Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Архивы до первой четверти XVIII века





 

Архивы в Древнерусском государстве. С появлением письменности и источников на различных материальных носителях возникают и традиции хранения записей в специальных помещениях.

Такие хранилища существовали во многих рабовладельческих и раннефеодальных государствах. Существовали такие хранилища и в Древнерусском государстве. Они еще не были архивами в подлинном смысле слова. Ни в Киевском государстве, ни в государствах Запада в то время не различались понятия “архив”, как хранилище документов, “библиотека”, как хранилище книг, “казна”, как хранилище материальных ценностей. И документы, и книги, и материальные ценности и сокровища имели общее место хранения - в скотнице, казне, сокровищнице (в Западной Европе - scrinium, thesaurum, tresor). Писчий материал (пергамен) был дорог, грамотные люди и переписчики - редки, а письменные документы выступали своеобразным оружием в политической борьбе. Поэтому их и книги хранили в казне.

В летописях содержатся весьма ранние упоминания о существовании княжеских скотниц: например, в них есть сведения о том, что у князя Владимира существовала скотница, или о том, что Изяслав Мстиславич в 1146 году захватил скотницу во владениях Ольговичей.

Вероятно, документы имелись и в хранилищах при посадничьих дворах, в центрах хозяйственной деятельности княжеских дружинников. Предположительно, хранителями документов выступали тиуны и ключники князя, заведовавшие его казной.

С появлением христианства на Руси большие комплексы документов складываются в церквах и монастырях, сначала в ризницах, вместе с церковной утварью, облачением, культовыми книгами. В дальнейшем по мере роста монастырского хозяйства документы и книги из ризниц передаются в хозяйственную казну.

Вместе с зарождением феодальных поместий в процессе их деятельности возникают феодальные архивы. Помимо княжеских, монастырских, церковных, появляются и городские архивы. Специфическая черта феодальных архивов - дробность и множественность. Их документы активно использовались - например, в ежедневной хозяйственной деятельности, в летописании.



Однако от времени Древнерусского государства до нас дошло не так уж много остатков архивов, не много архивных документов. Документы гибли во времена восстаний, стихийных бедствий (особенно пожаров и наводнений), во время нашествий неприятеля: так, в 1203 году, когда половцы взяли Киев, разграблению подверглись Св. София и Десятинная церковь, в которых хранились книги и документы. Однако многие документы этого времени гибли уже позже - в XVI-XVII веках из-за того, что современники не видели в них исторической ценности и использовали старые документы на пергамене в качестве поделочного или вспомогательно материала - например, оклеивали ими крышки переплетов книг.

Архивы периода феодальной раздробленности. В этот период, так же, как и в предыдущий, письменные ценности еще не были обособлены ни от текущего канцелярского делопроизводства, ни от книжных собраний, ни от материальных ценностей и сокровищ. Все они по-прежнему хранились в скотнице, в казне.

В каждом княжестве имелись свои княжеские скотницы, в которых отлагались многочисленные “крестные” или “крестоцеловальные” грамоты, фиксировавшие договоры княжеств между собой, приглашения князей на княжение, и другие документы. Документы феодальных княжеств нередко в междоусобицах переходили из рук в руки. Например, в 1169 году ростово-суздальские князья, а тридцать четыре года спустя - черниговские, взяв Киев, захватили также книги и документы; в 1175-1176 годах книги и документы Владимира-на-Клязьме тоже стали трофеем. Весьма распространенной была практика уничтожения нежелательных документов: согласно логике того времени, уничтожение договорного документа освобождало от выполнения его обязательств. Кроме того, существовала практика уничтожения документов, юрисдикция которых аннулировалась. Она была распространена довольно широко, в том числе в одном из самых хорошо организованных по тем временам “архиве” - в “Ларе Св. Троицы”.

Возникают и многочисленные церковные и монастырские “архивы”. Компетенция церкви была весьма обширной: кроме собственно церковных дел, ее ведому подлежал и ряд гражданских и уголовных дел. Обычными исполнителями письменного делопроизводства церкви были низшие церковнослужители - дьяки. Из них и формируются кадры делопроизводителей и хранителей документов, на которых стали возлагаться канцелярские обязанности и в светских делах. С XIV века термин “дьяк” стал и синонимом должности лица, ведущего письменное делопроизводство.

