Виленской комиссии. Позже - в 1880 году, - аналогичную археографическую работу начнет проводить Историко-филологическое общество при Харьковском университете.

Основным итогом собирательской и публикаторской деятельности 1830-1880 годов XIX века стала постановка на повестку дня двух важнейших проблем: проблемы централизации архивов, проблемы подготовки кадров архивистов.

Вторая половина XIX века - 1917 год.Во второй половине XIX века в архивном деле происходят значительные изменения. Пристальное внимание архивистов начинают привлекать вопросы экспертизы ценности документов. Если раньше архивы занимались преимущественно комплектованием, то теперь не менее значимой становится задача упорядочения и описания архивных дел, и здесь были достигнуты немалые успехи. Архивные справочники все настойчивее востребуются представителями исторической науки, активно и интенсивно работавшими в эти годы в архивах. Наиболее распространенными архивными справочниками во второй половине века становятся описи, обозрения, путеводители (“памятные книжки”), качество которых значительно улучшилось. Одним из самых лучших путеводителей того времени стала “Памятная книжка Московского архива Министерства юстиции” (Москва, 1890).

Дела архивов были подвергнуты перегруппировке по принципу принадлежности.

Расширялось использование документов, издательская деятельность архивов, особенно Московского главного архива МИД и Московского архива Министерства юстиции. Первый, например, выпустил пятую часть “Собрания государственных грамот и договоров”, издавал свои сборники. А МАМЮ издал два тома публикации “Внутренний быт Русского государства с 17 октября 1740 года по 25 ноября 1741 года”.

Начало XX века характеризовалось массовым появлением в архивах научно-технической документации, машинописных материалов, телеграфных лент, записей радиограмм и телефонограмм, фотографий, кинофильмов, звукозаписей. Эти новые источники и виды их носителей требовали от архивистов определенных навыков работы. Архивисты усилили разработку теоретических вопросов, в том числе истории архивного дела.

Документы в этот период группировались в основном по принципу происхождения. Интенсивно велась работа по созданию архивных справочников: были подготовлены описи Синода, Государственного совета, Сената, ряда министерств. Издательская деятельность архивов приняла широкий размах.

В начале XX века складываются архивы ряда российских политических партий, однако в целях сохранения партийных документов архивы партий чаще всего находились за границей.

Архивы правительственных учреждений. Во второй половине XIX века сеть архивов высших и центральных учреждений и характер документов их архивов изменился в целом незначительно. Был создан ряд новых учреждений, в архивах которых отлагались документы об их деятельности. Возник Совет министров (существовал с 1857 года, но оформлен законодательно с 1861 года). В 60-70-е годы были созданы единые архивы в большинстве министерств (кроме Военного министерства и Министерства финансов). В 1880 году в Министерстве внутренних дел был создан Департамент государственной полиции (потом - Департамент полиции), в деятельности которого отлагалось огромное количество документов. В начале XX века важные документы откладывались в архиве Государственной думы (1906-1917) - они хранились по созывам думы, к ним были составлены описи. После упразднения в 1906 году Комитета министров его функции перешли к Совету министров (1905-1917), в архиве которого отлагались ценные материалы. В 1905 году было создано новое министерство - Министерство торговли и промышленности, в архиве которого отлагались документы по истории промышленности и торговли, а также туда передавались соответствующие документы из архивов других ведомств. Ценная документация по истории революционного движения откладывалась в архивах охранных отделений.

Большие комплексы документов отлагались в результате деятельности губернских правлений, присутствий, мировых судей, окружных судов, судебных палат, органов земского и городского самоуправления. Однако документы местных органов сохранялись хуже и чаще гибли.

Исторические архивы. Значение исторических архивов во второй половине XIX века возрастает: их материалы активно используют историки, они публикуются.

Московский главный архив МИД комплектовался материалами, поступавшими из Петербургского архива МИД, документами ряда зарубежных миссий. К 1880-м годам архив был заполнен до предела, архив испытывал трудности с помещением, оборудованием, кадрами. Однако архив отличался весьма разветвленной и качественной сетью научно-справочного аппарата: 380 описей, реестров и алфавитов. Как уже упоминалось, в 1882 году в состав архива были включены документы Древлехранилища.

Государственный архив МИД (Государственный архив Российской империи) в 1864 году был объединен с Петербургским архивом МИД, хотя архивы продолжали сохранять определенную автономию. Сюда поступали некоторые документы кабинетов Александра II и Александра III, других членов дома Романовых, дипломатические документы, некоторые источники из архивов на местах. В архиве проводилась работа по снятию копий с ценных и ветхих документов. Проводилась работа и по упорядочению и описанию документов. но справочный аппарат архива был слабее, чем в Московском архиве МИД.

Московский архив Министерства юстиции (МАМЮ) во второй половине века становится не только крупнейшим хранилищем документов (более 2,5 миллионов дел), но и важным научно-методическим центром, в котором работали высококвалифицированные архивисты. Архив возглавляли в разные годы такие выдающиеся историки и архивисты, как П.И.Иванов (в 1852-1864 годах), Н.В.Калачов (в 1865-1885 годах), Н.А.Попов (1885-1892), Д.Я.Самоквасов (1892-1911), затем Д.В.Цветаев. Все крупные проекты реформирования архивного дела второй половины XIX - начала XX веков были созданы сотрудниками архива. В архив поступили дела упраздненных после судебной реформы 1864 года судебных учреждений; в 1872 году - фонды Московского сенатского архива (архив был создан из выделенных при образовании в 1852 году МАМЮ из Разрядно-Сенатского архива фондов); фонды других учреждений. В архиве постоянно велась работа по составлению описей и других элементов справочного аппарата.

Межевой архив во второй половине XIX века получил большие комплексы документов: документы, возникшие в результате работы над атласом России, дела по специальному и коштному межеванию.

Военно-топографическое депо с его архивом в 1863 году было переименовано в Военно-исторический и топографический архив. В 1867 году оно было разделено на Военно-топографический склад (куда передали карты, планы и другие картографические документы) и Военно-ученый архив Главного штаба, ставший важным военно-историческим архивом.

Другой важнейший военно-исторический архив - Московское отделение архива инспекторского департамента, - в 1865 году был переведен в Лефортовский дворец, а так как в этом же году Инспекторский департамент был ликвидирован и образован Главный штаб, архив стал называться Московским отделением Общего архива Главного штаба (или Лефортовский архив - по месту нахождения). В него поступали материалы Главного штаба, структурных частей Военного министерства, военных округов и другие. Состояние описания документов в военно-исторических архивах оставляло желать лучшего. Правда, в 1901 году в Лефортовском архиве создали специальную структурную часть - Особое делопроизводство по описанию материалов архива. И к 1917 году удалось создать более 1500 описей, однако они учитывали небольшую часть материалов архива.

Важную роль в архивном деле - особенно запада империи, - играли Киевский, Виленский, Витебский архивы древних актов. Однако описание документов в них продвигалось очень медленно. В 1880 году по инициативе Историко-филологического общества при Харьковском университете был создан Харьковский исторический архив, хранивший комплекс источников по истории Правобережной Украины. В начале XX века были слиты Виленский и Витебский архивы древних актов в один - Виленский архив древних актов.

Проект архивной реформы Н.В.Калачова (1860-1880-е годы). В 60-70-е годы XIX века происходит оживление архивной работы: в результате реформ 60-х годов были упразднены многие учреждения, другие были реорганизованы, производилась массовая сдача и приемка архивами материалов упраздняемых учреждений, началась организация архивов при новых учреждениях. Не говоря уже о том, что произошло укрепление существующих исторических архивов и возникли новые.

Однако это оживление архивной деятельности сопровождалось массовым, невиданным, разрешенным уничтожением архивных дел. Ввиду этого бездумного и бесконтрольного уничтожения документов актуализировалась задача централизации архивного дела, охраны архивных документов. Обеспокоенная архивная общественность поднимала вопрос о реорганизации архивного дела, об архивной реформе.