В этот период свои “архивы” складываются в Новгородской и Псковской феодальных республиках, прежде всего как результаты деятельности вечевых собраний. Но документы откладывались не только в них. Новгородские купцы вели свои торговые дела компаниями, у каждой компании был свой святой покровитель - свой патрон, в честь которого строились церкви. Вокруг этих храмов сосредоточивалась деловая жизнь компании. Например, одними из наиболее значительных купеческих компаний в Новгороде были Ивановская компания с церковью Св. Ивана на Опоках и Пятницкая компания с церковью Св. Параскевы Пятницы. Кроме того, документы отлагались и в гостиных дворах - немецком, тверском, псковском, полоцком, смоленском и других.



В Псковской феодальной республике в Троицком соборе находился особый “ларь” с документами, ставший своеобразным “государственным архивом” Пскова. Около Троицкого собора во Пскове происходили вечевые собрания, поэтому вечевая канцелярия и хранилище вечевых постановлений, решения местных соборов духовенства, и некоторые другие документы хранились в сенях Троицкого собора. В этот прообраз архива - “Ларь Св. Троицы”, - горожане стали сдавать и частноправовые документы (в копиях и в подлинниках) - духовные грамоты (завещания), платежные расписки, заемные записи, судебные решения и другие. Хранение в “Ларе Св. Троицы” любого государственного или частного документа придавало ему силу и значение бесспорного акта. “Ларем” заведовал “ларник” - не только хранитель документов, но и чиновник, скреплявший акты городской печатью (надо заметить, ларники нередко злоупотребляли служебным положением, нередко совершали подлоги). Вероятно, в “Ларе” существовал уже какой-то перечень документов, позволявший ориентироваться в нем.

Единичные следы наличия учета наблюдались тогда и в других хранилищах письменных документов. В Ипатьевской летописи под 1288 годом помещена перечневая роспись коллекции книг, пожертвованных владимиро-волынским князем Владимиром Васильковичем в разные церкви и монастыри Волыни и Черниговской земли. Дошел до нас и перечень рукописей Слуцкого Троицкого монастыря, составленный в 1494 году. Наиболее ранняя из дошедших до нас описей Кирилло-Белозерского монастыря составлена в последнюю четверть XV века. Она состоит из двух отделов: краткой инвентарной описи, и распространенного описания отдельных рукописей. В последнем кратко характеризовался каждый документ сборников - указывалось его заголовок, начальная фраза документа, порядковый номер, число листов в документе, и другие сведения. На основании вышеуказанных примеров можно сделать заключение, что к тому времени уже был накоплен некоторый опыт описания собраний письменных ценностей, прежде всего в монастырских хранилищах.

Архивы в Централизованном государстве. Царский архив. Архивы приказов и местных органов управления. В процессе становления Русского централизованного государства шел и процесс собирания документов и архивов феодальных княжеств.

Ликвидируя политическую самостоятельность феодальных княжеств (Ярославского, Тверского, Ростовского, Суздальского, Рязанского и других) и отвоевывая земли у Литвы (Смоленская земля), московские князья увозили в Москву и их документальное наследие. Князья этих княжеств сопротивлялись увозу документов, пытаясь уберечь их, передавали на хранение в церкви и монастыри, митрополиту. Но это не спасало документы от изъятия.

Изъятие же архивных документов у Новгорода и Пскова велось более осторожно и постепенно. Так, Иван III после победы над новгородцами на реке Шелони в 1471 году забрал лишь договорные документы Новгорода с польским королем Казимиром IV, захваченные в новгородском обозе. В 1478 году при присоединении Новгорода вновь были изъяты лишь договорные грамоты с Польско-Литовским государством. В 1550 году Иван Грозный отобрал у Новгорода в Московскую казну его “рядовые” грамоты - договоры Новгорода с князьями. Тогда же частичное изъятие документов коснулось и монастырей: в 1550 году Иван Грозный записал в Судебник требование изъять у монастырей жалованные грамоты.