Свой проект архивной реформы представил Николай Васильевич Калачов (1819-1885). Выпускник юридического факультета Московского университета, ставший затем его профессором, Калачов к времени представления своего проекта успел поработать в Археографической комиссии, Московском главном архиве МИД, участвовал в подготовке реформ 60-х годов, а в 1865 году возглавил Московский архив Министерства юстиции. В 1852-1853 годах Калачов совершил археографические экспедиции по ряду губерний России - Владимирской, Московской, Нижегородской, Орловской, Пензенской, Рязанской, Саратовской, Симбирской, Тамбовской, Тверской, Ярославской и другим, - обследуя архивы присутственных мест и частные хранилища документов. Многие собранные документы Калачов опубликовал. Калачов, как в свое время и Строев, обнаружил катастрофическое состояние многих местных архивов, пришел к выводу о необходимости архивной реформы.

В 1869 году Калачов выступил на I Археологическом съезде с докладом о необходимости реформирования архивного дела (позже распространил его в виде брошюры “Архивы”), но доклад не был обсужден. Проект реформы архивного дела Калачев вновь представил в 1871 году на II Археологическом съезде. Проект предполагал, в частности, следующее: 1) все существовавшие архивы должны были быть разбиты на текущие (справочные) архивы при учреждениях, и центральные исторические архивы; 2) центральные исторические архивы должны быть разделены на две категории: центральные архивы при высших правительственных учреждениях и министерствах, и центральные архивы для каждой губернии; 3) в справочных архивах должны были функционировать разборочные комиссии; 4) в центральных губернских архивах особые комиссии (из чиновников и специалистов, знатоков старины) должны были отбирать на хранение дела, имеющие научное значение; но и назначенные к уничтожению дела не могли быть уничтожены без санкции Главной архивной комиссии в Петербурге.

По представлению съезда, для проработки этих предложений в 1873 году была создана междуведомственная Временная комиссия об устройстве архивов при Министерстве народного просвещения, под председательством Калачова, функционировавшая до его смерти в 1885 году. В задачи комиссии входило: 1 - разработка Положения о Главной архивной комиссии; 2 - обследование состояния российских архивов в центре и на местах (путем анкетирования); 3 - изучение постановки архивного дела за границей; 4 - урегулирование вопроса об уничтожении архивных дел. Комиссия разработала проект Положения, провела анкетирование архивов. В 1873 году Калачов и другие члены комиссии изучали постановку архивного дела за границей, в частности, посетили Школу хартий в Париже.

В результате деятельности комиссии уничтожение архивных документов было временно приостановлено (но через десять лет оно возобновилось с новой силой). Другим важным результатом деятельности комиссии, в частности, - зарубежных командировок, стала разработка в 1875 году проекта организации учебного учреждения, в котором предполагалось обучать архивному делу, вспомогательным и специальным дисциплинам лиц с высшим образованием - Археологического института с двухлетним сроком обучения. В 1877 году проект был одобрен и Санкт-Петербургский археологический институт открыт, но лишь в порядке эксперимента, в основном на средства самого Калачова. В результате деятельности Калачова и его единомышленников в губерниях были учреждены губернские ученые комиссии, призванные поставить уничтожение дел в архивах под контроль компетентных людей. Проект о губернских ученых комиссиях был утвержден в 1884 году сначала для Тамбовской, Рязанской, Тверской и Орловской губерний (где имелись соответствующие помещения), а к 1917 году в России губернские ученые комиссии существовали уже в 40 губерниях. В Казани такая комиссия была создана в 1916 году. Они подчинялись губернаторам, а отчеты представляли в Петербургский археологический институт, являвшийся органом их научного контроля. Однако права комиссий были очень ограниченны, что сводило на нет многие усилия по охранению и упорядочению архивных дел.

Таким образом, проблемы российского архивного дела были решены лишь частично, временно, и вопрос о необходимости реформ вновь должен был быть поставлен в повестку дня.

Проект архивной реформы Д.Я.Самоквасова (1890-1900 годы). После смерти Калачова и прекращения работы его комиссии уничтожение архивных материалов в стране возобновляется с новой силой. Архивисты страны понимали необходимость проведения преобразований.

Московское археологическое общество в 1898 году поручило своему члену, управляющему Московским архивом Министерства юстиции, консерватору и убежденному монархисту Дмитрию Яковлевичу Самоквасову (1843-1911) провести анкетирование архивов в центре и на местах с целью выяснить положение архивного дела в России. Ответы были получены от 714 архивов, что составляло примерно одну сороковую часть всех архивов страны. Их ответы свидетельствовали о тяжелом положении архивов. Вторым подготовительным мероприятием стала командировка Самоквасова за границу для изучения постановки архивного дела. По возвращении в 1899 году он выпустил книгу “Централизация государственных архивов Западной Европы в связи с архивной реформой в России”, в которой изложил результаты своих впечатлений и выводы из поездки.

Самоквасов доказывал необходимость архивной реформы. Он подверг критике результаты деятельности комиссии Калачова, деятельность Археологического института, не справившегося с подготовкой кадров для архивов России, деятельность губернских ученых комиссий, не справлявшихся с задачами спасения архивных документов от уничтожения. По мнению Самоквасова, институт давал в основном не архивную, а археологическую подготовку, а губернские ученые комиссии были часто некомпетентны в архивном деле. Они изучали предоставленные учреждениями “глухие” описи и по ним санкционировали уничтожение дел. Даже из признанных важными архивных дел на хранение отбиралось не все: не хватало помещений. В результате процент отобранных на хранение в 1880-1890-х годах дел составлял от 0,15 до 7 %.

Свои выводы и предложения по проведению реформы Самоквасов изложил в 1898 году в докладе Московскому археологическому обществу, в 1899 году - XI Археологическом съезде в Киеве, а позже - в 1902 году, - в своей двухтомной монографии “Архивное дело в России” (Том первый - “Современное архивное нестроение”, второй - “Прошедшая, настоящая и будущая постановка архивного дела в России”). Проект Самоквасова можно свести к следующим пунктам: 1) для управления архивами государственных и общественных учреждений Российской империи создать особый центральный орган, зависимый от центральной власти - Центральное архивное управление; 2) делопроизводство до 1800 года включительно концентрируется в Московском архиве Министерства юстиции, кроме документов тех министерств, в которых существуют хорошие центральные архивы; 3) в центрах учебных округов (которые охватывали по нескольку губерний) учредить Областные архивы (по типу центральных архивов древних актов в Киеве, Вильно, Витебске) с документами местных правительственных и общественных учреждений по 1800 год, причем, губернские ученые комиссии должны влиться в состав этих областных архивов; 4) делопроизводство позднее 1800 года должно было образовать в столице единый “Архив-регистратуру”, а в каждой губернии - по одному губернскому “архиву-регистратуре”.

Губернские ученые комиссии (роль которых, по проекту Самоквасова, становилась весьма второстепенной) во главе с Археологическим институтом выдвинули в противовес самоквасовскому свой проект. Согласно этому проекту, центральные архивы должны были быть организованы в каждой губернии, а губернским ученым комиссиям отводилась бы в архивах главная организаторская и руководящая роль.

Спор проектов на XI Археологическом съезде в 1899 году закончился компромиссом. В основу решения был положен проект Самоквасова, но за губернскими комиссиями сохранялась самостоятельность; были изменены предельные даты поступавших в центральные архивы материалов. Решено было добиваться создания Главного архивного управления, которое осуществляло бы руководство архивами. Вся система архивов должна была стать трехступенчатой: первая ступень - единый центральный государственный архив, хранящий материалы до 1825 года всех высших и центральных государственных учреждений - существующих и упраздненных, кроме тех учреждений, которые имеют благоустроенные архивы; вторая ступень - областные архивы в 12-ти крупных губернских городах, в которых должны были храниться документы по 1775 года; третья ступень - губернские центральные архивы с делопроизводством всех местных учреждений с 1775 года до документов 25-летней давности. Однако этот проект не был осуществлен.

В 1903 году Московское археологическое общество в очередной раз представило в Министерство внутренних дел докладную записку с подготовленным новым вариантом проекта Самоквасова. В нем Самоквасов отказался от требования создания областных архивов (так как выяснилось, что местных документов до 1775 года сохранилось не так много), предлагал создать 90 губернских центральных архивов, которые предполагалось открывать постепенно. Кроме того, он предлагал для подготовки архивных кадров необходимо создание школ архивоведения при государственных архивах древних актов в Москве и Киеве, а также кафедр архивоведения при Московском и Киевском университете (это подорвало бы монополию начальника всех губернских ученых комиссий - Петербургского археологического института). В какой-то степени последний пункт этого проекта был реализован открытием в 1907 году в Москве Московского археологического института со специальным археографическим (архивным) отделением и с более широкой программой, чем у Петербургского института. Однако в целом проект был отклонен под предлогом отсутствия средств.