В период Ливонской войны (1558-1583 годы) - когда, с одной стороны, на Новгород и Псков пало подозрение Москвы в “изменах”, а с другой, возникла необходимость расширения служилого землевладения за счет монастырского, - во время карательной экспедиции 1570 года на Новгород и Псков были захвачены “ризная казна” в Св. Софии, казна архиепископа, казны многих церквей и монастырей в Новгороде и близ него.

В период существования централизованного государства в руках московских князей оказывается еще один важный комплекс документов - документы так называемого “татарского письма”, документы периода Золотой Орды. Это так называемые “дефтери” (под этим названием они значились в московских описях, так называли документы, писанные на пергамене), “ярлыки” (называвшиеся также “тарханными грамотами”, от слова “тархан” - владетель земель, получивший от хана ярлык) и “пайцзы” (“байсы”). В золотоордынских диванах (канцеляриях) письменное делопроизводство столь развито, что в нем выработались трафаретные образцы официальных бумаг (называемые на Западе формулами). Золотоордынским документам придавалось большое значение и после падения Орды. Так, православная церковь в XVI веке использовала ханские ярлыки для защиты своего землевладения. Основной комплекс документов “татарского письма” составляли документы, отложившиеся в архивах Московского государства.

Постановка архивного дела в этот период мало отличалась от предыдущего. До нас дошло немало монастырских описей XVI века: тогда монастыри особенно тщательно учитывали и описывали, хранили документы, как оружие в борьбе за свои земли. В описях XVI века бытовали не только перечни книг, но и перечни документов - документы описывались каждый отдельно, либо по группам. В некоторых описях описывались внешние особенности отдельных документов: например, указывалось, что грамота написана на харатье - пергамене, - или на бумаге, упоминалось наличие печати на документе, выдача документа тому или иному лицу. Часто архивные материалы назывались по именам тех лиц, которые вели делопроизводство.

Важнейшим архивом в государстве являлся так называемый “Царский архив”, основу которого составили документы Московского великокняжеского архива. В второй половине XVI века было составлено несколько описей на этот архив, но сохранилась лишь опись 70-х годов XVI века. Эта опись во время польской интервенции начала XVII века вместе с другими документами была увезена в Польшу, где ее включили в состав Литовской Метрики (архив Речи Посполитой). Опись была возвращена в Россию лишь в конце XVIII века, после третьего раздела Польши. Она была опубликована в 1836 году в первом томе “Актов Археографической экспедиции” под названием “Опись Царского архива”.

Документы Московского княжества хранились в казне. Ввиду этого на Казенном дворе велись и переговоры с иностранными послами - чтобы в любой момент можно было бы обратиться к необходимым документам. Здесь же оформлялись указы царя и приговоры Боярской Думы, велась текущая переписка. Казна и Казенный двор, таким образом, сочетали функции хранилища материальных ценностей, государственной канцелярии, государственного архива. Однако именно в годы составления Описи Царского архива идет процесс перераспределения поступающих в казну документов - по приказам, по приказным архивам.

Наибольшее количество перечисленных в описи документов - документы дипломатические, однако было немало и документов, относящихся к вопросам внутреннего управления - в частности, документов, изъятых у князей феодальных княжеств, Новгородской и Псковской республик, у монастырей, и другие. В опись также были включены книги, чертежи, издания справочного характера (Судебник, Апостол, Евангелие, Коран и другие), некоторые печати и образцы иностранных монет.

Судя по описи, документы Царского архива хранились в разных ящиках, ларях, коробах. Документы обозначались по фамилиям дьяков и подъячих. Строгой системы размещения документов не было, как не было и четких общепринятых приемов их описания: некоторые документы описывались индивидуально, другие - группами, не были обозначены признаки и внешние особенности документов, их состояние. Часто содержимое ящиков вообще не раскрывалось. Зато чаще всего фиксировалось, кто и когда брал те или иные документы.

Царским архивом ведал глава правительства “Избранной рады” А.Адашев, руководивший здесь также летописанием. После его опалы 1560 года руководством летописанием занялся сам Иван IV, а текущими делами архива - думные дьяки.

Впоследствии архивные материалы, указанные в описи Царского архива, вошли в архив Посольского приказа, и вместе с его материалами вошли в Московский главный архив Министерства иностранных дел. Всего в описи Царского архива 1570-х годов было указано 231 ящик с документами, согласно описи Посольского архива 1614 года, к тому времени сохранилось свыше 50 % документов. В настоящее время сохранившиеся материалы Царского архива находятся в РГАДА.