Проекты архивных реформ начала XX века. Проект реформы потерпел поражение. Однако в эти же годы правительство само провело некоторые мероприятия по частичной концентрации и укреплению архивов. Так, Витебский архив древних актов в 1896 году, а Киевский и Виленский в 1912 году были переведены в ведение Министерства народного просвещения. Попыткой частичной концентрации архивных материалов стал и проект 1884-1899 года государственного секретаря Половцева об организации при Государственном Совете “Центрального архива актов, документов и дел общегосударственной важности”, куда были бы включены дела Ближней канцелярии (1705-1726), Верховного тайного совета (1726-1730), Кабинета Анны Иоанновны (1731-1741), Елизаветинской конференции (1741-1762) и Совета (1768-1801) и некоторые другие. Однако проект встретил сопротивление ведомств и не был осуществлен. Существовали и другие проекты - например, проект реорганизации морских архивов, предложенный в 1908 году офицером, руководителем Исторической части Морского генерального штаба Е.Н.Квашниным-Самариным; также проект 1913 года флотского офицера А.И.Лебедева.

В начале XX века проектом архивной реформы озаботилось и Министерство внутренних дел. В 1905 году МВД созвало специальную междуведомственную комиссию для рассмотрения вопроса об охране письменных и вещественных памятников. Предполагалось создание особого органа в виде Комитета по охране древностей - из представителей ведомств, ученых обществ, представителей археологических съездов. В этом проекте губернским ученым комиссиям отводилась весьма скромная роль.

Однако последние тоже проявили инициативу. На совещании представителей губернских ученых комиссий, созванном в 1908 Петербургским археологическим институтом, был разработан проект “Положения” о губернских ученых архивных комиссиях. Согласно этому проекту, деятельность комиссий распространялась и на архивы сословных и общественных учреждений, на частные архивы - с согласия владельцев, на вещественные памятники. Таким образом, комиссии теперь должны были называться архивно-археологическими комиссиями. Одновременно усиливалась и их зависимость от МВД.

Этот проект был согласован с проектом междуведомственной комиссии и в 1911 году поступил на рассмотрение Государственной думы.

Параллельно свой проект в 1911 году начало составлять Русское историческое общество. Оно создало “Особую комиссию по сохранению местных архивных материалов”, которой в 1912 году были переподчинены все губернские ученые архивные комиссии. Русское историческое общество инициировало созыв в 1914 году съезда представителей губернских ученых архивных комиссий, который обсуждал вопросы об их статусе и деятельности. Там же обсуждался вопрос об архивной реформе, было указано на необходимость свести все проекты воедино.

В 1916 году Государственная дума вернула проект архивной реформы в МВД. Таким образом, в дореволюционный период так и не была проведена реформа архивного дела в России.

Архивы в годы первой мировой войны. В годы войны, с одной стороны, образовывались большие комплексы документов, но с другой стороны, документы массами гибли.

Вновь образующиеся наиболее важные документы военного характера должны были поступать в созданное в 1914 году Центральное хранилище военно-исторических дел действующей армии. Дела штаба верховного главнокомандующего поступали непосредственно в Военно-ученый архив. При штабах фронтов учреждались полевые отделения Военно-ученого архива, а при штабах армий - особые делопроизводства, передававшие важные документы в Центральное хранилище.

Война нанесла большой ущерб архивам. Архивные материалы гибли под артобстрелами, в пожарах, в ходе эвакуаций. Например, значительные комплексы документов архивов Закавказья погибли в результате эвакуации их в 1915 году в Краснодар, Ставрополь, в окрестные станицы и хутора.

Война приостановила и работу архивистов по описанию дел: прекратился выпуск документальных изданий, архивных справочников.

Частновладельческие архивы. Правительственные мероприятия по отношению к архивам в дореволюционной России не затрагивали такую категорию архивов, как частные архивы. Частные архивы и их судьбы больше зависели от случайностей, часто после смерти владельца архива его собрания переходили в библиотеки и музеи - по завещанию, в других случаях продавались - иногда частями, часто частным лицам. Частновладельческие архивы чаще, чем исторические и ведомственные, гибли в результате военных действий, стихийных бедствий.

Характер состава материалов частных архивов определялся способами и целями накопления документов. Если документы отлагались у субъекта (лицо, семья, род), как продукты его жизни и деятельности, работы их предприятий, то такое собрание называлось частный архивный фонд (архив фондового характера). Цели накопления и сохранения фонда могли быть разными - документы фонда могли подтверждать в нужных случаях права владельца архива на имущество и привилегии; освещать историю рода владельца; сохранение документов с зафиксированными в них итогами экономической деятельности могли служить хозяйственным потребностям; сохраняли свои документы, в которых отражались основные этапы их биографии и трудов, - и творческие и общественно-политические деятели. Таким образом, в зависимости от целей накопления и хранения материалов складывались частные архивы: юридические, хозяйственные, генеалогические, литературные, научные, и другие. Архивы фондового характера также подразделяются на частновладельческие фонды (документы имений, контор по управлению фабриками, заводами, имениями и так далее) и личные фонды (документы, образовавшиеся в жизни и деятельности лица). Но это различие часто довольно условно.

Если в частном архиве отлагались документы о жизни и деятельности других субъектов, о каких-то выдающихся событиях, то такие частные собрания назывались архивами коллекционного типа. Цели создания таких архивов тоже были разными: одни коллекционировали автографы известных людей, независимо от их содержания; другие - материалы по их содержанию - по определенной тема; третьи - документы с наиболее яркими палеографическими, сфрагистическими и другими особенностями и признаками.

Прообразы частных архивов существовали еще в Киевской Руси: ведь раннефеодальные частные собрания были в основном комплексами преимущественно хозяйственных и частноправовых документов, хранились в них и списки культовых книг и литературных произведений.

В XVI-XVII веках, когда получает широкое распространение поместно-вотчинное землевладение, формируются два наиболее характерных вида частных архивов: поместно-вотчинные (с документами доказательств прав на землю, результатами хозяйственной деятельности) и фамильные архивы (с документами о родовитости и служебных заслугах предков, с перепиской родственников).

В XVIII веке новые комплексы документов накапливаются в поместных и фамильных частных архивах. В личных архивах государственных деятелей, полководцев откладываются важнейшие документы общегосударственного значения. Наряду с прежними видами частных архивов появляются и ценные частные коллекции - частные архивы коллекционного типа, собираемые государственными деятелями (А.Д.Меншиков, Д.М.Голицын, Я.В.Брюс), представителями высшего духовенства (Феофан Прокопович), историками (В.Н.Татищев, И.Н.Болтин). Особое место в ряду частновладельческих архивов занимали архивы монастырей и церквей - в прошлом крупных вотчинников. До секуляризации XVIII века архивы-библиотеки монастырей и крупнейших церквей обладали богатейшими собраниями документов юридического и хозяйственного характера. Позже - при секуляризации, - значительная часть документальных богатств у церкви была отобрана и поступила в ведомственные и государственные архивы. Тем не менее церковь продолжала оставаться обладателем значительных собраний исторических источников.

В XIX веке, еще шире, чем в XVIII-м получают распространение личные и литературные частные архивы государственных и общественных деятелей, писателей, ученых, издателей. Крупные коллекционеры появляются в среде купечества (И.Н.Царский, И.П.Щукин, И.П.Лаптев, Н.П.Филатов). Ценное собрание документов по отечественной истории составил Н.П.Румянцев, на основе его коллекции позже был создан Румянцевский музей. Коллекции ценных документов собирали и другие историки - М.П.Погодин, П.М.Строев, К.Ф.Калайдович. Коллекционирование становится коммерческим делом - особенно после крестьянской реформы 1861 года, когда многие помещики продавали свои имения, а с ними часто - и архивы. Черта XIX века - и появление коллективных коллекционеров частных архивов - таковыми являлись, например, многие московские и петербургские ученые, исторические, археографические, историко-литературные общества и организации, Академия Наук, иногда - губернские ученые архивные комиссии. В XX веке большие комплексы новых материалов отлагаются в частных архивах помещиков, в фабрично-заводских архивах частных предприятий. В связи с ростом банковского дела появляются архивы частных банков. В частных банковских сейфах нередко хранились и ценности - в том числе и частные архивы и коллекции. Создаются архивы синдикатов, акционерных обществ, других монополистических объединений. В этот период личные архивы и коллекции рукописей ученых стали передаваться Политехническому музею, библиотекам университетов.

Однако частные архивы были очень уязвимы и сильно страдали в ходе социально-политических, военных, природных катаклизмах. Многие ценные частные собрания погибли, например, в ходе Отечественной войны 1812 года (библиотеки и собрания документов графов Л.К.Разумовского, И.Г.Орлова, профессора Ф.Г.Баузе, и другие - в том числе собрания Шереметевых, Репниных, Мусиных-Пушкиных).

Распылялись ценнейшие частные архивные собрания и в моменты перехода их от одних владельцев к другим, во время тяжб. Архивы распродавались, в том числе и за границу. Был распылен архив А.С.Пушкина, разборкой которого по распоряжению Николая I занимался В.А.Жуковский: часть документов Жуковский оставил себе, а его сын позже подарил эту часть архива Пушкина коллекционеру А.Ф.Отто (Онегину), владельцу Пушкинского музея в Париже, созданного в 1860-е годы. Коллекция П.В.Анненкова с рукописями и автографами Пушкина после смерти коллекционера была распродана. В конце 1905 года был создан Пушкинский дом в Санкт-Петербурге (он станет крупнейшим научно-исследовательским учреждением), приобретший в 1909 году музей А.Ф.Отто (Онегина). Он был перевезен из Парижа после смерти владельца в 1920-е годы.

Во второй половине XIX - начале XX века была предпринята попытка издания документов частных архивов и их научного описания. Издавали их собственники архивов (например, С.Д.Шереметев), или Академия Наук, другие научные учреждения. В 1870-1895 годах было издано 40 томов “Архива князя Воронцова”, в 1890-1899 годах - 10 томов “Архива князя Ф.А.Куракина”, в 1901-1903 годах - 10 томов “Архива графов Мордвиновых”, в начале XX века также были опубликованы “Архив Раевских”, “Архив братьев Тургеневых” и другие издания документов частных архивов. В этих изданиях публиковались ценные исторические документы - дипломатического, военного, экономического характера. Несмотря на то, что многие публикации были неполными, выборочными, издание документов этих частных архивов существенно обогатило источниковую базу исторических исследований, а также способствовало сохранению документального наследия частных собраний.

Итак, к 1917 году в России существовала огромная сеть хранилищ документов, насчитывавшая около 30 000 архивов. Среди них выделялись исторические (государственные, законченные) архивы - такие, как Государственный архив МИД (Государственный архив Российской империи), Московский главный архив Министерства иностранных дел, Московский архив Министерства юстиции, Архивы древних актов в Киеве и Вильне и Харьковский исторический архив, Межевой архив, Военно-ученый архив Главного штаба, Лефортовский архив, и другие. Кроме того, существовало огромное количество ведомственных. текущих архивов - в центре (архивы Госдумы, Совета Министров, Сената, других высших и центральных учреждений. в том числе министерств, их департаментов) и на местах. В каждой губернии существовало до 1500 правительственных и общественных архивов (не говоря уже о частных): архивы губернского управления, жандармского управления, полицейского управления, воинских присутствий, окружного суда, камеры прокурора, уездных мировых судей, сиротского суда, нотариусов, губернской земской управы, уездных земских управ, городских управ, казенной палаты, контрольной палаты, фабричных инспекторов, акцизного управления, землеустроительных комиссий, лесничих, почтово-телеграфного округа и почтовых контор, духовной консистории, соборных и приходских церквей, губернских и уездных предводителей дворянства, учебных заведений, волостных правлений, существовали еще и монастырские архивы в каждой губернии.

Архивное дело в России, характеризовавшееся сильным влиянием ведомственности, отсутствием регулярного поступления оконченных дел из канцелярии в текущие архивы, а из них - в исторические, часто - классификацией без соблюдения фондовой структуры, - нуждалось в централизации и реформировании.

 








Date: 2015-06-06; view: 565; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.179 sec.) - Пожаловаться на публикацию