С XVI века вплоть до начала XVIII века центральными учреждениями Московского государства были приказы. В приказах отлагается огромное количество документов. Делопроизводство в приказах вели дьяки и подъячие, ими и были выработаны основные традиционные письменные формы отечественного делопроизводства того времени. Они включали три основные формы: 1) “столпы” или столбцы - в таких делах листы всех документов склеивались нижним концом с верхним концом следующего, места склейки назывались “сставами”, на них на обороте расписывались челобитчики, свидетели, писали адреса, делались пометы, здесь же указывалось название дела. Сставы, во избежание фальсификаций, скреплялись особой “скрепой”. Столбы иногда достигали нескольких сотен метров в длину, так, Соборное Уложение 1649 года состояло из скрепленных листов, общая длина которых составляла 309 метров; 2) “тетради” - эта письменная форма была заимствована из Византии, документы в таком деле сшивались в форме тетради; 3) “книги” - близкая к тетрадной форма, дело представляло собой несколько сшитых между собой тетрадей документов. Однако помимо этих трех основных письменных форм существовали и другие. Существовали и отдельные законодательные акты, оформленные в виде грамот.

Дела увязывали в “связки” или “свертки” обычно по единству содержания их документов. Однако нередко в связки увязывали и “рознь”.

В каждом приказе обычно трудились 3 - 15 дьяков и до нескольких сотен подъячих (в Поместном приказе их было до 800 человек). Отделы приказов назывались “повытья” и “столы”. Ввиду сложности структуры приказов некоторые категории документа постепенно были обособлены от текущего делопроизводства. Так в приказах появились архивы - собрания документов, более или менее отделенных от самих столов и повытий (их складировали в специальных помещениях - “казенках”).

Сначала приказы и их архивы помещались в тесных неприспособленных помещениях. В 1547 году в сильном пожаре сгорел почти полностью Кремль и большая часть Москвы. В 1626 году случился страшный “московский большой пожар”, пострадали документы приказов, в частности, особенно пострадали архивы Поместного и Разрядного приказов. После этого пожара для приказов было выстроено каменное двухэтажное здание в Кремле, где также расположились и архивы приказов (впрочем, пожары не щадили архивы приказов и позже: в пожаре 1701 года пострадал архив приказа Казанского дворца, в пожаре 1702 года - Посольского и Малороссийского приказов). Комнаты, в которых хранились документы, были оборудованы железными дверьми с засовами, на окнах были железные решетки. Как и в Царском архиве XVI века, документы хранились по ящикам, сундукам, коробам. Однако хранить и описывать их стали более тщательно и подробно. Некоторые архивы даже были оборудованы полатями и шкафами. Правила хранения документов были довольно строгими - с ночными дежурствами, со сменными дневальными внутри и снаружи. Однако описание документов оставляло желать лучшего: к концу XVII века почти в половине приказов не было еще налажено дело упорядочения и описания документов. В 1680 году специальным указом приказы обязывались “дела описать и счесть” и предъявить описи царю. Однако уже имевшиеся в это время описи в массе своей были более совершенные, чем описи предыдущего периода: раскрывались глухие заголовки, иногда даже слишком подробно, в описях перечислялись внешние особенности документов - их материал, язык, наличие печатей, подписей, дефекты, следы порчи, степень ветхости документа. В приказных архивах в это время появляется такой важный элемент учета, как нумерация архивных дел, а не только мест их хранения - ящиков, коробов.

В некоторых приказных архивах появляются элементы справочного аппарата и кроме описей: “главы”; указатели к описям (“азбуки” и “азбуки по алфабету”). Главы представляли собой оглавления материалов в книгах или в архивном деле - это внутренние описи документов в данном деле. Азбуки возникли таким образом: справки в архивах приказов наводились в основном об определенных лицах, для удобства поиска на полях описи рядом с заголовком документа или дела ставились инициалы того лица, которое упоминалось в документе. Такие испещренные буквами описи стали называть “азбуки”. “Азбука по алфабету” получалась, если в отдельную тетрадь (книгу) эти инициалы и фамилии переписывались в алфавитном порядке, а против каждой фамилии указывался номер и год дела (книги), в котором содержались сведения об этом лице.

Наиболее важными из приказных архивов были фонды архивов Посольского, Поместного, Разрядного приказов.

В архиве Посольского приказа осели документы “Царского архива”. Здесь хранились грамоты, договоры русских феодальных земель и княжеств, трактаты с европейскими и азиатскими государствами, сюда поступали статейные списки - отчеты русских посольств в виде дневников, дела о приездах в Москву иностранных послов и переговорах с ними. В архиве хранились “государевы родословцы”, “титулярники”, документы, содержавшие сведения о московских князьях и русских царях. Позже к Посольскому приказу отошли архивы приписанных к нему Малороссийского, Великороссийского, Печатного, Смоленского, Литовского и других приказов. В конце XVII века в архив были переданы документы финансовых приказов.

Поместный приказ ведал распределением земель служилым людям. В его архиве хранились, в частности, такие документы, как писцовые книги (перепись мужского совершеннолетнего населения с описанием земель, угодий, промыслов, торговых заведений), переписные книги (поименная перепись с указанием возраста, чаще всего - тяглого мужского населения, велась по населенным пунктам), дозорные книги (с результатами обследования районов, пострадавших от вторжений или стихийных бедствий), платежные книги (составлялись для раскладки и сбора повинностей на основе писцовых и дозорных книг), межевые книги (с зафиксированными границами владений), отказные и отдельные книги (со сведениями о крестьянских дворах и землях, отданных во владение помещику или вотчиннику), отписные книги (с описанием конфискованных в пользу государства имений, дворов и имущества), и многие другие.

Разрядный приказ заведовал военным управлением, службой, стратегически важными территориями. В его архиве отлагались такие документы, как именные списки бояр, окольничих, дворян, начальных людей в полках, судей и личного состава приказов; разрядные книги со сведениями о ежегодных назначениях на военную, гражданскую и придворную службы; отчеты с мест об обороноспособности городов; и многие другие.

После того, как был создан приказ Тайных дел, в задачи которого входило осуществлять контроль за всеми приказами, в 1654 году был создан и архив приказа Тайных дел с материалами следствий по важным политическим делам, о контроле за деятельностью других приказов и должностных лиц, документы по управлению царским хозяйством и другие. Сюда были стянуты многие архивные дела 29 приказов. Они были возвращены приказам после ликвидации приказа Тайных дел и его архива в 1676 году.

Архивы местных учреждений. Комплексы документов отлагались и в ходе деятельности органов местного управления. Согласно Судебнику 1550 года старосты, сотские и десятские должны были вести “разметные книги” - с указанием имущественного положения и повинностей посадских людей. Письменные дела при мирских органах оформляли “земские дьяки”, заведовавшие своеобразной “канцелярией”. Позже создаются земские избы, в архивы которых - “земские ларцы”, - поступали материалы по судебным делам над посадским и черносошным населением, дела по сбору податей и пошлин, и так далее.

После смены земского управления воеводским, архивы земских органов унаследовали съезжие избы воевод.

Огромное количество документов на местах хранилось в архивах монастырей и церквей. Хотя Иван Грозный в 1570 году и отобрал значительные комплексы документов у монастырей, но немалая часть их продолжала храниться там, накапливались новые документы. Монастырские архивы отличал сравнительно высокий уровень учета и описания документов.

Документы на местах, в провинции хранили в лукошках, ларях, сундуках, коробах. Состояние документов на местах было намного хуже, чем в столице: не было сносных помещений (удачным помещением для документов считались, например, житницы, амбары, зелейные (пороховые) погреба, документы массами гибли ввиду плохих условий хранения. Огромный ущерб местным архивам (впрочем, как и архивам в центре) наносили пожары. Но документы гибли и из-за нерадивости местных чиновников. Гибли документы также во время восстаний и войн.

Документы в центре и на местах гибли также и вследствие сознательного уничтожения документов, не представлявших практического значения для современников. Так, в 1682 году при отмене местничества было сожжено большое количество разрядных книг.








Date: 2015-06-06; view: 318; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.013 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию